Это не пудель!

Тема

Аннотация: Мария Семёнова, автор знаменитого романа «Волкодав», по мотивам которого снят фильм, недавно вышедший на российские экраны, не зря дала самой известной своей книге такое название. Собаковод с многолетним стажем, писательница прекрасно разбирается в жизни четвероногих друзей человека. В сборник «Родная душа», составленный Марией Васильевной, вошли рассказы известных кинологов, посвященные их любимым собакам, – горькие и веселые, сдержанные и полные эмоций. Кроме того, в книгу включены новеллы Семёновой из цикла «Непокобелимый Чейз», которые публикуются на этих страницах впервые.

---------------------------------------------

Наталья Карасева

Тоже случай с хэндлингом, только на сей раз не с азиатами.

Звонит клиент – выставка через три дня, собака – малый пудель, характер злобный, выставляться надо обязательно, заплатить сулит много. Ладно, и не такое видали, – согласилась. Заниматься стала по три раза в день, благо недалеко от дома. Чувствую, получается. Но как оно на выставке будет – неизвестно. Пуделиха злобно-истеричная, да ещё и избалованная сверх всякой меры.

Приехали на выставку задолго до начала ринга: пусть привыкает, первый раз всё-таки. Сообразив, что хэндлер – существо безжалостное, на собачью истерику и капризы не реагирующее, пуделица начала вести себя вполне пристойно.

Выяснилось, что эксперт – француженка, специалист по породе. Тут настроение у меня ухудшилось. Для цивилизованной Европы понятие «агрессивный пудель» – из области неприемлемой фантастики!

Помолившись всем Богам, оплевав лукавого, вдоль и поперёк высказав подопечной всё, что я о ней думаю, я вышла с ней в ринг… Показ зубов прошёл идеально. Самый трудный по возможной покусачести этап позади. В движении бегали очень долго, аппарат движения эксперт отсматривала более чем придирчиво. В результате всех перестановок выходим в первую тройку. Осмотр в стойке. Пока всё замечательно. Глазки горят, хвост торчком, голова поднята, кураж так и прёт, по команде замерла, даже вручную ставить не пришлось… всё идеально. Позволила себя осмотреть и ощупать…

У меня закрадываются первые нехорошие подозрения. Больно всё гладко! Странно это, как бы не пришлось по большому счёту платить.

Эксперт машет рукой – продолжить движение. Опять долго бегаем, уже втроём. Выходим на первое место. Предчувствия усиливаются, мне становится сильно не по себе. Где же подвох? Опять осмотр в стойке. Вижу, пуделица заводится. Надоело ей. И именно в этот момент эксперт решила что-то уточнить в анатомии и полезла с мануальным осмотром. Уж насколько я была готова к пакости, насколько хорошей реакцией обладаю, но, естественно, именно сейчас перехватить собаку в броске не сумела. Когда пуделиху отодрали от куртки эксперта, бедная женщина посмотрела на разорванный рукав, на дырки в собственной шкуре и произнесла три слова. По-русски. Нет, совсем не те, что вы подумали, и совершенно не те, что произнёс бы отечественный эксперт. Она сказала:

Судя по ошарашенным лицам её собственного стажёра и переводчицы, раньше она этих слов не знала. Или не произносила по-русски.

Дело было давно, тогда собак за агрессию чаще всего не дисквалифицировали. После бурного совещания ринговой бригады эксперт через переводчика сказала, что, независимо от поведения, исключительная породность собаки никуда не делась, сука изумительная… И отправили нас на второе место.

Меня пуделихе больше провести не удалось, выставлялись мы много, но со сменившим меня впоследствии хэндлером-породником такие истории с покусами случались регулярно.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке