Мэт разбудил петуха

Тема

---------------------------------------------

Франсуа Шабрей

ГЛАВА 1

Фрэнк Мэттьюс сдержанным жестом подозвал официантку и заказал еще одну кружку пива.

Остальные посетители с завидным единодушием повернули к нему свои головы. С самого его появления здесь где-то в середине вечера они только этим и занимались. Их было с десяток, все ярко выраженного немецкого типа – розовощекие, светловолосые, с животами, раздувшимися от пива. Они играли в карты, с впечатляющей быстротой опустошая свои кружки и дымя трубками и сигаретами. Говорили мало, лишь изредка бранились из-за проигрыша или шумно радовались победе, но не переставали незаметно посматривать на Фрэнка, явного иностранца, чье присутствие их интриговало.

Молодая, улыбающаяся официантка, светловолосая, кругленькая, с обширным задом и пышной грудью, принесла ему пиво.

– Мы скоро закрываемся, – любезно предупредила она.

Он с улыбкой кивнул, и все остальные, отвлекшиеся на минуту, вернулись к своей игре.

Этот маленький немецкий ресторанчик был уютным, аккуратным, начищенным до блеска, с отделанными деревом стенами, натертой воском мебелью, прочной полированной стойкой, полом, покрытым дубовым паркетом, с гравюрами на охотничьи сюжеты, украшавшими стены. Он назывался «Цур Канне» и был единственным в небольшой деревушке Хартгейм, расположившейся на обочине автострады Е4, идущей вдоль франко-германской границы, недалеко от Фрибурга-в-Брисгау. Фрэнку Мэттьюсу, остановившемуся в нем перекусить, он пришелся по вкусу. Но даже если бы ему здесь и не понравилось, это ровным счетом ничего бы не изменило. Просто он должен был находиться здесь, вот и все. Но если обстановка показалась ему приятной, то подаваемые блюда не вызывали восторга. Ему никак не удавалось привыкнуть к бледной и безвкусной немецкой пище, хотя американцы у себя тоже не избалованы хорошей кухней.

Было больше половины двенадцатого, а ресторанчик обычно закрывался в полночь. Картежники задавали себе вопрос: чего ждет этот человек, приехавший на большом «мерседесе-600», оставленном прямо у входа. Все игроки, под тем или иным предлогом, незаметно выходили посмотреть на мощную, несомненно очень дорогую машину с номерными знаками Франкфурта.

Неожиданно раздался телефонный звонок.

Все подняли головы, надеясь на что-нибудь такое, что могло придать остроты монотонному вечеру, пусть бы даже это был дружок официантки Иды, который хотел встретиться с ней после закрытия ресторана.

Телефон висел на стене за стойкой.

Официантка сняла трубку, сказала, что это ресторан «Цур Канне», внимательно выслушала, попросила повторить, повернулась к залу и, явно глядя на Фрэнка, поскольку имена остальных ей были знакомы, сказала:

– Спрашивают господина Мэттьюса.

У нее было плохое произношение, но Фрэнк понял, что спрашивали его. Он действительно ждал телефонного звонка. Картежники вернулись к своей игре с притворно равнодушным видом, но навострив уши, чтобы уловить хотя бы обрывки разговора. И их несказанно раздражало, когда на улице залаяла собака, мешая им слушать. Хотя слушать, в общем, было нечего, к тому же услышанное было непонятно. Фрэнк Мэттьюс плотно прижал трубку к уху, что мешало любопытным услышать голос его собеседника, а сам отвечал односложно.

– Мы в трехстах километрах от точки падения, – донесся до него голос Фрэда. – Остановились в придорожном ресторанчике, чтобы перекусить и заправиться. Резервная машина прибыла.

– Хорошо.

– Пока что мы ехали в среднем со скоростью сто пятьдесят километров. Думаю, дальше будет так же. Учитывая час, когда он должен прибыть на место, мы выедем через полчаса и около половины четвертого будем в точке падения.

– Да.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке

Популярные книги автора