Благородный защитник (2 стр.)

Тема

– Это так соблазнительно, моя красавица!

И Пейтон шагнул к стене, у которой весьма кстати были поставлены пирамидой бочонки, как вдруг услышал тихий, сдавленный вздох. Он оглянулся, полагая, что где-то рядом промокшая незнакомка, но никого не увидел. И снова повернулся к бочонкам. Про себя он подумал, что супружеские измены для леди Фрейзер дело обычное: бочонки составлены так, что представляют собой хитро замаскированную лестницу – он приметил даже несколько толстых досок, искусно прибитых к стене.

– Значит, рыцарь, ты собираешься бросить меня здесь?

Тихий шепот заставил его вздрогнуть, и он едва не оступился, когда вновь огляделся в поисках девушки.

– У меня свидание, – ответил он тоже шепотом. Тяжелый вздох всколыхнул листья плюща слева от него. Приглядевшись, Пейтон наконец различил у самой стены фигурку, почти полностью скрытую листвой и густой тенью.

– Что ж, рыцарь, вперед, – произнесла она. – Я подожду тебя здесь. А ты пока вкуси сладостных плодов своей победы. Может, болотная лихорадка и минует меня.

– Нисколько не сомневаюсь.

– Конечно, – продолжала она, пропустив его слова мимо ушей, – мой раздирающий грудь кашель заглушит страстные стоны вашей крамольной любви, чтобы сохранить вашу тайну. Что ж, всегда рада служить вашей милости. А не желаешь ли ты, рыцарь, чтобы, если вдруг появится муж твоей дамы, я бросилась на него, слабая и дрожащая, дабы дать тебе время спокойно скрыться?

– Теперь понимаю, почему твой муж хотел тебя утопить, – буркнул Пейтон.

– О нет, никогда не догадаешься о причине.

– О Пейтон, возлюбленный мой. Я тебя заждалась! – подала голос леди Фрейзер.

– Скольких трудов стоило мне добиться свидания! – Пейтон взглянул на окно, в которое, как он уже понял, ему не суждено сегодня ночью залезть.

– Сомневаюсь, хотя твоя дама и строит из себя недотрогу, – заметила девушка. – Иди же. А я притулюсь здесь у стены, хотя проку от тебя никакого не будет, когда ты наконец выползешь из ее спальни. Дама, говорят, ненасытна.

Пейтон удивился. Оказывается, всем известно о ее неверности мужу. А вот «ненасытная» звучит заманчиво, подумал он, вздыхая. Пейтон надеялся, что леди Фрейзер не оскорбится, если он покинет ее сегодня, так и не насладившись ее прелестями.

– С кем ты там разговариваешь, храброе сердце? – спросила леди Фрейзер.

– Это всего лишь мой паж, дорогая моя, – ответил Пейтон. – Боюсь, мне придется немедленно уйти.

– Уйти? – рассердилась леди Фрейзер. – Вот еще! Пусть мальчишка скажет, что не нашел тебя.

– К несчастью, юнец не умеет врать и тайное может стать явным. А этого, я думаю, ты не хотела бы.

– О нет. Может, попозже вернешься?

– Мое сердце разрывается на части, но – увы, моя голубка! Не смогу. Чтобы уладить дело, которым мне предстоит заняться, потребуются часы, а может, и дни.

– Понятно.

И она с грохотом захлопнула окно. Пейтон поморщился. Затем повернулся к маленькой женщине:

– Пошли – тебе надо высушиться и согреться. Но пожалуйста, держись в тени, пока мы не скроемся из виду.

Пейтону было не по себе. Женщина шла рядом с ним, однако он не видел ее, не слышал ни единого звука. Привидение, что ли, подумал Пейтон, хотя не очень-то верил в нечистую силу.

Когда они вышли на узкую улочку, которая вела прямо к его дому, Пейтон приостановился, выбрав место, где свет пробивался сквозь ставни, и сказал:

– Теперь можешь выходить.

Женщина шагнула вперед. Она была бледна и дрожала от холода. Пейтон снял плащ и, укутывая в него женщину, почувствовал облегчение: она была реальна, до нее можно было дотронуться. Приобняв ее за плечи, он торопливо повлек ее к дому. Девушка подобрала полы плаща, слишком длинного для нее: видимо, боялась наступить на полу и упасть. Это его немного развеселило. Незнакомка едва доходила ему до плеча.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке