Нарушение углеводного обмена (20 стр.)

Тема

3.4. Диагностика диабета – рискованнее "русской рулетки"!

Константин Монастырский - Нарушение углеводного обмена

Если мне не изменяет память, то шанс погибнуть, играя в русскую рулетку (с револьвером), – один из шести… Игры с диабетом куда опаснее: из 15,7 млн. американцев больных диабетом, 5,4 млн. (34%) считаются больными, но без "официально" установленного диагноза. О какой "диагностике" идет речь, когда каждый третий больной не лечится и пребывает в полном неведении о своей смертельно опасной болезни! Давайте разберемся.

3.4.1. Какoва глупость, таков и диагноз

Принципиальный критерий диагноза "сахарный диабет" – повышенное содержание глюкозы в плазме крови пациента (по англ. serum – сыворотка). Уровень глюкозы выясняется с помощью анализа крови.

Поджелудочная железа выделяет гормон инсулин, который регулирует уровень глюкозы в крови. Чем больше в крови глюкозы, тем больше выделяется инсулина. Если инсулина не достаточно, уровень глюкозы возрастает. Нетрудно связать первое, второе и третье в формальную логическую цепочку: если высокий сахар – значит низкий инсулин; если низкий инсулин – значит больная поджелудочная железа. Увы, это как раз тот случай, когда простота – хуже воровства: за примитивной логикой "высокий сахар – низкий инсулин" следуют не менее примитивные диагностика и лечение.

Если регулярно, с разгона, биться головой о стенку и так же регулярно ставить диагноз "сотрясение мозга" вместо "кретинизм", можно до бесконечности лечить последствия сотрясения мозга, а не кретина, на чьих плечах сидит эта голова. Точно так же с диабетом: если систематически загружать организм количеством углеводов, многократно превышающим его потребности и возможности, а затем диагностировать и лечить "повышенный сахар", результаты будут такими же идиотскими, как и причина.

К сожалению, корни этой невероятной глупости уходят в далекое прошлое, когда критерием "сахарного диабета" действительно был патологический дефицит инсулина, а не хронический избыток глюкозы в крови, который легко регулируется исключением углеводов из пищи. Фредерик Бантинг получил Нобелевскую премию по медицине именно за "открытие" инсулина в 1921 году, а не за формулировку этой прописной истины.

Так, перепутав причинно-следственные связи инсулинзависимого диабета (редкая, но реальная патология поджелудочной железы) с инсулиннезависимым диабетом (исключительно результат избытка углеводов в питании), современная диагностика "сахарного диабета" концентрируется на "повышенном сахаре" вместо "пониженного инсулина", а терапия – на увеличении инсулина в крови любой ценой, вместо элементарного устранения избытка углеводов в тарелке. В руководстве для врачей так и написано:

"Главная задача диагностики – выявить больных, которым грозят симптомы гипергликемии (повышенного сахара), ДКА (диабетического кетоацидоза) или НКГГК (некетозной гипергликемической гиперосмолярной комы) и поздние клинические осложнения, отсеяв тех, у кого уровень глюкозы в плазме колеблется вблизи верхней границы нормы, не предвещая опасностей, связанных с СД (сахарным диабетом)".

Эта рекомендация абсолютно безграмотна как с теоретической точки зрения (ДКА и НКГГК – последствия гипергликемии, а не самостоятельные симптомы), так и с практической – она дает возможность выявить только основательно запущенных больных и эффективно "отсеивает" уже больных, но еще не безнадежно запущенных, и тем самым оставляет им card blanche продолжать травить себя углеводами вплоть до этих самых аббревиатур (ДКА и НКГГК) в реанимационном отделении местной больницы.

Когда уровень глюкозы в крови достигает 200 mg/dl (миллиграмм на децилитр, ›0,02%), избыток глюкозы в кровяном русле выводится почками в мочу (осмос глюкозы, отсюда - гиперосмолярная кома). На "практике" это означает характерные для диабета частые, обильные мочеиспускания, интенсивное потение, ощущение жажды и сухости во рту. Так что, если вы или ваши близкие пока лишь несколько раз за ночь ходите в туалет и держите стакан-другой воды на ночном столике, догадайтесь сами, чем вы "больны". Гиперосмолярная кома – это уже следствие запредельного обезвоживания организма, особенно опасного для детей и пожилых, более склонных к обезвоживанию. Больным в таком состоянии вводят физиологический раствор и дозу инсулина и дают стакан яблочного сока, чтобы избежать обратной крайности – гипогликемического (теперь – мало глюкозы) обморока.

Гиперосмолярная кома может случиться у обезвоженных детей и взрослых и без всякого сахарного диабета – в результате хронической или эпизодической инфекции почек или мочеиспускательных путей, сопровождающейся интенсивным мочеиспусканием, или от сильного потения после парной, горячей ванны или на пляже. Обезвоженные, они утоляют жажду колами и подобными сладкими напитками. Комбинация кофеина (мощное мочегонное) с одной-двумя столовыми ложками сахара в каждом стакане колы создает в организме ребенка ситуацию, которую ёмко описывает американизм double jeopardy (двойная опасность) со всеми, в полном смысле этого слова, "вытекающими" последствиями (подробнее см. раздел "Это мы не проходили, это нам не задавали").

Как правило, таким "больным" ошибочно ставят диагноз диабет I типа и отпускают из больницы с предписанием пользоваться инсулином до конца жизни. Месяц-другой такого "лечения" – и у пациента действительно появляются симптомы "сахарного диабета". Во-первых, поджелудочная железа прекращает вырабатывать инсулин за ненужностью, а регулярные инъекции инсулина и, для баланса, углеводы в диете ускоряют развитие осложнений сахарного диабета: увы, синтетический инсулин – не родня "родному"…

3.4.2. Приходите натощак – низкий сахар гарантирован!

Ура, у меня нормальный сахар!… Чего же вы хотите? Вы же сдавали анализ крови натощак, через 10-16 часов после последнего приема пищи… Откуда же у вас в крови взяться "сахару"? Тем более, если "у большинства больных в значительной (хотя и не в одинаковой) степени сохраняется способность секретировать инсулин…", не говоря уже о том, что гипогликемия (очень низкий "сахар") либо всегда предшествует диагнозу запущенного сахарного диабета, либо – сопутствующее состояние.

С точки зрения биохимии организма, даже очень больного, 10-14 часов – вечность. Измерять уровень сахара в крови натощак с целью ранней диагностики и предупреждения сахарного диабета так же эффективно, как реанимировать "больного" через 10 часов после смерти… И это уже не считаясь с тем, что:

• Многие пациенты слишком рьяно интерпретируют "натощак" и едят последний раз в 6-7 часов вечера (за 15-16 часов до анализа).

• У всех тестируемых пациентов, за исключением больных с почечной недостаточностью, осмотические свойства избыточной глюкозы в крови, о которых я писал выше, дают возможность организму быстро вывести излишки глюкозы (выше 200 mg/dl).

• Стакан-другой воды натощак (а пить обычно не запрещается, тем более "жаждущим" диабетикам) эффективно уменьшает уровень глюкозы в крови. Многие лекарства имеют такой же эффект.

• Стресс – утренние сборы, зарядка, глубокое дыхание, поездка к врачу (особенно за рулем), ожидание в очереди, страх иглы и волнение в офисе врача – все это энергично "сжигает" последние толики глюкозы в крови пациента вплоть до головокружения, тошноты и обморока, т.е. симптомов "низкого сахара".

Такая примитивная практика диагностики диабета натощак и без малейшего учета массы сопутствующих факторов пришла из далекого прошлого, когда врачи диагностировали диабет, пробуя на вкус мочу больного. (Глюкоза в крови выше 200 mg/dl – моча слаще… Как в том анекдоте, хоть он и "с бородой": Абрам, ты где был? – Мочу сдавал. – А почему обратно несешь? – Так ведь сахар нашли!…)

Когда же эту неаппетитную процедуру заменили анализом крови, слишком уж у многих пациентов после еды, особенно, богатой углеводами, цифры начали "зашкаливать" в диагноз "сахарный диабет". Стали "диагностировать" натощак, чтобы (согласно справочнику!) отсеять начинающих и выявить самых запущенных больных, которым уже грозит кома.

Вот, собственно, почему у такого колоссального числа пациентов диагноз поставлен или слишком поздно, или неправильно, или не поставлен вообще.

Настоятельно не рекомендую искать причину этой проблемы в вашем враче или врачах – они ставят диагноз и лечат (кто более добросовестно, кто менее) так, как их учат. По моим наблюдениям, процент врачей и членов их семей, страдающих от недиагностированного сахарного диабета, не менее высокий, чем среди людей, далеких от медицины. Печально, но факт – они такие же жертвы системы, как и их пациенты.

3.4.3. Сам себе анализ

С какой бы стороны мы ни подходили к раннему диагнозу инсулиннезависимого сахарного диабета (СД-II) на основании анализа крови – будь то на уровень глюкозы, будь то на уровень инсулина, будь то на динамику того и другого под нагрузкой (наиболее точный метод: принимая глюкозу с определенными интервалами в течение нескольких часов), – ни то что идеального, даже относительно приемлемого способа нет. Слишком много внешних и внутренних факторов влияют на динамику глюкозы и инсулина в крови, чтобы считать такие анализы объективными.

Если вас действительно волнует уровень "сахара" в вашей крови и ваши будущие шансы "заразиться" диабетом, вот несколько простых признаков, описанных Международной федерацией диабета в статье Каковы предупреждающие признаки диабета? (What are Warning Signs of Diabetes?):

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке