Свадебный танец (30 стр.)

- А вы что, считаете? - Франческа смотрела на Люсьена в изумлении. - Это только потому, что герцог стал чаще посещать балы.

- И он несколько раз заходил к вам в гости.

- Мы друзья, вы же знаете.

- Как часто герцог наносил вам визиты за последние годы?

Франческа лихорадочно копалась в памяти.

- Я не помню, - наконец ответила она. - Но уверена, Рошфор приходил ко мне. Да, в январе он заходил в гости раз или два. Точно.

- А сколько раз он навещал вас без своей сестры?

- Перестаньте, Люсьен, как я могу запоминать такие подробности? - Франческа бросила на него сердитый взгляд. - Надеюсь, не вы даете пищу таким нелепым слухам?

- Конечно нет. Я бы никогда не стал о вас сплетничать, - обиженно заметил сэр Люсьен. - Однако не замечать всех этих вещей невозможно. И кое-кто надеялся, что его подруга не откажется поделиться…

- Спуститесь на землю, Люсьен. Я ничего не сказала вам потому, что рассказывать нечего. Я не интересую Рошфора и не ревную.

С минуту Люсьен смотрел на Франческу, потом сдался:

- Хорошо. Когда люди снова станут меня расспрашивать, я по-прежнему буду загадочно молчать.

- Люсьен! Вы должны вывести людей из заблуждения!

- Вы с ума сошли? Меня перестанут приглашать на обед.

Франческа усмехнулась. Люсьен начал рассказывать о сплетнях вокруг графини Оксмур, по слухам имевшей некие отношения с художником, которого нанял ее муж для написания портрета. Франческа слушала вполуха, в очередной раз оглядывая зал.

Мэри Колдервуд теперь сидела у стены одна. Прекрасная возможность поговорить с девушкой, подумала Франческа.

- Прошу прощения, - быстро вставила она при первой паузе в болтовне Люсьена. - Мне нужно кое с кем поговорить.

Франческа тут же направилась через толпу к креслам, где сидела Мэри, и не заметила любопытного взгляда своего друга.

Не желая, чтобы кто-то понял, что она идет к девушке, Франческа несколько раз останавливалась поздороваться со знакомыми, похвалить чье-то платье или прическу. Подобравшись к Мэри достаточно близко, Франческа повернулась и посмотрела на нее так, словно только что заметила.

- Леди Мэри, - с улыбкой сказала она и подошла к девушке. - Как приятно видеть вас снова.

Девушка подскочила и быстро присела в реверансе:

- Леди Хостон. Здравствуйте. Э-э-э… я тоже рада вас видеть.

Девушка смотрела на свои туфли, ее щеки порозовели.

Франческа притворилась, что не заметила неловкость Мэри. Каким образом этой девушке удавалось так легко беседовать с Рошфором, которого боялись люди намного храбрее ее? Франческа опустилась в кресло радом с леди Мэри. Та выглядела немного напуганной, но снова заняла свое место. Франческа заметила, что она села на самый краешек кресла, словно в любую секунду готова была сорваться с места и убежать.

- Рада, что вы смогли прийти на мой маленький вечер на прошлой неделе, - начала Франческа.

Мэри покраснела еще больше:

- Ох, да. Прошу меня простить… я должна была сказать… Это… я… очень рада, что вы меня пригласили. Вернее, нас.

- Надеюсь, вам понравилось, - продолжала Франческа, не обращая внимания на смущенное бормотание Мэри.

- Да, это был самый красивый прием в моей жизни, - улыбнулась Мэри, но выглядела так, словно воспоминания причинили ей боль, и быстро отвернулась.

- Надеюсь, ваши родители здоровы, - сказала Франческа, продолжив следовать привычной схеме светского разговора.

Мэри же только коротко отвечала и не делала попыток начать собственную тему. Видя, как девушка, смущается, Франческа не стала более мучить ее тонкими манерами и сразу заговорила на главную тему, надеясь, что Мэри не заметит такого резкого перехода.

- Кажется, на моем вечере вам очень понравилось говорить с герцогом Рошфором, - начала она.

Поведение Мэри тут же изменилось. Она подняла голову, ее лицо сияло, словно подсвеченное изнутри. Свет отразился от стекол круглых очков леди Мэри, когда она заговорила:

- Да. Он самый прекрасный человек, не правда ли?

- Герцог восхитителен, - согласилась Франческа, подавив вздох.

Очевидно, леди Мэри сходит по Рошфору с ума. Конечно, в этом нет ничего удивительного. Любая девушка, даже самая застенчивая, чувствовала бы то же самое. Сенклер красив, умен и смел - чего еще может желать женщина?

Мэри охотно кивнула:

- Он так добр. Обычно - как вы наверняка заметили - мне трудно с кем-либо беседовать. Но герцог так мил и внимателен. Поначалу я даже не заметила, что болтаю без умолку.

Франческа согласно кивнула, но не могла не улыбнуться. Интересно, а Каролина Уайат сказала бы, что с Рошфором легко говорить? Однако, подумала Франческа, если леди Мэри вела беседу искусно, то в поведении Рошфора нет ничего удивительного.

- Должно быть, вы считаете меня очень глупой, - улыбнулась леди Мэри. - Вы так давно дружите с герцогом.

- Да, дружу. - Не обращая внимания на неприятное ощущение в груди, Франческа заставила себя улыбнуться. - Рошфор - настоящий джентльмен.

В ответ Мэри просияла:

- Я знаю. Мне очень повезло.

Франческа изо всех сил старалась сохранить на губах улыбку. Леди Мэри уже считает себя счастливицей? Значит, она настолько уверена в себе и в том, что нравится герцогу? Другая женщина могла сказать такое из глупого тщеславия, но леди Мэри тщеславной не была. Она просто не знала, что нельзя делать такие уверенные заявления до того, как Рошфор официально попросит ее руки.

Хотя, возможно, герцог уже это сделал, только ей не сказал. Мысль резанула Франческу, точно ножом по сердцу.

Внезапно ей стало невыносимо сидеть рядом с Мэри, слышать ее счастливый голос и смотреть, как у девушки блестят глаза. Франческа улыбнулась, сказала что-то еще, о чем потом не смогла вспомнить, и поднялась с кресла.

Скрываясь от толпы, Франческа вышла в коридор. Там она нашла укромную нишу и присела в кресло, чтобы перевести дух.

Неужели Люсьен прав и она действительно ревнует? Франческа хотела рассмеяться, сказать себе, что это глупо, но не смогла. Ее терзала мысль о предстоящем бале Сенклера, ведь он мог посвятить его помолвке. Это так отвратительно, сказала себе Франческа, не желать, чтобы Рошфор любил Мэри. В этой девушке нет ничего плохого. Она мила и, видимо, по-настоящему влюблена в герцога. Сенклер заслуживает девушки, которая его любит и станет хорошей женой. Именно этого и хотела Франческа. Разве нет?

Однако при мысли о них двоих у Франчески болело в груди. Представляя влюбленного Рошфора, она чувствовала, как ее сжигает обида.

Франческа понимала, что это неправильно… и мерзко. Она должна избавиться от подобных чувств. Бороться с ними. Не позволить себе превратиться в женщину, которая желает зла мужчине лишь потому, что сама не может быть с ним.

Конечно, у нее получится. Возможно, она и не глубокая личность, но уж точно не злая. Франческа начала искать Рошфору невест потому, что желала ему добра. И желает до сих пор. Если Мэри Колдервуд суждено принести герцогу счастье, она заставит себя этому радоваться.

Вот только как?

Срок, назначенный Перкинсом, близился к концу, но Франческа не хотела об этом думать. Если у нее чудесным образом не появятся деньги, ей остается лишь отказаться покидать дом или же послушно съехать. Франческа дрожала от страха, но не теряла уверенности в себе. Фитц-Аланы, ее семья, всегда были воинами.

Вместо того чтобы думать о неприятностях, она сосредоточилась на подготовке бала для Рошфора. Вскоре Франческе потребовалось поговорить с Крэнстоном, дворецким герцога. Она могла отправить ему записку с просьбой прийти в ее дом и знала, что так будет правильнее всего. Но вместо этого решила поехать в Лилльский особняк. Ради сохранения приличий она взяла с собой Мэйзи. Ведь гораздо легче объяснить дворецкому свою задумку, имея возможность войти в бальный зал.

Франческа могла столкнуться с герцогом, но после вечера у Хаверсли она взяла себя в руки и теперь была уверена, что изгнала демона ревности. В конце концов, здравомыслие всегда побеждает мимолетные чувства. К тому же Рошфора наверняка не будет дома.

К ее радости, герцога и правда не оказалось. Увидев в передней Франческу и горничную, Крэнстон удивился, но успешно это скрыл, лишь с легким любопытством глядя на них голубыми глазами. Когда Франческа пояснила, что приехала посоветоваться насчет подготовки бала для герцога, холодно-вежливое выражение лица дворецкого тут же исчезло, и он неожиданно просиял, чего раньше Франческа за ним никогда не замечала.

- Конечно, миледи. Я буду счастлив вам помочь. У меня есть карты расположения мест и планы бального зала.

- Превосходно, - ответила Франческа, и глаза ее заблестели. Фэнтон позавидовал бы такому профессионализму, подумала она. - Мы можем присесть за стол?..

- Конечно. Если ваша светлость не возражает, мы могли бы расположиться в столовой для прислуги, где я как раз занимаюсь планировкой. Но думаю, библиотека подходит больше.

- Столовая для прислуги - то, что нужно.

Мэйзи отправилась выпить чаю и поболтать с экономкой Лилльского особняка, сердце которой сумела завоевать в прошлый раз, хорошо отозвавшись о Калли, а Франческа села за стол, где лежал один из чертежей Крэнстона.

Столовая для прислуги представляла собой уютный уголок, отделенный небольшим коридором от кухни, где гремели кастрюлями, однако стены достаточно приглушали звук, и до Франчески с дворецким доносился лишь тихий фоновый шум. Заботливый Крэнстон принес Франческе чаю и печенья, а сам встал чуть позади ее кресла.

- Прошу, присядьте, Крэнстон, - сказала Франческа, указав на кресло подле себя.

- Вы очень добры, миледи, но…

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке