Алая Книга Западных Пределов

Тема

---------------------------------------------

Лайк Александр

Александр ЛАЙК

(Пергаментный вкладыш N 206/а)

(Этот листок был вложен в Алую Книгу между 1744 и 1745 страницами. Писан шрифтом Ангертас Мория, с некоторыми дополнениями Эребор Даэрон, ровным почерком, с характерными приподнятыми росчерками в буквах "Д" и "Л", что позволяет считать авторство Хранителя Гимли несомненным. Труднее сказать, кто мог доставить записи, начиная с этой, в Забрендию. Этот вопрос, несомненно, требует дальнейших исследований.)

Я прочитал запись в летописи Гондора, и оскорбился. Оскорбился за себя, но того более - за Леголаса. Там было написано: "Но Государь Арагорн и северные Следопыты совершили это - и с ними были Гимли, сын Глоина, и Леголас из рода эльфов." Все. Мы были. Мы присутствовали там. И ни слова, ни строчки больше.

Согласен, я опозорился в подземельях на Тропе Мертвецов. Но разве не Леголас ободрял утомленных Следопытов? Разве не он сменил Арагорна во главе отряда, когда догорели факелы, зоркие глаза Бродяжника устали в непроглядном мраке, а я - я, привыкший к подгорной тьме - не мог поднять голову и не решался ни глянуть вперед, ни оглянуться? Разве не Леголас говорил - и голос его эхом разносился по пещерным коридорам - "Не бойтесь их, они несчастны и бессильны."

Вспомнил я и день битвы перед воротами Мораннона. Вспомнил голос Гэндальфа: "Позовите Гимли, Леголаса и Пина. Пусть они пойдут с нами, чтобы все свободные народы, противники Мордора, были свидетелями переговоров." Вот так. Вначале - пышные перечисления: "Арагорн, наследник Исилдура, законный государь Гондора и Арнора", "Властитель Дол-Амрота", "Пресветлый конунг Ристании", а потом просто - Гимли и Леголас.

Но тут же вспомнил я, как раз за разом говорилось так же просто Элладан и Элроир, и даже просто Гэндальф. Элронда называли Властитель Элронд, но за глаза нередко - Элронд Полуэльф. Слышал я и просто "Селеборн". И хвала валарам, никто не произнес в моем присутствии иначе, как Владычица Галадриэль. Не то, клянусь... Может быть, именно потому и только в моем присутствии они, глупые люди, и были столь почтительны?

А из тех, кто мог бы быть и повежливее, многие, слишком многие люди видели в Леголасе всего лишь одного из Мориквенди. Он никогда не видел Эрессеа, он не пересекал Вздыбленный Лед, он не слышал Проклятия Феанора и Проклятия Мандоса... Он не сражался у врат Тонгородрима, не защищал Предел Мандора, не ткал Завесу Мелиан... Он не... не... не... Он всего лишь Сумеречный Эльф.

Только тогда я понял, каким благородством обладал Леголас, и как ему было трудно. Он, сын короля лесных эльфов, самого Высокого Трандуила, должен был все время чувствовать себя незаконно и незаслуженно обделенным. Лишенным почета и внимания, принадлежащих ему по праву. Беззаботные родичи, жители Лориэна были готовы воздать ему должное, но и тут я, со своей глупой обидой за давно ушедших в камень, отнял у него радость встречи и заставил испытать горечь унижения. И... О дивный народ! Когда он увидел, что я все понял и раскаялся, он стал по-настоящему добр со мной. И после никогда, ни разу не пытался напомнить мне о тяжких думах, которые я передумал в те дни.

Почему же эти люди, высокомерные, надменные, какими бывают только люди... нет, наверное, я не прав. Такую же странную гордость я встречал и у эльфов, и у гномов, и даже у хоббитов. Только у Горлума, насколько я помню слова Фродо, она была заменена на противоположное чувство. Свою гордость он искал и черпал в уничижении. И удивительное дело - ведь из всех сражавшихся в Последних Битвах только Горлум мог бы сказать: я низверг Саурона. Я погиб, но гибелью своей я спас Средиземье.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке