Дикая вишня (3 стр.)

Тема

Он переехал, поменял работу и теперь вот был поставлен перед фактом своего усыновления.

– Я сохранил некоторые вещи, принадлежавшие моим родителям, – наконец выдавил он. – В основном личные вещи, но там были два ящика с папками из офиса моего отца. Они были заполнены старыми деловыми документами, но я все равно их оставил. – Адам засмотрелся на тонкие, изящные руки Сары, вспоминая шок от своего открытия и то, как дрожали его пальцы, когда он прикасался к этим бумагам. – Я переехал сюда недавно, просто чтобы быть поближе к работе. Но поскольку я все перебирал и упаковывал, мне показалось, что пора разобраться и с этими папками.

– И вы что-то нашли?

– Да. – Он постарался справиться с болью, проглотить комок, который встал в горле. – Там оказалась бумага из агентства по усыновлению. Она лежала в конверте вместе со старыми налоговыми записями. Наверно, поэтому я не заметил ее раньше. – Голос Адама сорвался, и он снова тяжело выдохнул. – Я обнаружил, что родился в Талеквах, штат Оклахома, y женщины из племени чироки по имени Синтия Янгвулф. – Наклонившись над столом, он постарался поймать взгляд Сары, надеясь на чудо. – Вы не знаете никого с таким именем?

Она покачала головой.

– Талеквах – столица чироки. Там много индейцев, и всех знать невозможно.

Его сердце замерло.

– Я пытался найти мать, но ничего не получилось. Сначала я сверялся с телефонным справочником Оклахомы, а затем поместил несколько частных объявлений в газеты. А после этого внес свое имя в список одного агентства, которое занимается поисками родителей приемных детей.

– Жаль, что я не смогла помочь, – сочувственно отозвалась Сара.

Адам изучал ее лицо. Уязвимая, но гордая. Другие женщины-чироки были столь же неотразимы?

Как выглядела его мать? И кто был его отец? Они встречались втайне от всех и были слишком молодыми, чтобы вырастить ребенка? У Адама накопилось много вопросов, и только Синтия Янгвулф могла на них ответить. А как насчет его родителей? Тех, которые его воспитали? Почему они не сказали ему, что он приемный сын?

Он не мог сдерживать клубок эмоций, водоворот, который заставил его почувствовать боль и смятение. Почему они лгали ему, притворяясь, что он их биологический сын? У них было так много возможностей рассказать об этом, особенно во время всех этих семейных советов.

Были ли тонкие намеки? Незаметные иносказания? Что-нибудь, что указывало на истину? «Да, – подумал Адам. – Были».

Адаму тогда едва исполнилось семнадцать, и в крови этого высокого поджарого юноши кипел огонь. А двумя неделями раньше его поймали, когда он стащил бутылку виски из местного магазина.

– Мы подобрали кое-какую литературу, – заявил отец, в тот вечер сильно разволновавшийся.

Плюхнувшись на кушетку, Адам поднял взгляд на отца. Мать сидела рядом на стуле и нервно крутила кисточку на одной из вышитых ею подушек.

– Литературу?

Рональд Пейдж кивнул, резко дернув головой.

– Об алкоголизме. Ты пристрастился к выпивке, все признаки налицо.

«Все признаки налицо? – изумился тогда Адам. – Так сказано в какой-то глупой брошюре, на которую наткнулись не в меру заботливые предки?»

– Я не собираюсь сидеть здесь и все это выслушивать. – Адам встал, возвышаясь над отцом на несколько дюймов. – Делаете из мухи слона.

– И ты вышел из-под контроля. Ты даже больше не похож на нашего сына.

– Правда? А может, я об этом мечтаю. Вы только и делаете, что пилите меня. – Повернувшись, чтобы уйти, Адам уловил взгляд, которым обменялись его родители. В этом взгляде была какая-то тайна, что-то, чему он не мог подобрать названия.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке

Популярные книги автора