Хронолого эзотерический анализ развития современной цивилизации. Книга 4. За семью печатями (110 стр.)

Тема

– Который, кстати, не только подымает мужчину, но и действует на всех любящих его женщин. Таков механизм эволюции человека как вида, – добавила Светлена. – Теперь, я думаю, тебе понятно, Юра, зачем тёмные, начав с древней

Греции и Рима, заставили западных потомков белой северной расы принять моногамию?

– Формально, но не фактически, – сказал я.

– Вот-вот, – кивнула головой Ярослава.

– Так как мужчина ответственен за эволюцию вида и у него это записано в генетическом коде, он был вынужден искать подзарядку где-то на стороне. И не обязательно у любящих его женщин. Либо за деньги, либо у рабынь. К тому же в плане свобод никаких ограничений он не испытывал. Такое поведение мужчины всё перевернуло с ног на голову. Начался процесс деградации вида. Потому что институт высокой любви был забыт. Обмен энергиями не стал в нём нуждаться. К тому же женщина, видя половую распущенность мужчины, его потребительское отношение к сексу, стала ему подражать. Подобное копирование заложено в природу эволюции вида. Только в первом случае женщина росла и развивалась. Во втором – стала деградировать. Возникла женская, энергетически никак не обоснованная полиандрия. Женщина и одного мужчину не способна наполнить, а тут у неё их несколько. Фактически родился на свет один из видов семейной проституции. Это в лучшем случае.

Я посмотрел на Ярославу, с интересом слушающую меня.

– У высших млекопитающих процветают нормальные полигамные отношения. Женщина же своим поведением стала напоминать окруженную со всех сторон похотливыми трутнями матку пчёл. С той лишь разницей, что близость её с самцами приносит пчелиной семье пользу, а от подобной женщины-матки ничего толкового родиться не может.

– Неплохое сравнение, – помолчав, вздохнула Ярослава.

– Так оно и есть. Будем считать, что на вопрос ты ответил. Какой из всего вышеизложенного можно сделать вывод?

– Не торопитесь с выводами! – остановила свою мать Свет- лена. – Есть одна деталь, которая требует освещения.

– Какая же? – с лукавым выражением лица повернулась к дочери женщина-философ.

– Я имею в виду конкуренцию между мужчинами, да и между женщинами тоже.

– Она говорит серьезные вещи, – поддержала сестру Светлада. – В орианские и бореальские времена, когда людей связывали высокие чувства, женщины и мужчины любили не кого попало, а только достойных. Женщины выбирали себе в мужья самостоятельных, умных, высокодуховных, смелых, сильных и трудолюбивых мужчин, а…

– Постой, пусть он скажет, – перебила дочь Ярослава, показывая на меня глазами.

– Мужчины же выбирали себе умных, добрых, красивых и любящих девушек, – продолжил я мысль Светлады.

– Он указал на самые главные качества. Всё правильно: умных, добрых, красивых и любящих. И глупые, безнравственные мужчины, и тупые, истеричные, эгоистичные и злые женщины в те далёкие времена полноценными людьми не считались. От тех и от других общество старалось избавиться. Именно благодаря женщинам, самой мощной фильтрации подвергались и мужчины. Около одного могли собраться две-три и даже большее число красавиц. Другой же мужчина оставался одиноким. Следовательно, потомство от него не рождалось! Женщин фильтрация касалась меньше. Потому что слабый пол умеет очень хорошо приспосабливаться. Но всё равно глупых и эгоистичных мужчины отсеивали. С такими одни проблемы. Так я говорю?

– Так, – кивнула дочери Ярослава.

– После навязывания в греко-римском мире, а потном и во всей Европе моногамии, дегенеративные мужчины получили право оставлять после себя потомство. Да и дегенеративным женщинам больше не стало нужды над собой работать, теперь каждая могла иметь мужа и преспокойно размножаться. Я, кажется, закончила, теперь можно сделать и вывод, – торжествующе оглядела всех сидящих Светлада.

– И какой же он будет? – опять повернулась ко мне Ярослава.

– Грустный, – вздохнул я. – Фактически тёмные, организовав моногамные семейные отношения, остановили этим естественный эволюционный процесс вида Homo sapiens. Теперь им осталось совсем немногое: видя, во что превратились отношения людей в христианских моногамных семьях, заставить человечество вообще отказаться от всякого подобия союза мужчины и женщины.

– Другими словами приблизить человечество к образу обезьяньего стада…

– Ниже, ещё ниже! – поморщилась от услышанного Светлена. – Моногамные семьи – это уровень рыб и рептилий.

– У обезьян развиты чёткая иерархия и полигамные отношения между особями, – поддержала сестру Светлада. – Речь идёт об уровне червей и жуков.

– Но ведь если эволюционный процесс остановить, впереди замаячит неминуемая смерть? Полное вымирание вида. Таков закон природы, – посмотрел я на сидящих в комнате.

– Да, это так, – спокойно сказала женщина-философ.

– Только есть одно "но". Пока живы на Земле хранители орианской традиции, то, о чём ты говоришь, не произойдёт. Процесс энтропии выкашивает человечество выборочно. Далеко не всех подряд. Помни, что всякое зло всегда запряжено в повозку добра. Поэтому всё, что происходит в мегаполисах: и мощный фон электромагнитных полей, и отравленная вода, и наполненный ядами воздух, и смертельно опасные продукты питания, и многое другое, не столько действия тёмных сил, сколько программа катарсиса светлых. Где больше всего скапливается людей, не способных к духовному росту? Тех, для кого деньги, власть и удовольствие являются самым главным в жизни? Естественно, в мегаполисах. Всё предельно просто. Достаточно немного подумать. Только думать никому не хочется. Умные из городов бегут на природу, кое-кто это делает интуитивно, кто-то вполне осознанно. Такой процесс набирает силу. Именно за подобными людьми будущее… А те, кто стремится, наоборот, в мегаполисы, в основном ради добычи денег и, конечно же, ради бесценного престижа, обречены на медленную мучительную смерть. Но они этого не понимают. Их сознание блокирует животное чувство эгоизма. Как рассуждают такие люди: "негатив" города коснётся всех, но не меня, я особенный, я избранный! Со мной ничего не произойдёт!" Что это значит?

– Туда им и дорога, – отозвалась со своего места Светлада.

– По сути, мегаполисы представляют собой не только могилу для психически ущербных, но ещё и надежный фильтр. Не все в городах с ума посходили. Им всегда дана возможность "сделать ноги" из мегаполисов.

– И этим продлить агонию обречённого человечества? – перебил я монолог Ярославы.

– Не совсем так. Уйдя на природу, люди постепенно осознают, что с ними произошло. И обратят внимание на утраченные человечеством знания. Естественно, им придётся помочь. Так что маховик эволюции вида будет запущен снова.

Не сомневайся. Для этого мы и храним древнюю орианскую традицию.

– Неужели ты веришь в то, что человечество опять вернётся к полигамии?

– По инициативе женщины, но не мужчин, – поправила меня Ярослава. – Безусловно. Иначе оно погибнет. Но программы гибели у Высшего нет. Если бы она была, то человечество давно бы сгинуло. Значит, будет так, как я говорю. Но хватит об этом. Давайте вернёмся к началу нашего разговора. Разберём, что собой представляет высокое чувство человеческой любви.

Глава 38
Чувство высокой любви

Для более глубокого понимания вопроса мы обратились к чувствам маленьких детей, – посмотрела на сидящих женщина-философ. – И что же мы увидели? Когда дети любят друг друга, они с радостью дарят предмету своего обожания всё, что на их взгляд является самым дорогим и ценным. Дети, ради того, кого они любят, готовы пожертвовать своей жизнью. Таких случаев сколько угодно. Не будем на них останавливаться, они описаны в специальной литературе. Но речь у нас идёт о проявлении любви, а не о самом чувстве. Когда же мальчика спрашивают, за что он любит девочку, или, наоборот, за что девочка любит мальчика, то обычно ребёнок говорит, что Машенька или Дашенька хорошая и красивая. Девочка о Мише или Васе рассказывает то же самое. Как понять, что хотят своими словами "хороший" или "хорошая и красивая" передать нам дети? Не настолько всё сложно, как кажется. Мы имеем дело с интуитивным осознанием полноценной генетики. Что значит детское "хороший" или "хорошая"? Ребёнок на чувственном плане осознаёт, что поведение и мировоззрение Маши или Васи близко ему самому. С точки зрения закона равенств, прослеживается совпадение частот. Подобное, как известно, притягивается к подобному.

– Ну, а "красивый" или "красивая"? – спросил я.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке