Знак зеро (2 стр.)

Тема

Когда я приблизился, Вулф перевел на меня разгневанный взгляд и с ненавистью выдавил:

— Трипсы! [2]

Я уже понял, что подвернулся под руку далеко не в самое лучшее время, но отступать было некуда, и я подошел ближе.

— Чего тебе? — прохрипел он.

— Понимаю, сейчас не самый подходящий момент, но я обещал мистеру Хеллеру, что поговорю с вами, — вежливо, но твердо начал я. — Он звонил…

— Это мы обсудим позднее. У тебя все?

— Но я должен сообщить ему ответ. Речь идет о том самом Лео Хеллере, который творит чудеса при помощи теории вероятностей. Он сказал, что расчеты указывают на причастность одного из его клиентов к серьезному преступлению. Пока это лишь подозрение, и он не хочет ни о чем заявлять в полицию, не будучи окончательно уверенным в своей правоте. Он просит нас провести расследование. Может, мне съездить туда и разузнать подробнее, что за работа? Вдруг наклевывается выгодное дельце? Это недалеко, на Ист З6-й стрит. Хеллер не стал бы беспокоить нас из-за…

— Нет! — рявкнул он.

— Между прочим, мои барабанные перепонки не застрахованы. Что «нет»?

— Убирайся! — он замахнулся на меня побитым трипсами саженцем. — Никогда! Никогда и ни на каких условиях я не стану работать на этого человека! Ни за какие блага на свете! Убирайся!

Я повернулся и быстро, но с достоинством удалился. Попытайся он запустить в меня саженцем, я бы, конечно, пригнулся, и тогда достаточно тяжелый горшок угодил прямо в гущу цветущих калантесов. Боже, что бы тогда началось!

В кабинет я спускался с улыбкой. Реакция Вулфа на мои слова оказалась именно такой, как я ожидал. Что касается трипсов, то они лишь подлили масла в огонь. Имя Лео Хеллера окружал ореол славы, статьи о нем часто появлялись в журналах и воскресных газетах. В свою бытность профессором математики в колледже Андерхилл, он начал, просто ради забавы, применять мудреные формулы теории вероятностей к различным явлениям — от результатов бейсбольных матчей и скачек до видов на урожай и результатов президентских выборов. Однажды, просматривая свои выкладки за последние несколько лет, он был приято удивлен, обнаружив, что предсказал верный результат в 86,3 случаях из 100. Он написал об этом статью, и вскоре на него посыпались самые различные заказы от самых различных людей. Нередко ему удавалось угодить клиентам. Как-то раз он указал женщине из Йонкерса, где искать потерянные ею тридцать одну тысячу долларов. Та нашла их, следуя его инструкциям, и заплатила Хеллеру две тысячи гонорара. С этого момента он решил оставить преподавание и целиком посвятить себя новой специальности — применению теории вероятностей к решению человеческих проблем.

С тех пор минуло три года. Дела Хеллера уверенно шли в гору. Поговаривали, что сумма его дохода выражалась шестизначной цифрой; что он возвращал без ответа всю корреспонденцию, принимая только тех, с кем условился о встрече лично; и что на свете уже не осталось ничего, что он не попытался бы предсказать с помощью своих формул. Конечно, он просто отнимал хлеб у прорицателей и гадалок, но полиция и окружной прокурор закрывали на это глаза, справедливо рассуждая, что у него как-никак было высшее образование, в то время как в одном Нью-Йорке орудовала по меньшей мере тысяча гадалок даже без среднего.

Никто не знал, по-прежнему ли Хеллер выбивал 86,3 очков из 100, но в том, что он не шарлатан, я имел случай убедиться лично. Семь недель назад президент одной крупной корпорации нанял Вулфа выяснить, кто из его сотрудников продает секреты конкурентам. Я в то время занимался другим расследованием, и Вулф поручил сбор информации Орри Кэтеру. Орри проделал большую и кропотливую работу, но клиент оказался весьма нетерпеливым, и с первыми же добытыми нами сведениями побежал к Лео Хеллеру.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке