Невыносимая дерзость (6 стр.)

Глава 4

Проснувшись в незнакомой обстановке и с каким-то странным, новым для нее чувством, Кэт открыла глаза и осмотрелась, пытаясь понять, что создает такое ощущение качки, а также вспомнить, где она и почему она здесь.

Комната, где она находилась, была шикарной, обитой дорогим деревом, с большими венецианскими зеркалами. Персидские ковры застилали пол, на котором она заметила свои чемоданы, стоящие рядом с гардеробом. А на ручке двери висел чертов фартук.

Она на роскошной яхте Карлоса Герреро!

Со стоном Кэт приподнялась на подушках. Она лежала на огромной кровати, укрытая двумя мягчайшими покрывалами. И… Кэт застыла, проводя рукой по телу.

На ней не было ничего.

Зато это объясняло то странное чувство, что ее смутило. Кэт всегда спала одетой. Уютные, теплые пижамы зимой и легчайшие пеньюары в теплое время года. Детская привычка, из которой Кэт так и не выросла, отчасти потому, что еще не знала, какие приключения может подарить ночь…

Вздрогнув, она села, автоматически посмотрев на часы и с удивлением обнаружив, что они остановились.

Постепенно события предыдущего дня стали возвращаться к ней. Ее заманили на яхту и сказали, что она будет прислуживать Карлосу Герреро. А потом… Кэт прикусила губу, вспоминая о своей попытке сбежать и о том, как Карлос прыгнул за ней в ледяную воду.

На спинке стула аккуратно висели ее джинсовые шортики, топ, бюстгальтер и трусики, и, залившись румянцем, Кэт вспомнила, как Карлос методично снимал с нее вещь за вещью.

Вспомнила, что она при этом ощущала.

Заперев дверь и взяв одну из своих сумок, девушка отправилась в ванную комнату, где была ошарашена своим бледным отражением в зеркале. Однако горячий душ вскоре привел ее в чувство, и теперь она рылась в сумке в поисках подходящей одежды. Но что надеть? Наряды, которые Кэт взяла с собой, предназначались не для работы, а, скорее, для ленивого отдыха на солнце.

Хотя с какой стати она должна об этом переживать, ведь ее заманили сюда хитростью. К тому же Кэт вовсе не собиралась браться за работу – что бы ни говорил ее отец!

Девушка упрямо натянула на себя обтягивающее шелковое платье, модель столь популярную, что раздобыть ее удалось лишь избранным, в число которых она входила. Длиной до середины бедра, этот наряд выгодно подчеркивал ее загорелую фигуру.

Однако сердце Кэт тревожно билось, когда она отправилась на поиски Карлоса Герреро.

Ведомая ароматом кофе, доносившимся с одной из палуб, она вышла на залитое солнцем пространство, размышляя, не вернуться ли ей за шляпой. Солнечные лучи танцевали замысловатый танец на сапфировой поверхности воды. В другое время и в другом месте Кэт бы просто наслаждалась потрясающим видом, но сейчас ее внимание было сосредоточено на иных вещах. Например, на мужчине, лежащем в шезлонге лишь в нескольких шагах от нее…

Карлос печатал что-то в ноутбуке. На нем были низко сидящие белые джинсы, открытая белая рубашка и темные очки. Неподалеку стоял небольшой столик с кофе и вазой с булочками. Но даже несмотря на проснувшийся голод, Кэт не обратила на еду никакого внимания.

Несколько мгновений она просто стояла и наблюдала за мужчиной, чьи иссиня-черные волосы блестели на солнце. Сильный и поджарый, сейчас Карлос выглядел расслабленным и довольным – словно пума, только что удачно завершившая охоту. Кэт ощутила напряжение внизу живота, когда ее взгляд прошелся по широким плечам, мускулистой спине и узким бедрам мужчины.

Заметив идущую к нему Кэт, Карлос напрягся. Интересно, понимает ли она, как блестит ее платье в солнечных лучах, подчеркивая каждый изгиб ее роскошного тела, так что кажется, будто на ней вообще нет одежды?

"Конечно, понимает", – цинично ответил он сам себе. Женщины, подобные ей, всегда носят одежду, подчеркивающую сексуальность. Сексуальность, которую Кэт выставляла напоказ при любом удобном случае и которую Карлосу придется игнорировать. Он сжал губы, заставляя себя отвести взгляд от ее потрясающей груди.

– Так ты решила почтить нас своим присутствием, – холодно поприветствовал он ее.

– Который сейчас час? – спросила Кэт.

– Одиннадцать.

– Утра?

Карлос молча перевел взгляд на залитую солнцем палубу.

– Обычно в одиннадцать вечера солнце так не светит, – с сарказмом ответил он. – Даже в Средиземном море.

– Одиннадцать часов! – воскликнула Кэт, игнорируя иронию мужчины. – То есть я проспала…

– Много, много часов, – недовольно заключил Карлос. – Возможно, вино заставило тебя проспать так долго. – Он приподнял солнцезащитные очки и посмотрел в глаза Кэт. – Я заметил, что ты открыла Петрус.

Девушка вспомнила ярость, переполнявшую ее, когда она поняла, что оказалась в ловушке на яхте Карлоса, да еще вынуждена работать на него. Вспомнилось ей и золотое бикини – и снова что-то, неприятно похожее на ревность, кольнуло сердце.

Ну и что с того, что она выпила полбутылки этого дорогого вина?

– Прости, не смогла устоять, – беспечно сказала Кэт. – Оно было очень дорогим?

– Да, очень, – последовал ответ.

– О, понятно, – протянула девушка. Возможно, если она его хорошенько разозлит, он сам высадит ее на ближайшем берегу? – А тебе что, жалко?

Жалко? Больше всего ему было неприятно видеть ее легкомысленное отношение ко всему происходящему. Карлос осознал – Кэт хочет, чтобы ему стало жаль своей собственности и чтобы он выразил свое недовольство самым что ни на есть примитивным способом – взял бы да и отшлепал ее как следует.

– У тебя отменный вкус в том, что касается вина, дорогая моя, – тихо заметил он.

Кэт с подозрением взглянула на него. Она не ожидала подобной реакции.

– П-правда?

– Да. Разумеется, теперь придется несколько изменить твою зарплату. – Карлос пожал плечами. – Хотя это всего лишь воспитательная мера, ведь никакой зарплаты горничной не хватит, чтобы покрыть стоимость такого вина.

Кэт ощутила прилив разочарования.

– Надеюсь, ты не продолжаешь вынашивать фантастическую идею заставить меня работать на тебя? – требовательно спросила она.

Отодвинув ноутбук на край шезлонга, Карлос легко поднялся.

– Уверяю тебя, это не просто моя фантазия, Кэт. Таковы условия сделки, и я сдержу слово, данное твоему отцу, и найму тебя на работу, хотя сразу видно, что ты не обладаешь ни одним полезным умением.

– Это не твое дело…

– Боюсь, мое. Я согласился взять тебя, и ты должна усвоить, что обязана быть пунктуальной и делать работу в срок.

– Но я не…

– Меня не интересуют твои возражения, – снова прервал ее вялые протесты Карлос. – Ты очень плохо начала свою карьеру. – Заметив, как задрожали от обиды губы Кэт, мужчина ощутил прилив удовлетворения. – Однако я прощу твою выходку, но более не вытворяй подобного. На будущее запомни – ты должна быть на палубе к семи утра. Команда может сама о себе позаботиться, но я хочу, чтобы ты исполняла мои пожелания. Крепкий кофе, фрукты и хлеб. Вот все, что мне нужно. – Глаза мужчины дразнили ее. – Затем тебе надо будет приготовить для всех легкий обед, а к вечеру – нечто более изысканное. В твои обязанности также входит поддержание чистоты в каютах и на палубе, разумеется, исключая комнаты матросов. Все понятно?

На мгновение Кэт лишилась дара речи.

– Нет, мне кажется, это ты не понимаешь, – наконец гневно набросилась она на него. – Пошутили, и хватит, Карлос. Я не желаю оставаться на яхте, и уж тем более работать на тебя. Я… Я хочу сойти на берег. – Заметив, что Карлос выжидательно на нее смотрит, она заставила себя произнести слово, которое буквально душило ее. – Пожалуйста.

Мужчина шутливо зааплодировал:

– Браво! Похоже, у нас наметился прогресс! Испорченная английская девчонка учится быть вежливой!

Кэт взглянула на Карлоса с мольбой и надеждой в глазах:

– Так ты отвезешь меня на берег?

– Не могу, – резко ответил он. – Надеюсь, ты еще не забыла, что было в письме?

– Разумеется, я помню то письмо, но папа явно был не в себе, когда составлял его!

– Ты не права, – сказал Карлос. – Я считаю, ему следовало заняться тобой гораздо раньше, чтобы ты перестала изображать из себя маленькую капризную принцессу, которая считает, что все должны предвосхищать каждое твое желание.

Кэт неподвижно стояла, слушая его насмешки, а ее сердце билось все чаще и чаще, и ледяные щупальца страха начали окутывать его. Страха, который она привыкла прятать глубоко в душе. Неужели Карлос не может понять – тяжелее всего ей справиться с тем фактом, что она в западне. В своей жизни Кэт видела достаточно насилия.

Словно темный яд, воспоминания о том времени возникли в памяти Кэт, но она сумела заблокировать их так же, как делала это всегда с момента гибели отчима, перевернувшей всю ее жизнь. Она никогда ни с кем не говорила об этом. Ни с кем. Даже с психотерапевтами, на которых потратили уйму денег. Даже с родителями. Ни с кем. И уж точно она не станет обсуждать болезненные события прошлого с этим самодовольным типом, который видит в ней лишь плохое.

– Я не собираюсь оставаться здесь, – решительно произнесла Кэт. – И ты не сможешь меня заставить!

– О, я смогу. И заставлю, – спокойно ответил Карлос, возвращаясь к работе. – И однажды ты даже поблагодаришь меня за это.

– Да ни за что!

Мужчина рассмеялся:

– Вижу, тебе необходим урок смирения, Принцесса. А если ты планируешь выкинуть еще какой-нибудь финт вроде вчерашнего, лучше подумай дважды. Второй раз я могу и не захотеть спасать тебя.

Карлос заметил, что Кэт окидывает внимательным взглядом палубу, словно ища иной выход из сложившейся ситуации.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке