Изумрудное колье (9 стр.)

– Но все невесты семьи Фарнесте надевали колье в день бракосочетания. Я не позволю тебе стать исключением. – Его глаза смотрели холодно и насмешливо. – Это будет гражданская церемония. Мы поженимся как можно скорее, чтобы как можно скорее расторгнуть брак. Да, ты подпишешь брачный контракт, и в день свадьбы на тебе должны быть изумруды, чтобы потом ты мне их вернула. – Он открыл дверь и с улыбкой посмотрел на ее потрясенное лицо – с улыбкой, которую никак нельзя было назвать довольной. – Тебе следует радоваться, саrа mia, – твои девичьи мечты осуществились: я женюсь на тебе.

Он прошел мимо нее, вышел из квартиры и стал спускаться по лестнице. Рейчел молча смотрела ему вслед. Она услыхала, как хлопнула входная дверь, но еще долгое время не могла прийти в себя.

ГЛАВА ПЯТАЯ

Вито откинулся на спинку сиденья автомобиля, и шофер отъехал от обочины тротуара.

Его обуревал гнев. Итак, Рейчел Вейл – или правильнее сказать Рейчел Грэхем – решила обвести его вокруг пальца. Так же, как ее проклятая мамочка обвела вокруг пальца его отца, которого "доила" до самой смерти. От мстительного чувства у него внутри все сжалось в комок. Арлин Грэхем убила отца, не прибегая к помощи оружия. Роковой сердечный приступ был вызван сексуальным перенапряжением. Или попросту его убил чрезмерный и утомительный секс с любовницей. Какой был праздник у папарацци и итальянской бульварной прессы! В одном пакете они получили лакомые кусочки великосветского скандала: секс, богатство, адюльтер и смерть. Это последняя капля в унижении его матери. То, что он выгнал Арлин из римской квартиры и с виллы, доставило ему некоторое удовлетворение, но, чтобы отомстить ему, она забрала изумрудное колье.

Дикая ярость охватила его. Теперь он его вернет, но женится на Рейчел Вейл не из-за этого. Да он скорее отправит ее гореть в аду, чем позволит манипулировать собой!

Изумруды – это трофей, а та, которая владеет ими сейчас, заслуживает особой участи. Ее, как и месть, лучше вкушать на холодную голову. Рейчел Вейл. Восхитительная, влекущая к себе.

Его губы скривились в безжалостной улыбке. Она бросила ему вызов, сказав, что сексуально он ей не интересен. Не следовало ей этого делать. Он же видел, как ее тело начало чувственно вибрировать еще до того, как он ее поцеловал. Ему доставит огромное удовольствие мастерски доказать ей, что она не права. Вот почему он согласился жениться на ней. Чтобы снова хоть один раз испробовать ту сладость, которая заключена в ее теле. А когда он до конца насладится ею, то сделает то, что сделал в прошлый раз, – пошлет ее к черту.

Рейчел смотрела в иллюминатор. Что она чувствует? Скорее всего – ничего, кроме оцепенения. Вот она сидит здесь, в частном самолете, летит в сторону Карибского моря, где на одном из островов ее ждет брак с Вито Фарнесте. Она должна торжествовать, испытывать огромное облегчение. Не верилось, что он согласился на ее дикое, безумное предложение. Вито сидел через проход от нее и работал с документами, лежащими перед ним на столе. В ее сторону он не глядел.

Он едва обронил пару слов с тех пор, как ее утром привезли в аэропорт Нортхолт на машине, которую он за ней прислал.

Выражение его лица было совершенно непроницаемым. А что сказать женщине, угрюмо подумала Рейчел, которую ненавидишь, и которую ты умышленно соблазнил, лишь бы нанести удар ее матери? И теперь ты с этой женщиной собираешься вступить в фиктивный брак, лишь бы вернуть фамильную драгоценность.

Она подвигала ногами, которые затекли от тяжелой папки, лежащей на коленях. Вито отдал ей эту папку, когда она села в самолет.

– Это брачный контракт, – лаконично объяснил он. – Пока ты его не подпишешь, свадьбы не будет.

Она прочитала документ. Его содержание ее нисколько не удивило. Изумруды становятся безоговорочной собственностью Вито Фарнесте с момента окончания брачной церемонии. После свадьбы она не получает никаких денег, не претендует на состояние Фарнесте, никогда не использует фамилию Фарнесте и не сообщает представителям прессы каких-либо сведений о своем браке или о семье Фарнесте.

Она подпишет контракт не задумываясь. И после этого выйдет замуж за Вито.

Рейчел была поражена тем, как быстро Вито все устроил. Они направлялись в Антилию, маленькое островное государство в Карибском море. Там их могли поженить без промедления и без соблюдения условий, существующих в английских законах.

Она собирается выйти замуж за человека, который однажды, пусть и на краткий, призрачный миг, был для нее всем! Этому человеку она отдала свою первую любовь.

"Но я делаю это не для себя, а для мамы! Я должна это сделать. Должна!"

Тяжесть навалилась на Рейчел. Она повернулась к иллюминатору и стала смотреть на облака.

Что-то заставило Вито поднять голову от бумаг. Он разбирался в очень запутанном предложении о создании совместного предприятия с дальневосточным промышленником.

Его охватило ощущение нереальности происходящего. Он, должно быть, сошел с ума! Что он делает? Надо лететь обратно в Лондон, оставить там Рейчел Вейл в аэропорту и уйти. Навсегда.

Но вместо этого он снова погрузился в документы. Руководить "Фарнесте Индустриале" – не синекура. Это тяжелая, неустанная работа, ответственность за служащих фирмы, чье существование зависит от него. Вклад компании в экономику Италии весьма значителен.

"Неудивительно, что отцу необходимо было расслабиться, проводить время с красивой женщиной, чтобы забыть о работе..." Но, черт возьми, чтобы расслабиться, он обращался не к жене!

"Выброси из головы эти мысли".

Он много лет мучился ими. Разбитое сердце матери, неверность отца... Он был не в силах что-либо изменить. Ему оставалось только одно: обвинять и презирать. И быть утешением для матери, которая молча мучалась, и лишь приступы слабости свидетельствовали о ее боли. Эти приступы повторялись как раз тогда, когда отец находился с любовницей. Она уединялась в итальянских Альпах, в домике, расположенном высоко над озером Комо. Там, в одиночестве, она страдала от неверности мужа и не пускала к себе даже сына.

А в это время Арлин Грэхем вела беспечную жизнь богатой потаскухи на деньги его отца...

И вот теперь он женится на ее дочери. Горечь и злоба душили его. Он поднял голову от бумаг и посмотрел на Рейчел.

Казалось бы, на ее лице должно быть написано торжество – словно у кошки, которая получила полную миску сливок. Но ее лицо напряженно застыло, а неподвижный взгляд устремлен куда-то вдаль.

Ее что-то мучает, подумалось ему.

Он резко отвернулся. За прошедшие годы она расцвела и стала похожа на зрелый персик. И сегодня ночью, да, сегодня ночью, под луной, он вкусит ее сочную сладость. Тогда она поймет, почему он согласился жениться на ней.

Долгие часы перелета наконец усыпили Рейчел.

Во сне она видела себя в объятиях Вито. Его искусство любовника было утонченным и изощренным, и ее тело пылало, ныло и таяло от упоения страстью. Он гладил ее, шептал на ухо слова, которые она не понимала, но они были подобны музыке. Под его руками она раскрывалась как бутон цветка.

Но вот Вито исчез и кто-то легонько, но настойчиво потряс ее за плечо. Она открыла глаза и заморгала, ничего не понимая.

– Мне очень не хочется будить вас, мадам, – произнес вежливый голос, – но мы приземляемся и вам необходимо пристегнуть ремень.

Перед ней стоял стюард, и Рейчел пришла в себя. А напротив Вито продолжал работать с деловыми бумагами. Сердце у нее замерло: она никак не могла отделаться от сновидения. Она смотрела на него все с тем же обожанием восемнадцатилетней девочки.

"Не раскисай! Он никогда не был тем мужчиной, каким казался тебе. Никогда! То, что было между вами, – фальшь, да и только. Для него ты всегда была дурочкой, и в конце концов он показал подлинное лицо Вито Фарнесте. И сейчас он такой же".

Она не должна этого забывать. "Это всего лишь сделка. И чувства здесь ни при чем".

Самолет накренился, спускаясь на взлетно-посадочную полосу. Рейчел увидела сине-зеленую гладь моря и слепящее солнце, когда самолет, выровнявшись, снова резко нырнул вниз для окончательной посадки. Затем из ниоткуда появилась земля, пальмы и зеленые кусты, вначале крохотные, но быстро приобретающие нормальные размеры.

Они приземлились почти без толчков, двигатель постепенно заглох. Рейчел ждала, когда можно будет выйти. Наконец она спустилась по невысокому трапу, и на нее подул благоуханный субтропический ветерок.

Регистрационная процедура в маленьком и полупустом аэропорте быстро закончилась, и спустя несколько минут она уже сидела в машине с кондиционером, а их чемоданы погрузили в багажник. Интересно, куда они едут, подумала Рейчел. А вообще, не все ли ей равно? Она отодвинулась в угол салона, как можно дальше от Вито.

Он молчал, и она была этому рада. Им нечего сказать друг другу. У нее в сумочке в бархатном мешочке лежало изумрудное колье. Оно – единственная причина, почему она здесь, на Карибах, с мужчиной, которого ненавидит, как никого другого на свете.

И за этого мужчину она выйдет замуж сегодня вечером.

Чувствуя себя усталой и разбитой, Рейчел едва обращала внимание на пальмы и поля сахарного тростника по обеим сторонам тряской дороги. Вдруг совершенно неожиданно перед глазами блеснуло что-то сине-зеленое, и машина остановилась на набережной с несколькими довольно ветхими домами. У причала стояла открытая моторная лодка.

Рейчел нахмурилась и хотела спросить, в чем дело.

– Мы отправляемся на остров Сен-Пьер. Это недалеко от берега. Там обычно устраиваются свадьбы, – равнодушным голосом пояснил Вито.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке