Этюды любви и ненависти

Тема

Аннотация: Новая книга очерков хорошо известного отечественному читателю автора в определенной степени является продолжением его предыдущей книги "Парадоксы и причуды филосемитизма и антисемитизма в России" (М., 2000) и посвящена все тем же "вечным вопросам" – любовь или ненависть? вместе или врозь?

---------------------------------------------

Савелий Дудаков

OCR и вычитка: Давид Титиевский; сентябрь 2008; г. Хайфа.

В библиотеке Александра Белоусенко книга размещена по просьбе автора, Савелия Юрьевича Дудакова.

Москва; Российский государственный гуманитарный университет; 2003

С. Ю. Дудаков

Очерки

Российский государственный гуманитарный университет Москва

2003

Художник Михаил Гуров

Дудаков С.Ю.

Этюды любви и ненависти: Очерки. М.: Российск. гос. гуманит. ун-т, 2003. 542 с.

Для широкого круга читателей.

Моей жене –

Инне Иосифовне Дудаковой

Содержание

Л.Н. Толстой, С.Я. Надсон и другие… И снова Толстой… 7

И.С. Тургенев, М.М. Антокольский и другие… 80

Заметки на тему… 117

Дневник библиофила…. 201

Святая земля глазами русских паломников…. 338

Народные поверья… 375

О крещении… 402

Еще немного о Нилусах… 420

Русские евреи на фронтах Первой мировой войны… 438

Приложения Необходимое предисловие к публикации…. 490

С.С. Окрейц. Цадик Мендель из Любавич… 495

О Давиде Черняховском…. 512

Указатель имен… 523

Л.Н. Толстой, С.Я. Надсон и другие…

И снова Толстой Надо думать, что такого поэта, как Надсон (1862-1887), для Льва Николаевича Толстого вообще не существовало. Воспитанный на других эстетических принципах, он на дух не переносил певцов "гражданской скорби", считая их эпигонами Некрасова. В целом невысоко оценивал он и поэзию своего соседа Афанасия Фета (1820-1892), хотя при жизни иногда делал ему комплименты. (Кстати, Волошин писал о Фете: "Говорят, что он в последние годы своей жизни с напряженным, болезненным вниманием прочитывал каждый вновь появлявшийся сборник стихов: ждал идущих на смену"1.

Смены не было. Надсон ему не нравился.) Толстой недурно отзывался о Полонском (1820-1898), но, правда, тоже при жизни Якова Петровича. Если и хвалил современников, признавался он впоследствии, то лишь "в среде литераторов, из учтивости"2.

В 1901 г. Толстой расставил всех по местам: "На моей памяти, за 50 лет, совершилось это поразительное понижение вкуса и здравого смысла читающей публики.

Проследить можно это понижение по всем отраслям литературы, но укажу только на некоторые, более заметные и мне знакомые примеры. В русской поэзии, например, после Пушкина, Лермонтова (Тютчев обычно забывается) поэтическая слава переходит сначала к весьма сомнительным поэтам Майкову, Полонскому, Фету, потом к совершенно лишенному поэтического дара Некрасову, потом к искусственному и прозаическому стихотворцу Алексею Толстому, потом к однообразному и слабому Надсону, потом к совершенно бездарному Апухтину…"3 Оборвем цитату, ибо далее в черновике во множественном числе названы Брюсовы и Бальмонты. С моей точки зрения, Толстой, пусть весьма субъективно, а подчас и совсем необъективно (что с ним нередко случалось в отношении братьев-писателей), выстроил историческую линию русской поэзии, где между признанными классиками расположился самый молодой по возрасту поэт. "Понижение уровня вкуса читателей" здесь ни при чем: жизнь шла вперед, и поэтические идеалы и пристрастия вполне сознательно менялись.

Но иногда Толстой противоречил сам себе: однажды, например, посетовал на недооцененность Тютчева, Фета, Сковороды.4 К евреям-поэтам Лев Николаевич относился иронически.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке