Цветы судьбы (19 стр.)

Тема

Ее вдруг охватила робость. Голос Джейка звучал так ровно, так сдержанно, даже с налетом легкой насмешки, что уверенность мгновенно покинула ее. Хотя, с другой стороны, почему она ожидала, что после того, как он узнает ее новость, Джейк будет стоять на голове от радости? А еще она хотела признаться ему в своей любви, надеясь, что он испытывает к ней хоть какие-то чувства, хотя бы отголосок той страсти, которая толкнула их в объятия друг друга столь неожиданно и быстро. Неужели все и впрямь кончено?

Эмма смотрела на Джейка, надеясь отыскать в его глазах какой-нибудь намек на то, что его страсть к ней не угасла и есть маленькая, ну, совсем крохотная надежда на то, что они смогут быть вместе, хотя бы недолго, но по его лицу ничего нельзя было прочесть. Ее сердце упало.

– Ты не получала мои цветы? – неожиданно спросил Джейк.

– Цветы? Нет. – Она немного приободрилась. Ведь то, что Джейк ждал ее на веранде, о чем-то говорит, верно? Или нет?

– Гардении.

У нее вдруг закружилась голова.

– Гардении? – переспросила Эмма, боясь верить услышанному.

– Белые, – кивнул Джейк.

Их взгляды встретились. Эмма видела, как в его глазах появилось взволнованное выражение. Знал ли Джейк, что на языке цветов гардении означают "я люблю тебя, и это моя тайна"?

– Почему гардении? – Ее голос понизился, чуть ли не до шепота.

Джейк слабо улыбнулся:

– А ты не знаешь? Я люблю тебя, Эмма. Люблю.

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

– Ты шутишь?

На скулах Джейка проступили красные пятна.

– Первый раз в жизни я признаюсь в любви, и делаю это от всего сердца.

Эмма зажмурилась, пытаясь унять сердцебиение. Понадобилось несколько секунд, чтобы она смогла расслышать то, что говорил ей Джейк.

– Извини меня, Эмма. Когда я предложил тебе вступить со мной в связь, то не думал, что наш роман закончится иначе, чем обычно это бывало со мной. Мне жаль, если я не оправдал твоего доверия.

– Дело не в этом, Джейк. Я всегда верила тебе. А сейчас всего лишь думала, что ты делаешь мне одолжение, так сказать, памятуя о том, что когда-то мы были соседями.

– Я не делал никакого одолжения, – покачал головой Джейк. – То есть, конечно, я был рад оказать тебе услугу, но при этом преследовал собственные интересы.

– Ты клевещешь на себя.

– Вовсе нет. Сначала я действительно хотел хорошо провести время, но затем мне стало важно, чтобы ты была счастлива…

– Ты хотел, чтобы я была счастлива? – все еще не веря, переспросила Эмма.

– Я был сам удивлен, когда осознал это. Мне все равно, сколько ты зарабатываешь, насколько успешно будет складываться твоя карьера. Главное для меня, чтобы ты была счастлива, и ради этого я готов пойти на все. Я хочу любить тебя, заботиться о тебе. Хочу, чтобы ты всегда была рядом. Ради близких людей ты готова пожертвовать всем, но я не потребую от тебя ничего, кроме одного: чтобы ты оставалась сама собой. И если ты решила устроить выставку своих работ ради меня, то не делай это. Для меня гораздо важнее и приятнее, чтобы ты хотела этого сама.

– Но я хочу, Джейк, мне действительно нужна эта выставка. – Все это время Эмма слушала, затаив дыхание, боясь пропустить даже слово. – Когда я была маленькой, я все делала только для того, чтобы заслужить одобрение отца. Его похвала значила для меня все. Но, поняв, что он порицает мое увлечение рисованием, я не бросила этим заниматься. Это стало моим секретом, но подсознательно я всегда ждала, что он меня похвалит, если когда-нибудь поймет, почему я так поступила. Я держала свое хобби в тайне, но иногда случалось, что какая-либо картина мне особенно удавалась, и тогда я мысленно представляла, как покажу ее отцу, а он удивится и похвалит меня. – Она вздохнула. – Глупо, да?

– Совсем нет. Я даже рад, что первым, кому ты доверила свою тайну, был я.

– Джейк… – Эмма сделала шаг ему навстречу, неосознанно протягивая руку.

– Джейк, ты здесь? Ты мне нужен.

Услышав голос Сиены, Эмма взмахнула рукой и, словно это и было ее первоначальным намерением, пригладила волосы. Голос Сиены разорвал царившую до этого момента доверительную атмосферу между ними, ощущение нереальности происходящего, ожидание какого-то чуда.

– Не могу. Я сейчас занят, – отозвался Джейк тоном, который Эмма никогда не слышала, когда он обращался к своей сестре".

Взяв Эмму за руку, он повел ее за собой к двери, которую она прежде не заметила, толкнул ее и, оказавшись за ней, закрыл на замок. Комната была небольшой. Из мебели здесь был только диван у стены, а также стул и стол, на котором стояли чайник и тостер.

– Твоя берлога? – предположила Эмма, оглядывая по-спартански обставленную комнату.

– Угу. Раньше, когда работал в мастерской допоздна, я часто ночевал здесь, чтобы ненароком не разбудить никого в доме.

– И надо думать, развлекался тут по этой же самой причине, – не удержалась Эмма.

Джейк хмыкнул.

– Не так часто, как ты, очевидно, думаешь. Она бросила на него скептический взгляд.

– Ты мне не веришь?

Эмма неопределенно пожала плечами и остановилась у окна. Внизу был бассейн, а через ограду – их сад, в котором уже накрыли столы.

Джейк бесшумно подошел к ней, остановился за ее спиной и положил руки ей на плечи.

– Я ведь не твой тип, – негромко произнесла Эмма, не глядя на него.

– Кто это тебе сказал? – Джейк легонько сжал ее плечи и развернул лицом к себе. – Я встречался со многими женщинами, наслаждался их обществом, не скрою, но наступал момент – и я уходил от них, легко, без сожалений. С некоторыми мы остались друзьями. Предложив тебе встречаться со мной, я думал, что так же будет и с тобой, но время показало, что я ошибся. Я не смог уйти от тебя. Никогда бы не подумал, что женщина, которая завоюет мое сердце, окажется соседской девчонкой.

Эмма вдруг негромко рассмеялась.

– А я была от тебя без ума с того дня в парке, когда ты меня утешал, – призналась она. – Ты был такой милый.

– Что-о? Почему ты не сказала мне этого раньше? Мы потеряли столько лет.

Она непонимающе уставилась на него.

– Я хотел утешить тебя, обнять по-братски – ну, как Сиену, – наклонившись к ней, тихо сказал Джейк, прижав ее к себе. – Но когда ты оказалась в моих объятиях, я моментально забыл о первоначальных намерениях. Ощущение твоего тела в моих руках… Я все еще помню это чувство.

Эмма стояла в кольце его рук и слушала, боясь вдохнуть, чтобы не упустить ни слова из того, что он говорил.

– После той глупой ссоры я только о тебе и думал, видел тебя во сне. – Он осторожно примостил подбородок на ее голове. – Воспоминания о том, как нам было хорошо вместе, преследовали меня повсюду. Никогда и ни с кем я не испытывал ничего подобного. Помнишь нашу первую встречу в баре?

Эмма кивнула, наслаждаясь звуками его голоса, необычно нежного и серьезного в эту минуту, в котором проскальзывали страстные нотки.

– Я поцеловал тебя тогда и был оглушен, по-другому и не скажешь. Мне хотелось целовать тебя снова и снова, но, заподозрив, что ты используешь меня, чтобы вызвать ревность другого мужчины, я просто взбесился. – Джейк покачал головой. – Теперь-то я понимаю, что уже в тот вечер был очарован тобой. А потом и сам не заметил, как влюбился.

– Ты не представляешь, как приятно слышать эти слова, потому что я тоже люблю тебя, – прошептала Эмма и, обхватив его лицо, поцеловала.

– Скажи это еще раз, – потребовал Джейк, едва томительно долгий и головокружительный поцелуй закончился.

– Что мне приятно слышать твои слова? – поддразнила его Эмма.

– Тебе так нравится меня мучить, плутовка?

– Я люблю тебя, Джейк, – глядя прямо ему в глаза, сказала Эмма. – И боюсь, всегда буду любить.

– Тебе не нужно бояться, потому что только ты владеешь моим сердцем.

– Как бы узнать это наверняка?

– Скажи "да".

Глаза Эммы вспыхнули.

– А что мне за это будет? – засмеялась она, хотя голос ее дрожал.

– Просто скажи "да", – настаивал Джейк. – Или тебе не нужно мое сердце?

Эмма прикусила губу, словно раздумывая.

– Полагаю, оно мне не помешает, – наконец произнесла она.

– Все-таки тебе нравится меня мучить! – со стоном воскликнул Джейк, снова прижимая девушку к себе и осыпая ее лицо поцелуями. – Ты выйдешь за меня замуж?

– Повтори это еще раз, – попросила Эмма.

– Ты выйдешь за меня замуж?

– Да, – кивнула она, прильнув к нему и закрыв глаза. Если это сон, пусть он никогда не кончается…

– Милая, – зарывшись лицом в ее волосы, выдохнул Джейк. Голос его дрогнул.

– Да?

– Открой глаза.

Джейк засунул руку в карман и вытащил небольшую коробочку. Эмма беззвучно охнула.

– Надеюсь, размер тебе подойдет, – сказал Джейк и лукаво улыбнулся.

Эмма открыла коробочку. Сначала ее глаза полезли на лоб от удивления, но, посмотрев на Джейка, она поняла, что он с трудом удерживается от смеха. Глядя на него, ей хотелось смеяться самой, но она заставила себя восхищенно произнести:

– Оно изумительное! – Эмма надела на палец дешевое пластиковое желтое колечко, в центре которого был синий цветок с белыми лепестками, и любовно его погладила. – Подозреваю, единственный экземпляр.

Джейк все-таки не выдержал и расхохотался.

– Позже мы вместе выберем тебе обручальное кольцо, но делать предложение руки и сердца совсем уж без кольца я посчитал немыслимым. К тому же, – он усмехнулся, – вдруг я бы потратился напрасно?

Эмма обвила его шею руками и коснулась губами щеки.

– Это невозможно. Кольцо для меня не главное, хотя это я сохраню. Главное, ты со мной.

– Эмма! – раздался голос Люси из сада, а затем до них донесся и взрыв смеха.

– Ты можешь представить себе, во что превратят нашу свадьбу Люси на пару с Сиеной? – улыбаясь, поинтересовалась Эмма.

– Если не хочешь это узнать, есть выход.

– Предлагаешь сбежать от всех и лишить твою мать возможности порадоваться за своего сына? Ну, уж нет.

– Ты права. Я поторопился. К тому же твой отец не так безнадежен, как я считал. Не стоит лишать его такого события. Не каждый день его старшая красавица дочь выходит замуж. Кстати, учти, больше такого дня в твоей жизни не будет. Я не намерен отпускать тебя.

– Тут наши желания совпадают. – Эмма вдруг подняла голову с его плеча, осененная одной мыслью: – А если бы я не захотела посмотреть на твой подарок?

Вместо ответа Джейк вышел из комнаты и вернулся с деревянным ящичком в руках.

– Если бы ты не согласилась, я бы прислал тебе его с курьером и с надеждой ждал твоего ответа. – Он открыл ящик и кивнул, приглашая ее посмотреть на небольшую надпись, вырезанную на внутренней стороне крышки, которую она в первый раз не заметила.

"Эмма Делани, я тебя люблю. Джейк Рэндел".

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке