Пожар (17 стр.)

Тема

Кибрит и Знаменский встречаются на лестнице Пет­ровки, здороваются.

– Ну, отмылась от сажи?

– Не говори! До сих пор в горле першит. Как у тебя?

– Помаленьку.

Рядом возникает Томин:

– Привет! Паша, я тебе обзвонился!

– А что?

– Начала раскручиваться вот такая, – поднимает большой палец, – криминальная история! Просто созда­на для нас с тобой! И Зинаиду примем, если попросит.

– Еще куча работы с пожаром, – говорит Знамен­ский.

– Паша, не будет тебе прощения, если откажешься!

– Ладно, созвонимся.

Знаменский направляется к себе для последней бесе­ды с Гуторской, утерявшей ныне всю свою заносчивость.

– Стольникова созналась – очередь за мной. Этого вы ждете. И видите во мне главную преступницу! – обречен­но говорит она.

– Ангелом я вас не считаю.

– Не могу найти слов… и, очевидно, бесполезно… но я невиновна! Ни в пожаре, ни в недостаче! Клянусь вам!

– Чем? – вдруг заинтересовывается Пал Палыч.

– Что?

– Чем клянетесь?

– Чем угодно!

– «Чем угодно»… Не впечатляет, – непонятно для Гуторской хмыкает Пал Палыч.

– Я знала, что не поверите!

– Как раз верю. Подозрение в поджоге с вас снято. Известно также, что в хищениях вы участия не принимали. Стольникова решительно все берет на себя.

– Дуся… спасибо ей!.. – вырывается у Гуторской теплая нота.

– Но переброски между базами не были для вас тайной. Как же назвать вашу позицию?

– Я не вмешивалась… не хотела связываться… К Дусе поступал дефицит, на мою половину – что попроще…

– И жили со спокойной душой! Не люблю читать мораль, Евгения Антоновна, но вам скажу. Наверно, каждое второе преступление было бы невозможно – про­сто невозможно! – без таких вот людей, которые «не желают связываться»!.. А еще на вашей совести Стольни­кова. Удивляетесь? Ведь вы умная, волевая женщина. Вы имели на нее влияние. Но презирали – за легкомыслие, небогатый интеллект, за этого Костю. На ваших глазах Уварова втягивала ее в махинации! Пытались вы бороться, спасти?.. – Секунду-другую ждет ответа и подытожи­вает: – Нет, умыли руки!

– Да, перед Дусей я виновата, – пристыженно гово­рит Гуторская после паузы.

– Мы не берем вас под стражу. Вопрос об уголовной ответственности решит суд. Давайте подпишу пропуск.

Он вручает пропуск растерянной и вместе посветлев­шей Гуторской. Та берет его, поднимается.

– Спасибо, Пал Палыч… Спасибо!..

– Не за что, – отзывается Знаменский и звонит по внутреннему телефону: – Саша, уговорил, иду к тебе смотреть новое дело!

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке