Слепой Агент (Последний долг, Золотой поезд)

Тема

Аннотация: Сергей Майоров работает в милиции и пишет книги. По манере изложения его сочинения напоминают произведения признанного мастера детективного жанра А. Кивинова. Предлагаемый роман привлечёт внимание читателей, ценящих в детективе лихо закрученный сюжет, особую манеру изложения автора и юмор.

---------------------------------------------

Сергей Майоров

Слепой Агент

Пролог

Август 1995

Дождь шёл с самого утра и переставать, похоже, не собирался. Посмотрев на затянутое серыми тучами небо, Быков плюнул под ноги, растёр плевок по асфальту и направился к машине, глубокими затяжками докуривая сигарету. Немчинов уже сидел за рулём, смахивал щёткой пыль с панели приборов. Увидев напарника, он включил двигатель и облокотился на руль. Приоткрыв дверцу, Быков оглянулся, сделал последнюю затяжку и отбросил окурок далеко в сторону. Легко опустившись в высокое кресло, он передёрнул плечами:

— Бл…дская погода!

— Это точно. — Немчинов мягко включил передачу и отпустил сцепление. — Она всегда бл…дская.

Синий «ниссан-террано» описал полукруг по площадке для отдыха, на мгновение замер у кромки шоссе, пропуская тяжёлый грузовик, и стремительно помчался в левом ряду, слегка подрагивая на выбоинах асфальта.

Время приближалось к вечеру. Начав работу с раннего утра, они до сих пор не обедали, холодное кофе с чёрствыми гамбургерами в придорожном кафе — не в счёт. Быков, откинувшись на подголовник и наблюдая, как стекает вода по ветровому стеклу, думал о том, что следующую сигарету закурит не раньше, чем через три часа. Или после того, как что-нибудь случится. В принципе, ничего случиться не могло, но загадывать далеко вперёд не имело смысла. Он давно уже заметил, что любой разговор о планах на будущее начинает со слов: «Если всё будет нормально…»

Все не может быть нормальным постоянно. Тем более, когда тебе под сорок. Да, тебе изрядно везёт, и всё же неминуемо приближается день, когда это самое везение перейдёт на сторону соперника.

— Брюхо болит, — неожиданно для самого себя сказал Быков и, когда напарник недоуменно посмотрел на него, потёр живот. — Похоже, желудок… От курева. Бросать надо.

Немчинов пожал плечами. Раньше он курил трубку, предпочитая самый крепкий табак, но пять лет назад ему прострелили лёгкое и с курением пришлось завязать. Теперь он не выносил даже лёгкий сигаретный дым и не любил говорить по этому поводу — в голове мгновенно вспыхивали воспоминания о том, как он полз, истекая кровью, вдоль дороги в южной части Нагорного Карабаха; холодная январская ночь казалась бесконечной, и он шёпотом проклинал чужие, незнакомые звезды.

Так получилось и на этот раз — слова напарника вызвали цепочку воспоминаний, и сжимавшие рулевое колесо крепкие руки дрогнули, заставив встречные машины шарахнуться от мчавшегося джипа.

Ещё несколько минут Быков продолжал массировать живот, пока не убедился, что боль утихла. Он задремал, медленно склоняя голову все ниже и вздрагивая, когда колеса попадали в слишком глубокую выбоину. Короткое время ему удалось поспать по-настоящему, но, как только машина въехала в какой-то городок и Немчинов затормозил перед светофором, он сразу же открыл глаза:

— Где это мы?

— Скоро приедем.

Быков давно привык к замкнутости и лаконичности напарника. Поёрзав в кресле и найдя удобное положение, он стал осматриваться по сторонам. Получалось, что до цели действительно не больше десяти минут, и то с учётом расставленных на каждом углу светофоров и запрещающих знаков.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке