Парри Хоттер и изнанка магии

Тема

Аннотация: Не все волшебники постоянно озабочены безнадежной борьбой Добра и Зла, а также одержимы прогрессирующей манией спасения мира. Большинство представителей «магического цеха» только и думают о том, как раздеть вас догола, под ноль очистить ваши карманы, а то и вовсе совершить над вами какое-нибудь гнусное непотребство. Так что только редкая везучесть и пронырливость помогают Парри Хоттеру, двоечнику и разгильдяю, ставшему абитуриентом Школы Чародейства «Свиноморд», уцелеть и заодно отточить свои врожденные магические способности…

---------------------------------------------

К. С. Эллис

Для Холли – когда-нибудь мы станем писать романы вместе!

С благодарностью Марку Тауэллу за ценный вклад в развитие сюжета в ходе долгих бесед, вдохновленных спиртными напитками, а также Яну Портеру – за продуманную критику

Глава 1

Парри пришлось долго ждать под дверью кабинета директора. Директор все никак не мог связаться с его родителями. Они укатили в Стокгольм, получать Нобелевку за вклад в развитие семьи. Пришлось вместо родителей позвонить в инспекцию по делам несовершеннолетних. Там пообещали уведомить дежурного инспектора и прислать кого-нибудь за Парри сразу, как получится. Однако любезно предупредили:

– Вы прямо сейчас особо-то не ждите!

А вот полиция была тут как тут. Впрочем, им не впервой.

Парри сидел напротив тетеньки-полицейского.

Как он ни старался, воображение разыгрываться не желало. Не то чтобы она была непривлекательна. Суровая, да, но вполне себе ничего. Тетенька-полицейский была в форме, и эти черные брюки в обтяжку вполне смахивали на чулки. Волосы зачесаны назад и собраны в тугой хвост – идеальная прическа для классических подростковых фантазий, в которых женщина-начальница внезапно распускает волосы и превращается в опытную и сладострастную обольстительницу. Да еще и наручники на поясе! Прямо-таки мечта юного мазохиста! Но, как Парри ни подстегивал свое воображение, ничего не выходило, хоть плачь.

И мысль о том, что его собираются исключить из школы, дела не упрощала. Так же, как и грозящее ему обвинение в попытке нападения. Возможно, даже изнасилования!

А ведь ему всего пятнадцать! Его могут снова отправить в детдом!

Хуже того – его могут вернуть к приемным родителям! А уж о чем, о чем, а об этом они будут трындеть до скончания веков!

Что же делать-то, а? Парри питал слабую надежду, что все учреждения для малолетних преступников окажутся переполнены и его туда не возьмут.

Наконец дверь кабинета директора отворилась, и оттуда вышел констебль Роджерс. Он провел Майка, последнего из свидетелей, которых неофициально опрашивали у директора, через приемную, где сидел Парри, и выпроводил его в коридор.

Проходя мимо Парри, Майк скорчил рожу и показал фигу.

– Отвали! – беззвучно прошипел Парри. Майк расплылся в ухмылке и показал большой палец.

Роджерс кивнул констеблю Чепмен. Она встала, и оба полицейских взглянули на Парри.

– Ну что, малый, пошли, что ли? – сказал констебль Роджерс.

И Парри, подталкиваемый не по-женски сильной рукой констебля Чепмен, вошел в кабинет следом за Роджерсом.

Как ни странно, доктор Уэнделл, директор школы, казалось, чувствовал себя не в своей тарелке. За те восемь лет, что он руководил муниципальной средней школой Эбсфлита, его короткие черные волосы поседели, а длинное смуглое лицо посерело, но обычно он ничему не удивлялся. Теперь же, если Парри не ошибался, директор был изрядно выбит из колеи.

Ну, и мисс Николе, конечно, сидела тут же. Она была закутана в плащ и цеплялась за свою кружку со сладким чаем, как утопающий за соломинку. Училка выглядела одновременно угнетенной и встревоженной, этакая невинная жертва.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке