Друг мой, враг мой (2 стр.)

Тема

"

Тратить нервы на пустяки главнокомандующая не умела. Через минуту она весело посмеивалась и над собой, и над Тр'Кайлом:

"Люди-люди! Если однажды вы перестанете воевать друг с другом, хитрить и обманывать, звезды замедлят вращение, планеты сойдут со своих орбит!.."

Она откинулась на спинку мягкого бархатного кресла и с холодной иронией вспомнила о том, что еще пару минут назад называла космический корабль "Кирасс" клеткой. Нет, это летящее в космосе сооружение из металла, стекла и пластика, населенное двигающимися, борющимися, едящими все вокруг себя существами, мало напоминало бездушную конструкцию из железных прутьев.

"Они действительно уверены в том, что смогли обвести меня вокруг пальца! – Эл с веселым презрением оглядела кабину. – Ну что ж, друзья! Стелите в конуре помягче, кормите старую лисицу мясом пожирнее. Поставьте ее во главе экипажа и надейтесь на то, что она не заметит, что ее приказы мало кого волнуют". – Эл улыбнулась.

"Суссе-трай" – этой кличкой наградил главнокомандующую экипаж ее старого корабля. Какой она виделась им? Пожалуй, вечно недовольной старой бестией, сующей свой нос куда надо и куда не надо. Суссе-трай была опасна даже тогда, когда казалась беспомощной и беззащитной. Старая матерая лисица, привыкшая из любой схватки с врагом выходить еще более сильной и опытной. Да, конечно, ее можно посадить в клетку с толстыми железными прутьями; можно побить палкой, можно посмеяться над се агрессивной беззащитностью, но оскорбления она запомнит на всю жизнь и найдет способ отомстить. А мало ли способов отомстить у старой хитрой лисы? Скажем, зазевавшемуся противнику можно отхватить лапу... Нет, это грубо... А можно – затаиться в глухомани и выжидать, когда же наконец все враги помрут от старости. Конечно, это не в ее характере, но ведь после смерти врага остается его могила. А с могилой можно делать все, что угодно...

Эл вздохнула и нахмурилась. Она была явно недовольна собой.

"Грубо, а может быть, глупо. – Она посмотрела на потолок и подумала. – Интересно, а удалось ли Т'Лиун установить в моей комнате подслушивающее устройство? Нет, так нельзя. Я становлюсь такой же грубой и глупой, как они. Над этим стоит подумать".

Эта правда ей не нравилась так же, как не нравилась современная молодежь. Все этические нормы, выработанные их цивилизацией, откровенно отбрасывались молодыми в сторону. Вежливость, порядочность для юного поколения стали пустыми словами, ненужными помехами на пути к скорому успеху. Это было плохо. Но то, что ей, Эл Ай'Мезан Т'Лайлу, придется самой опускаться до их уровня вместо того, чтобы рисковать и идти вперед так, как это было принято в древней цивилизации ригганзу-ромуланцев, уязвляло и раздражало ее.

"Да нет! Не бывать такому позору! – устало подумала она. – Бороться с ними их методами – верный способ уподобиться им. Я пойду к победе честным путем. Что же касается проекта Левери-пять..."

Эл встала, прошлась по мягкому ковру и остановилась у "предмета роскоши", который она позволила себе в личной комнате. Нет, это была не туалетная комната, не шелковое постельное белье, не роскошная осветительная аппаратура – такие безделушки не привлекали главкома. Ее характер, твердый и острый, как старинный меч, не позволил бы ей опуститься до сладкой патоки женских романов. В ее каюте находился настоящий иллюминатор!

Толстое огнеупорное стекло с чуть заметным синеватым оттенком, а за ним – горячие звезды. Звезды приближались к кораблю, летящему со скоростью, близкой к скорости света, какое-то время висели неподвижно, потом стремительно уносились в никуда.

– Так же, как я. Из ниоткуда в никуда. И так всю жизнь. Из галактики в галактику, из вечности в вечность. Каждый день – битва. А где битва, там, как известно, и кровь...

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке