Право умереть (12 стр.)

Тема

- Рекомендую не придавать значения экстравагантным заявлениям мистера Уиппла. Давайте договоримся так: вы руководите подготовкой защиты Данбара Уиппла на суде, я же занимаюсь сбором доказательств подкрепляющих вашу защиту. Я предвидел нашу стычку и не ошибся. К счастью, обошлось без жертв. Сделайте одолжение, присядьте. Естественно, я рассчитывал и все еще рассчитываю на ваше участие в завтрашнем совещании. Если вы найдете нужным в чем-нибудь не согласиться со мной, с моими высказываниями или поступками, - пожалуйста, возражайте, на то у вас язык. Мы уже убедились, что он у вас неплохо подвешен. Я вовсе не удивляюсь, что вы пытаетесь отделаться от меня. Человек я действительно трудный, хотя не такой уж "невозможный". Впрочем, предоставляю вам право подискутировать с мистером Уипплом на эту тему только в другое время - Вульф взглянул на часы. - Несомненно, у вас есть для меня кое-какая информация, и вам не терпится высказать свои предложения. Через полчаса, даже меньше будет готов обед. Если вы и мистер Уиппл найдете возможным пообедать с нами, мы сможем беседовать весь вечер. У нас сегодня жареная дикая утка под соусом "ватель", а в него, как известно, входят винный уксус, яичный желток, томатная паста, масло, сливки соль, перец, лук-шалот, кервель и перечные зерна. Есть ли из перечисленного мною что-нибудь такое, что вы находите для себя неприемлемым?

Остер ответил отрицательно.

- А вы, мистер Уиппл?

Уиппл покачал головой.

- Арчи, дай распоряжение Фрицу.

Я встал и пошел на кухню. Хорошо, что ни один из наших гостей не ответил положительно на вопрос Вульфа, ибо Фриц уже приготовил соус, о чем Вульф, конечно, знал. Фрица совсем не обрадовали мои новости. Он, правда, никогда не возражал, если Вульф оставлял кого-нибудь обедать, но сейчас он опасался, что утки не хватит на всех. Я ответил, что Вульфу только пойдет на пользу, если он хоть раз съест меньше обычного и возвратился в кабинет, где обнаружил, что Остер, снова сидя в кресле, обитом красной кожей, мирно беседует с Вульфом, а тот делает в своем блокноте какие-то заметки. Мне пришлось прервать их разговор, чтобы получить указание о винах. Вульф распорядился подать мартини и водку, и я снова отправился в кухню.

За нашим столом обычно обедают гости, принадлежащие к одной из двух категорий лиц: либо состоящие с Вульфом в каких-то личных отношениях (таких всего восемь, причем лишь двое живут в Нью-Йорке или близ него), либо те, кто имеет касательство к делу, которым он в данный момент занимается. И с теми, и с другими он ведет за обедом разговор, представляющий, по его мнению, несомненный интерес для гостей. Он как-то сказал, что гость для него подобен драгоценному камню на подушке гостеприимства. Пожалуй, немножко витиевато, но хорошо.

Пока Фриц разносил мидии, я мысленно спрашивал себя, о чем же Вульф будет разговаривать с гостями сегодня. Оказалось, о Вильяме Шекспире. После соответствующих замечаний о мидиях, приготовленных под соусом из белого вина со взбитыми сливками, Вульф поинтересовался, кто из наших гостей читал книгу Роуза. Как выяснилось, никто. Немногие адвокаты или профессора осмелились бы в этом признаться. Но с "Отелло" они, конечно, знакомы? Я искоса взглянул на Вульфа. Не сказал бы, что он проявил большую тактичность, упомянув об "Отелло" в разговоре с этими гостями.

Вульф проглотил последний кисочек мидии.

- Возникает интересный вопрос, - заметил он. - Если бы факты, упоминаемые в пьесе, были доказаны и использованы следствием, можно ли было бы сегодня в судах штата Нью-Йорк привлечь Яго к уголовной ответственности в качестве соучастника убийства и добиться его осуждения?

Мне оставалось только признать, что Вульф вел себя безупречно. Бесспорно, такой разговор не мог не заинтересовать наших посетителей, а выяснение роли Яго и анализ его юридической ответственности открывали широкое поле для дискуссии. Так именно и получилось, и спор приобрел весьма оживленный характер. К тому времени, когда мы разделались с уткой и гарниром к ней, а Фриц подал суфле из инжира, лично я решил, что песенка Яго спета.

На звонки в дверь во время обеда обычно отвечает Фриц, и поэтому, услышав звонок, я продолжал заниматься своим суфле. Очевидно, пришел Кремер. Он ознакомился с моим докладом и теперь хочет задать несколько вопросов, что вполне меня устраивало, так как в противном случае мне пришлось бы тащиться в прокуратуру. Но это был не Кремер. Из вестибюля послышались незнакомые голоса, тут же умолкнувшие. Вошел Фриц и доложил:

- Двое мужчин и женщина, сэр.

Раньше он сказал бы: "Два джентльмена и леди" - но Вульф запретил ему так говорить.

- Мистер и миссис Кеннет Брук и Питер Воун ожидают в гостиной, хотя я заявил им, что, по-видимому, вы будете заняты весь вечер.

Вульф бросил на меня вопросительный взгляд. Я кивнул и пояснил:

- Ее брат.

Вульф подцепил вилкой кусочек суфле, велел Фрицу подавать сыр и сказал, что кофе мы будем пить не в кабинете, как обычно, а в гостиной.

- Брат Сюзанны? - недоуменно переспросил Остер, и я снова кивнул. - Вы его ожидали? - обратился Остер к Вульфу.

Вульф проглотил кусочек суфле.

- Именно его - нет. Я ожидаю кое-кого другого сегодня вечером или завтра утром - в качестве доказательства того, что приманка сыграла свою роль. - Находясь у себя в кабинете, Вульф не смог бы скрыть своего самодовольства, но сейчас, за столом, под взглядами гостей, ничем не выдавал своего торжества. - Мне нужно еще примерно час, чтобы закончить разговор с вами и мистером Уипплом, но мы можем и отложить нашу беседу. Не будете возражать, если завтра утром мистер Гудвин заедет к вам на работу?

- Я хочу присутствовать при вашем разговоре с этими людьми.

- Нет, сэр. Чего доброго мы еще поссоримся в их присутствии. Я расскажу вам о своем разговоре с ними, когда найду нужным и что найду нужным.

Появился Фриц с блюдом сыра.

Глава 7

Я стоял в глубокой нише в дальнем конце прихожей и смотрел через специальное отверстие в стене. Со стороны ниши отверстие имело вид небольшого прямоугольника и закрывалось при необходимости специальной панелькой, со стороны кабинета его маскировала картина с изображением водопада. Мне нужно было получить предварительное представление о двух мужчинах и женщине, которых Фриц провел в кабинет после ухода Остера и Уиппла. Стоявший со мной Вульф уже воспользовался с этой целью отверстием. Кеннет Брук сидел в кресле, обитом красной кожей, и разговаривал со своими спутниками, повернувшись к ним так, что мы не могли видеть его лица. В отличие от Сюзанны, это был полный коренастый человек. В кресле, которое перед этим занимал Пол Уиппл, сидела жена Кеннета - пышная солидная блондинка. В третьем кресле, пододвинутом Фрицем, расположился Питер Воун, о котором я ничего не знал, - долговязый тип с узким худым лицом.

Мы с Вульфом слушали их беседу уже минут шесть-семь, но ничего интересного не узнали. Они рассуждали о картине, висевшей над письменным столом Вульфа, но не о той, с водопадом. Воун считал, что полотно принадлежит кисти Ван-Гога, хотя и не подписано им. Он ошибался, в действительности картину написал некий Мак-Интайр; в свое время Вульф спас его от каких-то неприятностей.

Вульф подал мне знак, и я бесшумно задвинул панель. Он взглядом спросил, доводилось ли мне раньше видеть наших визитеров, и когда я отрицательно покачал головой, направился в кабинет. В кабинете он прошел перед Бруком к своему столу, а я за спиной его жены и Воуна - к своему.

- Извините, что заставил вас ждать, - сказал Вульф, прежде чем сесть. - Обычно я принимаю посетителей по предварительной договоренности, но бывают и исключения. Вы брат Сюзанны Брук?

- Да. Это моя жена, а это мистер Питер Воун. Мы пришли… под влиянием порыва… Мы ценим…

- Заметка в "Газетт", - властно прервала его миссис Брук. - Мы полагаем, что вы правы. Нет, твердо уверены, что вы правы!

- Да? Благодарю вас. - Вульф жестом указал на меня. - Мой помощник, мистер Гудвин, я полностью ему доверяю. Ми оба вам признательны. Но, откровенно говоря, мы ожидали как раз иного заявления. Откуда вы знаете, что мы правы?

Наши посетители заговорили все разом, но победительницей вышла миссис Брук.

- Нет, скажите сначала вы, на чем основана ваша уверенность в своей правоте, а потом скажем мы. - Она явно строила глазки Вульфу. - Говорят, нужно во всем уступать дамам, но на этот раз сделаем исключение. На этот раз первыми будут мужчины.

Вульф сердито нахмурился. Я думал, он сейчас раскричится, однако шеф сдержался.

- Мадам, - почти вежливо сказал он, - подумайте, в каком положении я нахожусь. Я работаю для человека, которого, возможно, предадут суду по обвинению в убийстве. Возможно, ему придется защищаться перед судьей и присяжными заседателями. Раскрывать сейчас кому бы то ни было детали защиты - значило бы предавать его. - Он взглянул на Воуна, сидевшего рядом с миссис Брук. - Кто вы, мистер Воун? Из аппарата окружной прокуратуры?

- Нет, что вы! Я… просто друг. Я торгую автомобилями марки "герон". - Воун вынул из кармана бумажник достал визитную карточку и поднялся, чтобы передать Вульфу.

Я тут же мысленно поставил себе единицу. Ведь я не только слышал о нем, но даже видел его - правда, мельком и случайно. Его отец, Сэм Воун, был владельцем агентства по продаже машин "герон" в Манхэттене, где я бывал не реже раза в год, чтобы поменять машину Вульфа на другую.

- А вы, мистер Брук? - продолжал Вульф.

- Я брат Сюзанны, по специальности инженер-электроник. Поверьте, мы вовсе не собираемся уговаривать вас кого-то предавать. Совсем наоборот.

- Мы хотим знать всю праву о Сюзанне, если она вам известна, - вмешалась миссис Брук.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке