Эмигрант с Анзоры

Тема

Аннотация: История Ландзо Энгиро, его побега с Анзоры и дальнейшей жизни на Квирине. История любви, дружбы, веры и поиска истины, сражений и испытаний.

---------------------------------------------

Йэнна Кристиана

Примечание.

Все события, описываемые в романе, носят чисто фантастический характер. Автор убедительно просит не связывать их ни с какими земными реалиями. Особенно это относится к 1й и 7й частям романа. Понимая, что социальную фантастику невозможно не привязывать к конкретному политическому моменту, все же просим помнить, что описываемые миры и организации ни в коем случае не являют собой прямых аналогий каким бы то ни было государствам и организациям Земли, а лишь отражают те или иные земные тенденции, идеи, направления развития.

В романе использованы известные и малоизвестные русские поэтические тексты, так как автор счел их наиболее уместными для передачи конкретных настроений, не пользуясь соответствующими квиринскими текстами из-за трудности их передачи на русском языке. Иными словами, роман адаптирован для земного, более того — русского читателя .

Часть 1. Побег.

Все это началось в тот осенний день, когда я заканчивал неделю административной повинности в новом корпусе. Вообще-то я сборщик, и довольно неплохой, но административку рано или поздно приходится проходить всякому. И как правило, она куда хуже основной работы. В этот раз я залетел из-за того, что после отбоя возвращался от Пати — заговорились, называется.

И что самое интересное, за эту неделю она даже ко мне не подошла ни разу. Хотя влетел я из-за нее, и по справедливости, она тоже должна была бы сейчас на новом корпусе работать вместо своего парашютного цеха. Могла бы хоть в столовой подойти, посочувствовать... вот и пойми, как она к тебе относится.

Я помню, что работал весь день один. Как обычно на административке, меня поставили туда, куда по доброй воле никто не полезет. В подвалы нового корпуса — вычерпывать воду. Была холодрыга — градусов пять всего, уровень воды (ледяной) значительно превышал уровень моих резиновых сапог, насос то и дело ломался, я проклинал все на свете. Под конец я вычерпывал воду совковой лопатой. Единственное, что во всем этом было радостного — завтра мне уже не придется заниматься всей этой ерундой. Я приду в свой чистый и сухой цех, встану к родному сборочному столу... Буду обмениваться краткими репликами с ребятами, и на перерыв пойду вместе с ними.

В этот день, кроме всего прочего, я не обедал. Административщиков не отпускали днем в столовую, нам должны были привезти обед на объект, но я прозевал это время — точнее, меня забыли позвать наверх. К вечеру у меня уже и голод прошел — так, слабость какая-то и апатия. Даже в столовую не очень-то хотелось идти. Но это довольно привычное состояние, на него я просто не обращал внимания.

Уровень воды остался довольно низкий, завтра следующие бедолаги будут уже тряпочками за мной собирать. Бригадир глянул одним глазком и отпустил меня без замечаний.

Надо было бы, по идее, зайти домой и переодеться в сухое. В сапогах у меня хлюпала степлившаяся жижа. Но особого дискомфорта я уже не ощущал — привык, а наша общага стоит где-то в километре от нового корпуса и в полукилометре от столовой. В шесть часов столовая уже открывается. Пока туда-сюда бегаешь... К тому же я просто устал. Короче говоря, я направился в столовую прямо в строительной брезентовой спецовке, в резиновых сапогах. По дороге заскочил к Арни в мастерскую.

Арни, как и мы, работает сборщиком. Хотя у него талант, и в школе он даже обучался на специальных художественных курсах. Но мест в Магистерии Искусств не предвидится, так что художником ему не быть все равно.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке