Туман вечности и болото бесконечности

Тема

---------------------------------------------

Влада Воронова

(рассказ)

Всё, что здесь есть — это болото. Огромное, непроходимое и нескончаемое поле кочек да трясин.

Серое, коричневое, грязно-зелёное.

Чавканье грязи, хлюпанье грязи, зудение комаров…

Есть я — болотный туман. Огромный, беспросветный, вечный. На всё болото, от края и до края его бесконечности.

А ещё есть плач лягушонка.

Плач лягушонка? Действительно, плачет лягушонок. И, судя по судорожной прерывистости всхлипов, уже довольно давно, даже силы начал от плача терять. С чего бы вдруг? Надо посмотреть. Тем более, что доносятся рыдания с самой необжитой и опасной части болота.

На кочке сидел лягушонок и плакал так безнадёжно и горько, что мне даже не по себе стало.

— Что случилось? — спрашиваю его.

— Ты кто? — подскочил перепуганный лягушонок.

— Туман. Не бойся, ничего плохого я тебе не сделаю. Я ведь не более чем сгусток водяного пара.

— Туман не может говорить! — кричит лягушонок. Похоже, от испуга ему все мозги отключило, если столь настойчиво отрицает очевидное. Ещё один такой каменно-безапелляционный вопль, и я сам начну сомневаться в своей способности к членораздельной речи.

Надо его как-то в чувство и разум привести. От забредших на болото людей я слышал, что в таких случаях хорошо помогает либо оплёуха, либо жменя холодной воды в лицо.

К сожалению, оба средства осуществимы только в том случае, если есть руки.

Придётся изыскивать другие способы.

Я сгущаю свои клубывокруг лягушонка и остужаю их насколько могу. Спустя несколько мгновений следует возмущённый вопль: «Ты что, сдурел? Холодно же!».

— А нормально разговаривать будешь? — спрашиваю я.

— Да, — нехотя соглашается малолетнее земноводное.

Я слегка подогреваю тот свой участок, который окружает лягушонка.

— Ух ты! — восторженно вопит этот живодристик. — Прямо как у горячего родника!

Я дал ему немного понежиться в тёплых клубах и стал потихоньку остужать пары до обычной болотной температуры.

— Почему ты раньше ни с кем не разговаривал? — спрашивает меня лягушонок.

— Какой смысл разговаривать с теми, кто тебя только проклинает?

— Мы же не знали… — смутился лягушонок. — Никто не знал, что ты всё слышишь и понимаешь. Ты никогда нам об этом не говорил!

В ответ я только фыркнул. Поговоришь с ними, как же… Кто тут меня слушать будет? С таким же успехом я мог бы разговаривать с камышом или болотными кочками.

— Ты сильно обиделся? — тихо спросил меня лягушонок.

— Да нет. Какой в этом смысл?

— Ты всегда один… — ещё тише сказал лягушонок. — С тобой никто никогда не играл. — В глазах опять сверкнули слёзы.

Ну я и дебил! Были бы руки, дал бы себе по шее. Хотя у меня и шеи нет. Как и мозгов… Вот какого, спрашивается, чёрта, грузить своими проблемами ребёнка, которому и без того несладко?

Я быстро слепил из своих клубов лягушонка в камзольчике и короне.

— Класс! — только и смог выдохнуть мой подопечный. — Как всамделишный принц.

Я убрал лягушонка-прица и сделал царевну-лягушку. Затем — избушку-на-курьих-ножках и терем-теремок.

Хм-м, судя по восторженному визгу, рыдать зелёная мелочь передумала окончательно. Можно спрашивать, что с ним случилось и как он сюда попал.

— Я заблудился, — с тяжким вздохом признался лягушонок. — Хотел пойти в гости к моему другу, но пришёл сюда. Ты такой густой, что даже дороги не видно было.

Нет, я даже не дебил! Я кретин. Мне и в мысли никогда не приходило, что мои клубыи завеси могут кому-то мешать. Слов нет, чем я гуще, тем мне приятней, однако на дорожках и тропках можно было остаться и лёгким маревом. Как будто на болоте мало уединённых мест, где я могу сгущаться в полное своё удовольствие и никому не мешать.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке