Лилии на ветру (105 стр.)

Тема

И она жила так уже целых три недели. После магического срыва Давид продержал ее на больничном три дня, затем выгнал на работу. В журнале ее встретили с радостью, лишь Маша старалась лишний раз с ней не контактировать. Ну-ну, конечно, она ведь обидела любимого племянничка Гоши.

Потекли сонные осенние дни: дом, работа, дом. Журналистскую деятельность Лиле отстаивать не пришлось. Полина пожала плечами, когда внучка с вызовом сообщила, что устроилась в "Мозаику" и уходить оттуда не собирается. Старшая Макарова лишь поинтересовалась, что она будет делать с работой, когда придется уезжать на учебу. Лиля грубо отрезала, что уволится, а пока, до декабря, когда ей предстоит отправиться в Англию к будущей наставнице, полно времени, и она потратит его, как посчитает нужным.

Чтобы подчинить огненную стихию, существовало два способа. Первый, медленный и безопасный, – носить блокираторы, обучаться под чутким руководством пиромага самоконтролю, а затем пройти обряд посвящения своей стихии. Второй – мгновенный и с летальным исходом для адепта в большинстве случаев – это посвящение Огню без длительной подготовки.

От последнего способа ее отговаривали все, включая Давида. Целитель был убедительным, подкрепляя уговоры неутешительной статистикой. И Лиля согласилась на обучение. Странно, что наставницу бабушка нашла далеко от дома, в Туманном Альбионе. То ли хотела отправить Лилю подальше от Кира, то ли старалась убрать внучку, чтобы не мешала наслаждаться личной жизнью. Впрочем, Лиля мешать и не собиралась. Сегодня она пойдет к риелтору и попросит подобрать недорогую съемную квартиру.

В обеденный перерыв девушка осталась на рабочем месте, залила кипятком суп быстрого приготовления и зашла на сайт первой подходящей конторы. Посмотрев расценки на услуги агентства и узнав приблизительную стоимость однокомнатной квартиры, тяжко вздохнула. Будет уходить почти половина зарплаты, придется экономить на одежде и еде. Так что к непривлекательному аромату странно желтого супчика придется привыкать в скоростном режиме.

Лиля записывала телефон специалиста, занимающегося съемным жильем, когда сзади грозно рявкнули:

– Макарова, ты решила отравиться? Что за гадость ты ешь?

Лиля, вздрогнув, резко развернулась, едва не сбив чашку с "гадостью".

– Алимова, я не нанимала тебя своим диетологом, поэтому заткнись!

– Не ожидала от тебя подобного. Ты в своем уме – жрать эту химию? – Камилла, уперев руки в боки, неодобрительно косилась на Лилин обед. – Хочешь загнуться, тощая вобла?

– Сама вобла, – вяло огрызнулась девушка и демонстративно потянулась за супом. – Какая тебе разница, что я ем?

В первый день Лилиного возвращения на работу Алимова вцепилась в нее клещом и не отстала, пока не уговорила выслушать. Дружелюбие студенческой врагини объяснялось просто: крутиться возле Лили ее заставила Кассандра, которая и была временной покровительницей брюнетки среди вампиров. В основном в обязанности Милы входило наблюдение, и всего лишь раз она привезла Лилю в нужное место, в пиццерию возле парка, где состоялась достопамятная встреча и девушка вычислила двойную игру Кирилла.

Даже мимолетное воспоминание об оборотне причиняло боль. Лиля поморщилась, облизывая горячую ложку.

– Самой же не нравится, – превратно поняла ее мимику Алимова и забрала суп из рук ошеломленной коллеги. Выплеснув содержимое чашки в мусорное ведро, с иронией пояснила: – Не хочу, чтобы ты была худее меня, а с язвой желудка так и будет.

– Что тебе от меня нужно, Мил? – устало поинтересовалась журналистка. – Ты выполнила поручение рыжей, может, пора от меня отстать?

– А награда?

– Какая награда? – возмутилась Лиля.

– Кассандра сказала, что мои проблемы решатся, если я буду с тобой дружить.

Лиля от подобной наглости закатила глаза:

– Кто б со мной подружил, чтобы решить мои проблемы?

Все замечающий взгляд Алимовой посерьезнел.

– У тебя проблема с жильем, как я понимаю? Могу помочь.

– Ну-ну.

– Зря ты так. У меня как раз соседка съезжает, освобождается комната с лоджией. Если хочешь, сегодня можешь посмотреть.

Алимова назвала привлекательную цену, и Лиля подумала о карме, которую, видать, придется исправлять, временно терпя черноволосую стерву в соседках.

Бросив взгляд на часы, Мила сообщила, что они успевают сходить в кафе. И хотя Лиля твердо решила экономить, чтобы не просить денег у Полины, от предложения отказаться было трудно.

"Смотрины" приятно удивили Макарову: Мила оказалась аккуратисткой и знала толк в домашней кухне. В гостях Лиля засиделась допоздна. Алимова, как всегда, язвила, подкалывала и хамила, но теперь это почему-то не цепляло. Наоборот, Лиля оценила легкость и непринужденность общения, когда не нужно притворяться и о чем-то умалчивать.

Самокритично заподозрив у себя склонность к мазохизму, Лиля начала постепенно упаковывать вещи. Переезд наметили на утро субботы, до которого девушка уже считала часы и минуты. Бабушке, казалось, было все равно, когда внучка, не вдаваясь в подробности, объявила о своем переселении. Рассеянно похвалив пробуждающуюся самостоятельность, Полина вернулась к приготовлению какого-то дивного блюда для романтического вечера. Лиля обиделась и, не прощаясь, ушла спать.

Глава 11

Лишь в пятницу девушка в полной мере осознала, что собирается делать. Она уходит из дома. Уходит, чтобы жить самостоятельно, не отчитываясь за каждый шаг. Непривычные ощущения. Видимо, пока Полина проводила обряд омоложения, внучка почувствовала вкус свободы и не захотела его терять. И все-таки страх не справиться, наломать дров и сбежать обратно под бабушкино крылышко оставался.

По привычке пятничным утром Лиля проснулась рано. Однако Мирослав (к счастью, одетый в халат) уже сидел на кухне и пил кофе.

– Хочу поговорить с тобой, – колдун не стал ходить вокруг да около, – как старший над тобой маг.

Лиля поморщилась. Вернувшийся Дар поставил ее в некотором роде в зависимость от главы Совета. Теперь она подчинялась правилам и законам магического сообщества и вынуждена иногда выполнять некоторые поручения их лидера. И то, что она видела этого лидера по утрам в смешных трусах, от повинности не освобождало.

– Не кривись, ругать или поручать невыполнимое не буду. – Он налил девушке кофе. – Хочу поговорить о твоих будущих обязанностях, которые появятся, как только ты вернешься из Англии. Сама понимаешь, освободить от отработок на благо Полуночи я не могу, невзирая на то что мы породнимся.

Лиля округлила глаза: неужели Мир собирается жениться на Полине?! Упаси Ночь от подобного родства!

– Я как бы и не избегаю обязанностей, хотя до их выполнения еще далеко. – Девушка растерянно улыбнулась.

– Дело в том, что ты можешь проявить себя в двух областях. И чтобы выбрать правильно, предлагаю подумать хорошенько и пройти обучение с оглядкой на будущую работу.

– В двух областях? Я думала, что, как пиромаг, буду иногда дежурить в магическом патруле.

– У тебя еще отлично получается общаться с призраками, и "Полтергейст" подал на тебя заявку. У них не хватает сотрудников.

– Это Витольд Маркович меня разрекламировал? – догадалась девушка. – А он не говорил, что у меня здорово получается общаться с демонами?

– Давай без сарказма? Крестный думал об общественном благе.

– А обо мне кто подумает? – возмутилась Лиля. – Единственный призрак, с которым я, по-твоему, отлично общалась, едва не вынес мне мозг. Спасибо, мне хватило Эли. Если бы не Бруно, забравший ее с собой, я бы сошла с ума.

Девушка лишь слегка преувеличивала. Эля объявилась в квартире Макаровых на второй день после приезда бабушки. Назойливое привидение решило поселиться рядом с Лилей, и ничто не могло убедить ее покинуть источник даровой энергии: ни старания домового, ни обряд, который совместно провели Мирослав с Полиной. Лиля позлорадствовала бы, но Эля своим нытьем не давала жизни и ей. Призрачная девица, оплакивая гибель Иниго Веласкеса, впала в депрессию и усиливала тоску журналистки. Уговоры, обращения к совести на Элю не действовали, она упорно вздыхала возле Лилиной кровати, пока та не соглашалась выслушать очередную порцию бреда о вечной любви к мертвому Алхимику. Лишь тогда Эля на время отставала.

От призрака спас Бруно. Экзорцисту не потребовалось проводить обряд изгнания – поговорив с вампиром, мертвая девица с удовольствием оставила Лилю в покое и улетела с блондином в Италию.

– Ты все-таки подумай, Лиль, "Полтергейсту" нужны переговорщики с неушедшими.

Вообще, работа в организации, куда сватал ее Мир, считалась престижней, чем дежурства в патруле. Но, похоже, общение с капризной Элькой отбило всякое желание связываться с ей подобными.

– Я подумаю, Мирослав, – чтобы он отцепился, пообещала Лиля.

– Скоро будешь готова? Я тебя подброшу на работу.

Маг настаивал, и девушка не нашлась что возразить. Лишь когда они выезжали из двора, журналистка поняла, откуда у его любезности растут ноги. Она заметила автомобиль Кира, который резко рванул с места, как только они проехали мимо. Радость – он поджидал ее! – быстро сменилась злостью. Совпадения в жизни мага такого уровня, как Мирослав, случаются редко. Видимо, Полина попросила любовника не дать внучке объясниться с оборотнем.

Пасмурное настроение не подняли ни удачная сдача номера, ни премия. Вяло пересчитав полученную в конверте сумму, Лиля задумалась над тем, куда девать оставшееся до конца рабочего дня время. Можно было уйти домой, но видеть чужое счастье с каждым днем становилось все тяжелей. Хорошо, что она съезжает.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке