Ты в моем сердце (5 стр.)

Тема

– Я не ожидала, что будет так тепло. Дома осень. Довольно прохладно и промозгло. – Она выпрямилась, как будто на нее повеяло холодом через Атлантику. Под бледно-лимонной тканью обозначились соски.

Эммету не пришлось долго фантазировать, чтобы представить эти груди в своих руках. Розовые соски, похожие на сочные вишни, венчавшие шарики сливочного мороженого. Грудь, как таковая, не привлекала его в первую очередь, но он еще долго не мог избавиться от фантазии-наваждения, в которой он ласкает и целует ее тело. Ему пришлось положить ногу на ногу, чтобы скрыть эрекцию.

В этот же момент он понял, что их разговор оборвался.

Мужчина поднял глаза и увидел, что Лили явно понимала, что он бессовестно пялится на нее. Какое-то время они смотрели друг другу в глаза. Эммета возбуждало то, что ее явно волновал его мужской интерес. Ее соски напряглись, зрачки расширились, ресницы дрогнули, глаза заблестели, кончик языка прошелся по пересохшим губам.

Эммет сильнее ощутил свое возбуждение. Пожалуй, он еще никогда не испытывал столь сильного влечения.

Лили вздохнула и отвела взгляд.

Он мысленно обругал себя за то, что позволил ей увидеть свой интерес, испытал раздражение, когда понял, как легко она его очаровала. Настало время нанести решающий удар.

– Он часто бывает в офисе? – спросила она, рассматривая воду. – Вы уже привыкли к их милому воркованию?

– Кто? – Лишь несколькими мгновениями позже Эммет вспомнил, что они были здесь не одни. Ингрид и Хаксли. Держась за руки, опьяненные любовью, они брели по песку.

Эммет вел себя так, будто не был трезв. Пока он предавался фантазиям с этой женщиной, он совершенно забылся. Он попытался отмахнуться от сильнейшей волны сексуального влечения.

– Я и сам там бываю нечасто, – ответил он с опозданием. – Продукты высокотехнологических исследований постоянно нужно тестировать. – Он кивнул подбородком вверх, на окна своего кабинета. – Чаще всего я работаю дистанционно.

– А Ингрид – ваш аватар в Нью-Йорке? – догадалась она.

Это замечание застало Эммета врасплох. Он усмехнулся, встревоженный тем, как легко Лили его обезоруживала.

– Никогда не думал об этом, но она действительно может быть им.

– Возможность работать из дома всегда казалась мне привлекательной, – сказала Лили, задумчиво подперев подбородок рукой. – Но теперь мне кажется, что я становлюсь трудоголиком, потому что никогда не прекращаю что-то дорабатывать или изучать. Я начинаю заниматься каким-нибудь вопросом и трачу на это не менее двух часов.

– Стало быть, вы живете одна.

Может быть, Лили пыталась соблазнить его? Какое ему дело, был ли у нее кто-то? Лили была для него пустым местом, он не стал бы заниматься с ней сексом. Но едва уловимый аромат розы и цитруса, исходивший от ее кожи, был таким соблазнительным, что он постепенно начинал проклинать вражду с ее семьей. Нет, он не станет спать с ней, это слишком низко.

Эммету пришлось напомнить себе, что они разыгрывают шахматную партию, а не пытаются соблазнить друг друга.

– Да. – Кончиками пальцев она коснулась нитки жемчуга на шее, и Эммет заметил, как участился ее пульс. Ее глаза метнулись к дому. Вероятно, она вспоминала, могла ли видеть где-нибудь следы любовницы. Нет, она ничего не заметила. Он никогда не приглашал сюда женщин.

– Я тоже, – сказал Эммет.

Лили покраснела, бросила на Эммета косой взгляд. Вероятно, пыталась понять, что значило его признание.

Эммет понимал, что глупо притворяться: Лили заметила, что он хочет ее. Он и сам сделал ей вполне очевидный намек. Да и сама Лили явно была заинтересована им и тоже с трудом могла скрыть свои истинные эмоции.

Между ними произошла некая химическая реакция. Конечно, Эммет понимал, что не должен был хотеть ее, но, вероятно, его интриговала не столько Лили, сколько рискованная ситуация, в которой они оказались. Он пристрастился к риску еще с юных лет. Нет, не с женщинами. Когда дело касалось слабого пола, он довольно тщательно подходил к выбору партнерши, но ему нравилось выводить их на откровенность – это у него неплохо получалось. Эммет привык оказывать поддержку и покровительство своим пассиям, но сам он всегда оставался для них закрытым.

– И где ваш дом? – спросил он.

Эммет прочитал об этом еще вчера, но не хотел выводить ее из транса.

– В Вирджинии, – ответила Лили со слабой улыбкой. – По крайней мере, пока, но я подумываю о том, чтобы перебраться в Нью-Йорк.

– Лучше не стоит. Конечно, этот город вполне пригоден для жизни, но мне он не нравится, – поспешил объясниться Эммет. – С этим местом у меня связано немало неприятных воспоминаний, – добавил он, намекая на то, что самые плохие моменты связаны именно с ее семьей.

– Но к Вирджинии я чувствую то же самое, – едва слышно прошептала Лили.

Спокойный тон Лили полностью отразил его чувства, как будто она открыла занавес и вошла в узкое пространство, где он скрывал свою душу.

Ее лоб разгладился.

– Мне нужно новое дело, и вы вдохновили меня своим рассказом о голосовом управлении. Расскажите, как это работает? Ингрид сказала, что у вас довольно крупная компания. Вы много путешествуете? Мне бы тоже хотелось больше путешествовать по миру, когда дела пойдут на лад. Какие подводные камни меня ожидают, можете поделиться?

Лили очень умело вернула разговор к его бизнесу. В другой ситуации он бы только восхитился ее умению и хватке.

– Глядите, счастливая пара возвращается. – Эммет ушел от ответа и перевел внимание на Ингрид и Хаксли, которые любовались видом на пляж.

Ингрид бросила на них многозначительный взгляд, и Эммет предположил, что им была нужна консультация Лили.

Поднимаясь, Лили немного наклонилась, невзначай приобнажив грудь. Взгляд Эммета задержался на ее декольте. Все же прежде всего он был мужчиной, а она – молодой и привлекательной женщиной.

Ноздри Эммета наполнил ее запах. Кажется, он навсегда запомнит эту минуту, когда она, выпрямившись, посмотрела ему в глаза. У Лили были тонкая талия и узкие бедра, за которые ему хотелось ухватить ее, накрыть своим телом и, подчинив своей воле, овладеть ею прямо здесь. Эммет с силой сдержал себя: ему так хотелось положить ей руку на талию и привлечь ее к себе, когда они пошли навстречу будущим мужу и жене.

Да что такого в ней было?

Лили двигалась грациозно, не без удовольствия отметил Эммет. Она действительно обладала аристократичной внешностью, не то что он – безродный сирота. Если бы он не презирал кровь, которая струилась в ее венах, то наверняка посчитал бы себя недостойным ее внимания.

Но на его стороне была справедливость, и именно это позволяло ему чувствовать себя наравне с представителями высшего света. Лили явно не была тщеславной или заносчивой особой. Тем не менее она была уверена в своих силах, и Эммет не мог не оценить этого.

– Смогут ли гости пришвартоваться здесь на ночь? – спросил Хаксли.

– Это зависит только от мистера Гиллиана. – Лили обернулась на хозяина дома.

– Пожалуйста, зови меня просто Эммет, – сухо попросил он.

Эммет мог позволить ей такую вольность ровно до того момента, пока не расставит все точки над "i". Это случится уже через пять минут.

– Там есть отмели, которые нужно опасаться.

Он сделал шаг навстречу Хаксли и указал ему, какие места нужно избегать суднам.

Эммет ощущал близость Лили всем телом. Конечно, он не хотел столкнуть ее, но, когда он сделал несколько шагов к воде, Лили невольно попятилась, одна из ее туфель застряла в решетке, и девушка потеряла равновесие.

Он попытался прийти ей на помощь, но Лили уже падала спиной в воду. Их пальцы едва соприкоснулись, но Эммету не удалось схватить ее. Девушка упала в глубокий бассейн.

Глава 3

Поняв, что падение неизбежно, Лили просто расслабилась и задержала дыхание. Сквозь воду, сомкнувшуюся над ее головой, она видела лица троих. Эммет торопливо скинул куртку, словно готовился прыгнуть за ней.

Поднявшись на поверхность, она выплюнула воду:

– Перед приемом нужно заменить эту решетку, иначе всем дамам придется отказаться от каблуков в пользу шлепанцев.

Ингрид и Хаксли рассмеялись. Выражение же лица Эммета осталось суровым. Было непросто плыть в узкой юбке. Вторая туфля наверняка осталась на дне бассейна.

Эммет склонился над Лили, когда она достигла бортика. Схватив ее за плечи, он помог Лили выбраться из воды, хотела она того или нет.

Вода стекала ручейками, и Лили не хотелось, чтобы Эммет видел ее такой. Наверняка ее макияж растекся. Она коснулась шеи. Слава богу, жемчуг все еще был при ней.

Поспешно скрестив руки на груди, Лили бросила взгляд на присутствующих. Ингрид все еще смеялась, прикрыв рот рукой.

– Лили, что случилось?

– Золушка оставила туфельку на дне, – поддразнил ее Хаксли.

– Какой кошмар, мне так неловко. – Лили действительно сильно смутилась.

В отличие от Эммета, который смотрел на нее так, словно уже мысленно снял с нее мокрую одежду.

– Я бы не отказалась от полотенца.

– О, конечно.

– Кстати, у меня есть купальник. Можешь переодеться! Я брала его с собой еще вчера, – объяснила Ингрид, скрываясь в доме.

Лили покачала головой – было слишком поздно для купаний.

Вместе с Эмметом она пошла за полотенцем. Он смотрел на нее во все глаза, по всей видимости, одежда облепила ее, как вторая кожа. Мужчина накинул полотенце и обернул вокруг нее. Лили почувствовала терпкий запах его одеколона.

– Я… – Но было бы глупо извиняться. В конце концов, она не делала этого нарочно. – Спасибо.

– Когда вы скрылись под водой, я был готов прыгнуть следом.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке