Жестокая Императрица

Тема

Аннотация: В городе начали происходить странные вещи. Все растения вдруг пустились в бурный рост, цветы принялись разбивать свои горшки, а на карандашах стали прорастать листочки. Корнелия испугалась, что ее сила выходит из-под контроля. Но оказалось, что во всем виноваты крошечные зеленые огоньки — существа из другого мира. Они явились в наш мир, чтобы попросить помощи у юных чародеек, иначе их земля погибнет…

---------------------------------------------

Лене Каабербол

Глава 1 Дядя Као

— Ну, лети! — Выдохнул папа. — Ты что, не собираешься взлетать?

Он стоял на холме в парке и разговаривал с воздушным змеем. Змей подергивался от ветра, и вяло шевелился с таким видом, будто вовсе не собирался подниматься в воздух. Папа согнутыми пальцами стал умело дергать за нитку, стараясь не повредить змея, но я видела, что без помощи ему не обойтись.

Тихонько, так тихо, чтобы папа не услышал, я прошептала несколько слов ветру. И тут же огромный змей расправился и гордо воспарил, словно дракон (собственно, это и был дракон), ярко-алый на фоне ясного голубого неба. За ним шлейфом, похожим на языки пламени, развевались красные и желтые ленты. Змей выглядел просто великолепно, при виде него у меня сердце замирало в груди.

— Ну вот, — сказал папа. — Так-то лучше!

Я взяла папу за руку, осторожно, чтобы не задеть нить змея.

— Здорово выглядит, правда?

— Да, — ответил папа и с довольным видом улыбнулся.

Внезапно меня захлестнула волна жуткой грусти, такой сильной, что перехватило дыхание. Еще в прошлом году бабушка запускала бумажных змеев вместе с нами. Всего год назад.

Папа заметил, что у меня изменилось настроение.

— Что случилось, малышка?

— Ничего, — я постаралась, чтобы голос звучал беззаботно. На дворе была суббота, чудесный ветреный весенний денек, и папа в кои-то веки смог на пару часов вырваться из ресторана. Мне не хотелось портить ему удовольствие. Но он слишком хорошо знал меня.

— Это из-за бабушки?

Я кивнула:

— Я очень скучаю по ней. Она ведь так любила запускать бумажных змеев…

Смерть бабушки была для меня таким ударом… Только тогда я поняла, что значит фраза: «мне так плохо, будто сердце раскололось». В первое время я просто не представляла себе, как мы сможем обходиться без бабушки. Да, я знала, что она не просто оставила нас. Теперь она была у Оракула, в оплоте Кондракара. Но мне-то хотелось, чтобы она была где-нибудь поближе. Что ни говори, а центр бесконечности слишком далеко от нас…

Я заметила, что выражение папиного лица стало другим. В нем больше не было той безоблачной радости.

— Я тоже скучаю по ней, — сказал он. — Но нужно жить дальше. Мы должны всегда помнить о ней, хранить в душе все то хорошее, что она говорила и делала, но мы также должны строить свои собственные жизни. Бабушка рассердилась бы на нас, если бы мы вели себя иначе, разве нет? Думаю, она дала бы нам порядочный нагоняй!

Я не могла не улыбнуться. Да уж, моя бабушка нередко сердилась. При этом она не принимала никаких твоих извинений, пока ты сам не поймешь, что поступил плохо из-за своей глупости, самолюбия, трусости или чего-то в этом роде. И еще разговор с ней всегда придавал сил, или мудрости, или смелости, которых тебе не хватало; и ты мог пойти и исправить то, что натворил. Бабушке часто доводилось хмуриться и ворчать, но в конце концов она заставляла тебя лучше разобраться в себе и в том, что происходит вокруг.

Я взглянула на змея и прислонилась головой к папиному плечу.

— Смотри-ка! — сказала я. — Кажется, теперь он не собирается спускаться обратно.

— Ничего, я с ним справлюсь, — улыбнулся папа.

Вдруг со стороны парковых ворот раздался голос, выкрикивавший наши имена. Это была мама.

— Что такое? — спросил папа.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке