Когда приманка сработала (12 стр.)

Тема

Это её не удивило. Билл побывал здесь ещё в июне, тогда, когда тело Валери Брунер ещё не увезли. Райли понимала, что сцена преступления до сих пор ярка в его воспоминаниях.

Изучая место, она вспомнила фотографии, которые показывала ей Люси. Тело Валери Брунер лежало в нескольких метрах от тротуара, её конечности были расположены таким образом, будто сигнализировали букву "И" из семафорного алфавита.

– Убийца положил её ровно параллельно тротуару, – сказала Райли. – В отличие от тела, которое мы только что видели в Реддитче, которое не было выровняно по чему-то.

– И что? – еле слышно пробормотал Билл.

Райли стала ходить взад и вперёд, тщательно исследуя место. Потом она остановилась, закрыла глаза и попыталась почувствовать присутствие убийцы. Она несколько раз медленно и глубоко вдохнула. Это не помогло. Пусто.

– Пошли, – сказала она Биллу.

Они вернулись в машину. Билл поехал обратно по тому же пути, по которому они приехали, а затем свернул на восток на сельскую дорогу. В машине по-прежнему стояла тишина.

– Билл, если мы даже не можем обсудить дело, у нас проблемы, – сказала она.

– Кто сказал, что мы не можем обсудить дело? – сказал Билл. – Я ничего не имею против того, чтобы обсудить дело. Только ведь пока нечего обсуждать.

Райли вздохнула. Интересно, кода он сбросит свою защиту? Они с Биллом недавно серьёзно не ладили, но чтобы их взаимоотношения мешали работе – такое случалось нечасто.

Когда машина стала приближаться к побережью Атлантического океана, яркие листья осени сменила менее плодородная среда – большей частью здесь был песок, в котором изредка встречалась высокая трава. Проехав какое-то время, Райли увидела странные высокие строения, которые напоминали ей огромные скелеты каких-то давно вымерших животных. Она стала думать, скрываются ли в песках Делавэра другие скелеты – останки жертв преступлений, совершённых всего в нескольких километрах от Атлантического океана.

Она знала, что это строения на самом деле самые обычные чёртово колесо и американские горки – то был парк развлечений в туристическом городке Моубрее, расположенном на пляже.

Когда они доехали до пригорода Моубрея, Билл остановился.

– Вот это место, – сказал он. – Прямо тут, на песке.

Они вылезли из машину и пошли через широкое песчаное поле. Из парка развлечений доносилась музыка каллиопе, отчего было жутковато. Они пошли вдоль ветрозащиты, построенной перпендикулярно шоссе. По другую сторону заграждения неподалёку стояло несколько домов. Пройдя метров двадцать они остановились. Билл указал на изорванный платок, привязанный к забору.

– Он отмечает место, – сказал он.

Билл потемневшими глазами посмотрел на точку на земле. Райли прекрасно представляла, что он думал и чувствовал. Хотя когда в мае здесь нашли тело Метты Луной, он ещё не занимался этим делом, с тех пор он бывал здесь. Райли знала, что он обыскал это место со всей тщательностью – оно наверняка преследует его в кошмарах все эти месяцы.

Райли закрыла глаза и стала глубоко и ровно дышать, пытаясь почувствовать присутствие убийцы. На этот раз ей помогали звуки музыки, витавшие в воздухе. Убийца, без сомнения, слышал то же в ту ночь, когда привёз сюда тело своей жертвы.

"Была ли то лунная ночь?" – задумалась она.

Надо было справиться, прежде чем приезжать сюда. Но даже если ночь была лунная, у него был с собой фонарик. Она представила какие странные тени отбрасывал забор. Всё казалось довольно очевидным.

И музыка – песня была старая и знакомая, он наверняка слышал её раньше. Мог ли он подпевать или присвистывать, занимаясь своим грязным делом? Нет. Она была уверена, что он не делал этого. Он не был ни злораден, ни игрив, как некоторые убийцы, на которых она охотилась. Он относился к своей работе не менее серьёзно, чем они с Биллом к своей.

Но недалеко отсюда, по ту сторону ветрозащиты, стоят дома. Ночью в них горят огни. Кто-то, сидя на заднем крыльце, мог даже видеть, что он делает. Беспокоило ли его это? Вероятно, да, но не настолько, чтобы он отправился искать более удалённое место. У него были причины, чтобы сделать это именно здесь. И он не собирался отклоняться от своего плана.

И в его голове уже была позиция, которую он придал впоследствии телу – правая рука поднята, левая прижата к телу.

Но когда Райли стала представлять, как убийца раскладывал тело на земле, произошло нечто странное. У него не могло не быть желания расположить тело в соответствии с окружением – особенно забором. Казалось естественным положить его параллельно забору, ну или хотя бы перпендикулярно.

Но он этого не сделал. Она помнила фотографии. Ноги жертвы были практически прижаты к забору, голова же была по отношению к нему под небольшим углом. Из-за головы торчал пучок травы, отчего поза выглядела ещё более странно.

"Почему?" – гадала Райли;

Нутром она ощущала, как её предчувствие обретает всё более определённую форму.

"Это не его идея", – подумала она.

Она почувствовала уверенность. Ничто из этого не было его идеей. Ни тщательно продуманные позы, ни определённые углы, ни даже сами убийства.

Он следовал чьим-то приказам.

Глаза Райли открылись. Она увидела, что Билл смотрит на неё.

– Есть что-то? – спросил Билл.

Райли знала, что Билл уже давно привык к её медитациям на месте преступления. Он знал, насколько продуктивными они иногда бывали.

Райли спросила:

– А мы уверены, что убийца один? Я имею в виду то, что действует один мужчина.

Билл подумал с минуту.

– Совершенно уверены, – сказал он. – Здесь он единственный раз оставил отпечатки ног. За ночь песок раздуло, так что по ним ничего нельзя было определить, но они принадлежали только одному человеку, вели туда и обратно. Но почему ты спросила?

Райли не ответила. Она может ошибаться. Это лишь предчувствие. Она ничего не сможет доказать. И всё же, предчувствие довольно сильное.

– Райли, прости, – вдруг сказал Билл.

Райли почувствовала облегчение. Пора уже Биллу забыть об этом.

– Я был не прав, – продолжал он. – Не знаю, что в меня там вселилось.

– Я знаю что, – сказала Райли. – Ты просто безумно хочешь раскрыть дело. Тебе кажется, что ты должен сделать это ради жертв – тех, что уже мертвы, и тех, что ещё нет. Тебе кажется, что ты подвёл их. Я понимаю. Знакомое чувство.

Билл кивнул.

Райли сказала:

– Но Билл, если мы решим, что раскрыли это дело, привлечём к ответственности невинного человека, это будет хуже, чем если бы мы ничего не делали. Умрут ещё женщины. Мы знаем, что у него по крайней мере есть одна заложница. Мы должны всё сделать правильно. И мы должны следовать инструкциям.

– Я знаю, – сказал Билл. – Я не допущу этого снова.

Райли тоже на это надеялась. Но больше не было смысла продолжать обсуждать это.

– Пойдём, – сказала она, – я достаточно здесь увидела. Надо вернуться в Реддитч.

Они сели в машину и Билл тронул машину с места. Райли достала телефон и проверила сообщения, которые она весь день отсылала Эприл. Все они были отмечены, как доставленные, но не прочитанные.

Она забеспокоилась. Она набрала домашний номер, трубку взяла Габриэлла.

– Привет, Габриэлла, я просто хотела узнать как дела дома. У вас всё нормально?

Голос у Габриэллы был взволнованный.

– Сеньора Райли, я так рада, что вы позвонили! Я как раз хотела звонить вам. Мне позвонили из школы Эприл. Она сегодня рано ушла с уроков. И она ещё не вернулась домой. Я постоянно ей звоню, но она не берёт трубку. Я не знаю, где она и что делает. А ещё она должна была встретиться после школы со своим терапевтом.

– Уно моменто, Габриэлла, – сказала она.

Она прикрыла трубку и повернулась к Биллу.

– Вертолёт, который привёз меня в Реддитч, ещё здесь? – спросила она.

Билл кивнул.

– Конечно. А что? – спросил он.

Райли не ответила Биллу, она сказала в трубку:

– Не волнуйся Габриэлла. Я скоро буду.

Райли упала духом. Она не знала, злиться или бояться. Но она знала, что ей срочно нужно домой, чтобы выяснить, что не так с Эприл.

"Но сделать это нужно будет быстро", – подумала она.

В её голове уже мелькали страшные картины того, что может сделать убийца в её отсутствие.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

Когда Райли открыла входную дверь, её встретило встревоженное лицо Габриэллы. Райли знала, что всё должно быть серьёзно. Их домработница-гватемалка через многое прошла в жизни и её не так-то просто было напугать. Она была рада, что решила вернуться на вертолёте ФБР в Квантико, а оттуда сразу поехала домой.

– Эприл здесь? – спросила Райли.

, – сказала Габриэлла. – Она наверху в своей комнате.

Райли зашла в дом и поставила на пол свою сумку.

– Она ходила к врачу? – спросила Райли.

– Нет, – сказала Габриэлла. – От доктора звонили, справлялись, где она. – У Габриэллы широко раскрылись глаза. – Сеньора Райли, – сказала она. – Эприл не хочет со мной разговаривать. Я не понимаю, в чём дело.

Это обеспокоило Райли. Эприл восхищалась Габриэллой и никогда не закрывалась от неё.

– Посмотрим, что я смогу выяснить, – сказала она, погладив Габриэллу по плечу и начав подниматься по лестнице.

Поднимаясь, Райли услышала, что в комнате Эприл играет музыка. Она постучала.

В ответ раздался крик Эприл:

– Войдите.

Она зашла. Эприл сидела на кровати с мобильником в руках. Она улыбнулась Райли.

– Привет, мам! – сказала она громко сквозь музыку. – Я не ожидала, что ты так скоро вернёшься! Ты уже раскрыла дело?

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке