Голодное сердце (43 стр.)

Тема

В комнате воцарилась тишина, и Дар с Рантаиром заметили, как напряглись Анита и Женевьева и как у маленькой Саби загорелись в предвкушении глаза. Она еще никогда так весело не развлекалась и не видела рядом с собой столько больших мужчин.

Вся ее трехлетняя жизнь прошла в окружении мамы, Евы и тети Жени, и сейчас она наслаждалась оказываемыми ей вниманием и восхищением. Она мигом забралась к Рантаиру на второе, не занятое Евой колено и, расправив подол нового красивого платьица, с важным видом уставилась в дверной проем, не обращая внимания на усмешки Дара, Евы и Ярины.

Эльтар Вайсир и его племянник Харнур быстро прошли через стыковочный шлюз и в сопровождении слегка напряженного в их присутствии Дира направились в сторону гостевой каюты.

Всю ночь Йанур не мог уснуть, представляя эту встречу. Он молился Аттойе и всем богам Рокшана, чтобы его мечта осуществилась и его род был спасен, а ему подарено мгновение счастья, чтобы хоть на секунду забыть об одиночестве и бесконечно грызущем внутренности голоде.

Йанур надеялся, что его выберет любая из двух женщин, что одной из них он был интересен и не противен и что она бы согласилась стать его частью. Он не рассчитывал на лианорию, так далеко его мечты не распространялись, лишь молил, чтобы одна из женщин согласилась принять его как хранителя и будущего отца, ведь Йанур так мечтал о наследнике. Он сделает все, чтобы она никогда не пожалела о принятом решении, положит к ее ногам все свои богатства. Ему хватит на это средств, в этом он был уверен. Лишь бы кто-нибудь из них согласился!

Войдя в каюту, где его ожидали Рантаир и остальные, застыл в оцепенении. Моментально оглядел всех присутствующих и оценил каждого из них: и уже знакомых, и новые лица. Скользнув взглядом по маленькой девочке Сабрине на колене у Рантаира, которая с любопытством рассматривала их с племянником, легко улыбнулся ей мягкой улыбкой, потом такая же улыбка досталась Еве и Ярине, легкий кивок – Дару и более глубокий – второму наследнику.

Затем его взгляд немного задержался на молодой и стройной, невысокой, очень похожей на Еву женщине – скорее всего, Аните. Ее волосы были более темными, чем у Евы, и красный в них смешивался с коричневым и золотым, играя яркими бликами в искусственном освещении. Золотисто-коричневые глаза прекрасно гармонировали с цветом волос, коричневыми бровями и такой же светлой прозрачной кожей, как у Евы. Полные розовые губы были раздвинуты в легкой любопытной улыбке. Заглянув в золотистые глаза, Йанур заметил интерес, но не более того. Она ему понравилась, это точно. Ее мягкая красота сочеталась со спокойным нравом и рассудительностью, все это он прочитал в ее глазах.

Переведя взгляд на вторую женщину, он замер, забыв, как дышать. Прямо на него, чуть приоткрыв от удивления пухленький ротик, смотрела девушка с самой сексуальной фигурой, какую он только мог нарисовать в своих тайных мечтах. Не худая, но и не толстая. Слегка в теле именно в тех местах, за которые так хотят подержаться мужские руки. Узкая талия, высокий пышный бюст и длинные стройные ноги, выглядывающие из-под высоких разрезов женского харуза, зеленый цвет которого умопомрачительно сочетался с ярко-оранжевой шевелюрой из мелких завитков, буйной волной стекающей до талии. Глаза – как зеленые лесные озера, опушенные густыми ресницами и украшенные красноватыми бровями. Настоящая женщина в полном смысле этого слова. Если с такими, как Ева и Анита, Йанур все время контролировал бы силу, боясь навредить их хрупким телам, то эту женщину он бы…

Йанур с трудом выдернул себя из омута этих глаз и, судорожно сглотнув, попытался остановить поток своих фантазий. Он вдруг испугался, причем как никогда и ничего в этой жизни. Осознал, что хочет только эту женщину и никакая другая, а тем более любая, ему не нужна. Но в этом случае решал не только эльтар Вайсир, он не мог полностью контролировать судьбу, и осознание этого факта обрушилось на него водопадом отчаяния. Именно в эту секунду он отчетливо понял, что если не добьется женщины с прекрасным именем Женевьева, то дальше ему действительно незачем жить. Незачем и не для чего!

Он попытался отвести взгляд, но смог лишь тяжело прикрыть глаза веками и только после этого повернулся с вымученной улыбкой к капитану корабля и его лианэ. Заметив их пристальный изучающий взгляд, Йанур понял, что впечатление, которое на него произвела эта женщина, не осталось незамеченным и принято к сведению. А еще он с удивлением обнаружил, что Харнур сидит на полу, а рядом с ним на ковре стоит Сабрина и, держа его лицо руками, что-то увлеченно ему рассказывает, но племянник почти не слушает, что ему говорит маленькая собеседница, а просто с блаженной глуповатой улыбкой наслаждается ее присутствием. Понятно, Харнур тоже пропал!

Снова взглянув на Женевьеву, Йанур с удивлением и отчаянной надеждой заметил искренний интерес в ее зеленых глазах. С трудом удержав желание подойти к ней и ощутить ее вкус, с округлившимися глазами он смотрел, как она встала с кресла и с улыбкой направилась к нему сама.

Когда гости вошли в комнату, Женевьева сразу обратила внимание на юношу с серовато-белой косой до талии. Его узкое белое лицо поразило наличием кроваво-красных глаз без какого-либо контура зрачка, одна только красная пелена. Ева ей объяснила: это означает, что обладатель таких глаз очень голоден и испытывает жуткий дискомфорт и боль. Женевьеве стало очень жаль этого высокого юношу. Он совсем юн, а уже перенес столько страданий, и сколько еще вынесет из-за своей аномалии.

Потом ее взгляд плавно переместился на высокого крупного мужчину, стоявшего рядом с ним. Мужчина был более коренастым, широким в плечах, и, возможно, поэтому был больше похож на человека. Остальные рокшане были весьма стройными и, скорее, длинными, чем высокими, обладая пластичной худощавой фигурой, но при этом отличались огромной силой.

Начав осмотр с его тела, взгляд Женевьевы переместился на лицо, и она напряглась, словно перед прыжком с высоты.

Лицо поражало ощущением силы, власти, бескомпромиссности: вишневые глаза, по которым невозможно прочитать мысли собеседника, нос с выступающими широкими крыльями и тонкие губы, сжатые в жесткую линию и подчеркивающие твердый волевой подбородок, – в нем присутствовало все, чего так не хватало Женевьеве. Она слишком мягкая, слишком домашняя и часто идет на компромиссы (но только не с собой). Вот и сейчас она с восхищением следила за мужчиной, с облегчением отметив про себя, что Анита ему понравилась, но не более того. Его лицо никак не изменилось, когда он смотрел на ее сестру, лишь осветилось легкой приятной улыбкой, при виде которой внутри у Женевьевы что-то сжалось в трепетном ожидании. Еще мгновение – и гость повернулся к ней и замер, широко распахнув вишневые глаза, казалось, не дыша, как и она, с жадным вниманием вглядываясь в ее лицо. Женевьева, судорожно переведя дыхание, чуть наклонила голову и заметила, как он медленно, словно с трудом, закрыл глаза, а потом повернулся к Рантаиру и Еве. А она никак не могла перестать его рассматривать, наслаждаясь и впитывая каждую черточку. Через мгновение мужчина повернулся к Женевьеве снова, и именно в этот момент, когда его вишневые глаза снова распахнулись, у нее возникло странное ощущение, что он как будто чем-то удивлен и обнадежен. Ее вниманием и интересом?

Не давая себе времени на раздумья, она порывисто встала с кресла и направилась к Йануру, мягко покачивая бедрами. Она решила: "Эх, похоже, с будущим мужем определилась, пора начинать завоевывать".

Женевьева, мягко улыбаясь, шла к мужчине через всю комнату и заметила, что он снова затаил дыхание, замер и не сводит с нее глаз. Подойдя почти вплотную, она быстро заговорила, продолжая улыбаться:

– Здравствуйте! Мы не знакомы, меня зовут Женевьева. Пока дождешься, чтобы Рантаир представил нас друг другу, можно покрыться плесенью и умереть от старости. Я знаю, что вас зовут эльтар Йанур доран Вайсир! Простите нас с Анитой: мы еще не совсем привыкли к вашим именам, титулам и правилам этикета, да и языка не знаем, но обещаю – скоро научимся. Станем такими же вежливыми, как и Ева с Рантаиром!

Она кокетливо улыбнулась и, протянув руку, взяла ладонь Йанура. Слегка пожав его пальцы, она послала ему огонек симпатии. И в следующий момент почувствовала горячую волну удовольствия, окатившую ее с головы до ног и жарким пламенем вспыхнувшую внизу живота.

Покачнувшись от неожиданного наслаждения, она, не сознавая, что делает, ухватилась рукой за ворот харуза эльтара Вайсира. Уткнувшись лицом ему в грудь, пыталась прийти в себя и все еще продолжала гореть от прикосновения, чувствуя его и, как ни странно, ощущая не просто аромат тела мужчины, но и его энергию. Такое случилось впервые, и Женевьева с легкой усмешкой заметила, что человеческие мужчины пустые и безвкусные по сравнению с Вайсиром. Вот что она искала в других и в поисках чего вытерпела два суперкоротких романа на Земле, а после горького осознания, что это все не для нее, провела столько лет в безнадежной депрессии. И тут вдруг такое!

Отстранившись, Женевьева заглянула Йануру в лицо и замерла. Сжав губы в тонкую линию, словно пытаясь сдержать крик, и закрыв глаза, мужчина явно испытывал то ли боль, то ли удовольствие, крепко сжимая ее руку своей. Он часто дышал, его грудь ходила ходуном, и Женевьева заметила, как по его телу пробегает едва заметная дрожь. Она встревоженно прошептала, вглядываясь в лицо:

– Йанур, вам нехорошо? Вам больно?

Внезапно открывшиеся карие глаза с расширенными зрачками были все еще подернуты прозрачной красной пеленой, но уже больше походили на человеческие, без того жуткого вишневого оттенка. Йанур с восхищением и обожанием посмотрел на девушку и прохрипел:

– Мне очень хорошо, Женевьева, и мне не больно! Спасибо, что так щедро поделились своей энергией. Чем я могу отблагодарить вас за это?

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке