Главный телохранитель Сталина (Судебное дело Н.С.Власика)

Тема

Аннотация: Книга рассказывает о судьбе Н. С. Власика, находившегося около И. В. Сталина с 1919 года и возглавившего его личную охрану с начала 30-х годов. Арестованный и 1952 году за злоупотребление «оказанным ему доверием» Власик был лишён воинского звания генерал-лейтенант, наград и приговорён к ссылке на 10 лет.

Книга рассчитана на широкий круг читателей.

---------------------------------------------

В жизни главы любого государства начальник личной охраны занимает важное место. Он, как тень, всегда рядом. Он открывает двери автомобиля, подвигает стул во время переговоров, подаёт очки, ручку, держит зонт, принимает подарки…

У советских руководителей только два человека продержались в такой должности многие годы – Н. С. Власик двадцать один год в охране И. В. Сталина и Л. Т. Медведев в охране Л. И. Брежнева, Ю. В. Андропова, К. У. Черненко и М. С. Горбачёва. О А. Т. Медведеве журнал «Штерн» писал:

«Тот, кому доверяли четыре политика и кто на протяжении десятилетий остаётся физически здоровым и лёгким на подъём, был бы на западе настолько авторитетным, что о нём писали бы книги».

Наверное, это так. Но думаю, что не меньший интерес представляет и генерал Н. С. Власик, знавший все стороны жизни своего хозяина.

Дочь И. В. Сталина Светлана Аллилуева засвидетельствовала в своих воспоминаниях:

«…нигде так не властвовал казённый, полувоенный дух, ни один дом не был в такой полной степени подведомствен ГПУ – НКВД – МГБ, как наш, потому что у нас отсутствовала хозяйка дома, а у других присутствие её несколько смягчало и сдерживало казёнщину. Но, по существу, система была везде одинаковая: полная зависимость от казённых средств и государственных служащих, державших весь дом и его обитателей под надзором своего неусыпного ока.

Возникнув где-то в начале тридцатых годов, эта система всё более укреплялась и расширялась в своих масштабах и правах, и лишь с уничтожением Берия, наконец, ЦК признал необходимым поставить МГБ на своё место: только тогда все стали жить иначе и вздохнули свободно – члены правительства точно так же, как и все простые люди…

Дольше задержался в нашем доме Сергей Александрович Ефимов, бывший ещё при маме комендантом Зубалова, также перешедший затем на Ближнюю, в Кунцево. Это был из всех «начальников» наиболее человечный и скромный по своим собственным запросам. Он всегда тепло относился к нам, детям, и к уцелевшим родственникам, словом, в нём сохранились какие-то элементарные человеческие чувства к нам всем, как к семье,– чего нельзя было сказать о прочих высоких чинах охраны, имена которых мне даже не хочется теперь и вспоминать… У этих было одно лишь стремление – побольше хапануть себе, прижившись у тёплого местечка. Все они понастроили себе дач, заимели машины за казённый счёт, жили не хуже министров и самих членов Политбюро, и оплакивают теперь лишь свои утраченные материальные блага.

Сергей Александрович таковым не был, хотя по своему высокому положению тоже попользовался многим, но «в меру». До уровня министров не дошёл, но член-корреспондент Академии наук мог бы позавидовать его квартире и даче… Это было, конечно, очень скромно с его стороны. Достигнув генеральского звания (МГБ), Сергей Александрович в последние годы лишился благорасположения отца и был отстранён, а затем съеден своим «коллективом», т. е. другими генералами и полковниками от МГБ, превратившимися в своеобразный двор при отце.

Приходится упомянуть и другого генерала, Николая Сергеевича (Сидоровича – Л. Н.) Власика, удержавшегося возле отца очень долго, с 1919 года. Тогда он был красноармейцем, приставленным для охраны, и стал потом весьма властным лицом за кулисами.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке