Врачебные предписания

Тема

Аннотация: Корабельный врач Леонард Маккой остается временно исполнять обязанности командира. На планете появляются военные корабли клингонов и пираты с Ориона.

---------------------------------------------

Диана Дуэйн

«Клянусь именами древних врачевателей Аполлона и Эскулапа, именами его дочерей-целительниц, а также именем Всевышнего применять свое искусство только на благо живой жизни во всем ее многообразии, поддерживать эту жизнь или позволять ей уходить с достоинством Клянусь бороться с преждевременной смертью и никогда не потворствовать ей своими действиями, либо бездействием Где бы мне ни пришлось лечить больных, обязуюсь хранить в тайне все, что должно, обязуюсь не предпринимать никаких действий, в которых я несведущ. Клянусь никогда не использовать звание врача с целью введения в соблазн кого бы то ни было. Обязуюсь обучать всех желающих своему искусству безвозмездно и без предварительных условий, если они произнесут такую же клятву. Клянусь относиться к тем, кто обучил меня искусству врачевания, как к собственным родителям, помогая им, когда они будут нуждаться в этом. Пусть Всевышний услышит мою клятву. И пока я буду верен своему слову, пусть я буду уважаем людьми, но если я нарушу клятву, пусть меня постигнет кара.»

Клятва Гиппократа, пересмотренное и дополненное издание.

«Пусть богохульство, неведение и жестокость уйдут из медицины. И тогда будут счастливы все врачеватели и доволен я…»

Николаус Кулиспер, представитель нетрадиционной медицины.

Глава 1

— Ты помнишь, когда я украл твой труп? — спросил Леонард Маккой.

Высокий седовласый человек, развалившийся в соседнем кресле, рассмеялся.

— Очень печально, но, увы! Убийство, грязь, суета, воровство, педерастия, обман, недостаточная перфузия!

Маккой догадался: Дайэтер хотел таким образом сообщить, что находился тогда в состоянии шока. Он частенько изъяснялся в подобной манере, из-за чего уловить смысл сказанного им можно было лишь напрягаясь. Дайэтер Клиссман владел английским в совершенстве, но порой казалось, будто ему нравится заставлять окружающих в этом сомневаться.

Маккой слегка наклонился вперед, подавая тем самым знак одному из официантов, стоявших за террасой отеля, и сказал:

— Ну что ж, ничего страшного, все переживания уже позади. Вы и ваши молочные коктейли совсем не изменились. Позвольте заказать вам еще один. Официант посмотрел на них, кивнул и вышел. А Маккой снова развалился в кресле и засмотрелся на пейзаж, открывшийся его взору за террасой. Старинное здание отеля возвышалось на макушке небольшого плато между городом Венген и самой высокой вершиной Бернских Альп под названием Юнгфрау, что по-немецки означает «Дева».

Прозрачно-голубое небо указывало на приближение осени: хотя по календарю был лишь конец июля, но уже потихоньку начинали опадать листья с деревьев. Там внизу, среди одиночных вечнозеленых сосен, под коричневыми островерхими крышами уже загорался свет в окнах — день клонился к закату. Западную часть города в это время накрывало тенью гор.

В долине Лаутербрюннен вспыхнула пара огоньков. Это приближалась электричка, переполненная пассажирами, едущими из Интерлейнена, Туна и Берна.

На улицах города не было другого транспорта, кроме тележек, небольших авто на электрической тяге да повозок, запряженных лошадьми; более крупные автомобили и летательные аппараты никогда не поднимались выше Лаутербрюннена. Маккой только приветствовал все эти строгости, ибо благодаря им вокруг стояла тишина, лишь изредка нарушаемая колокольчиками на упряжи лошадей, блеянием коз и мычанием коров, пасущихся на зеленых альпийских лугах, раскинувшихся в предгорьях.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке

Популярные книги автора