Когда страсть сильна (28 стр.)

– Когда мы встретились в первый раз, вы сказали мне, что у Максин Кроу были неприятности из-за экспериментов над пациентами.

Лэндис кивнула.

Тогда Райли добавила:

– Но вы не упомянули о том, что она экспериментировала с плацебо, а не с ядами.

Лэндис с любопытством наклонила голову:

– Плацебо? Я не знала об этом.

Райли ещё пристальней посмотрела на Лэндис. Лжёт? Райли обычно довольно легко удавалось заметить ложь на допросе. Но выражение лица Лэндис, на котором вечно проскакивала насмешка, ей почему-то не удавалось прочесть.

Райли сказала:

– Вы никогда не упоминали о том, что у вас были не очень хорошие отношения с Максин, когда она выпустилась из вашей школы.

Лэндис пристально посмотрела на Райли.

– Следовало это сделать? Когда мы встретились в прошлый раз, я не знала, что меня подозревают.

Райли ничего не ответила.

– О, я поняла. Максин рассказала вам зловещие истории о моих маленьких посиделках в этой комнате. И вы, похоже, поспешили сделать довольно нехорошие выводы.

Райли всё ещё ничего не говорила, Они с Биллом знали, что лучшая тактика – говорить и спрашивать как можно меньше. Они должны дать Лэндис возможность выговориться – и тогда есть надежда, что она себя выдаст.

Лэндис нахмурила брови.

– Агент Пейдж, вы считаете, что я намеренно указала вам на Максин Кроу, чтобы отвлечь от себя?

Райли молча выдержала её взгляд.

– Я возлагала на Максин Кроу надежды, – сказала Лэндис. – Кажется, я уже рассказывала вам о своих образовательных целях. Отрицание – худший враг медика. Отсюда и все мои собрания здесь. Они делят студентов на тех, кто может встретить тяжёлую реальность лицом к лицу, и тех, кто не может.

Всё ещё молча Райли встретилась глазами с женщиной. Ни одна из них не моргала.

Лэндис продолжала:

– Я ожидаю, что мои студенты смогут взглянуть смерти в лицо, чтобы не питать в её отношении иллюзий. Максин – как бы это сказать? – оказалась слабой для той работы, на которую училась. Она выпустилась и получила грамоту, но я никогда не давала насчёт неё однозначных рекомендаций. Она, очевидно, всё ещё обижается за это, но ничего не поделаешь. Есть такие вещи, которым нельзя научить.

Лэндис отвела глаза, теперь она попеременно смотрела то на Райли, то на Билла. Нервничает? Райли всё ещё не могла понять.

Тут на лице Лэндис появилась лёгкая ухмылка.

– У вас нет доказательств. Вы не можете арестовать меня только потому, что недовольная бывшая студентка считает меня мрачноватой.

Лэндис снова с ними играла.

Но доказывает ли это то, что она убийца?

"Она права, – подумала Райли. – У нас нет никаких доказательств – пока, по крайней мере".

Райли с Биллом зашли в тупик. У них остался лишь один вариант. Райли посмотрела на Билла и увидела, что он думает о том же.

Билл встал с розетки, подошёл к Соланж и заставил её встать.

Он сказал:

– Соланж Лэндис, вы арестованы за преступление класса С.

Когда он начал надевать на неё наручники, у Лэндис от неожиданности отпала челюсть.

– Что?!

Райли тоже встала на ноги.

– Использовать или иметь поддельный диплом о высшем образовании незаконно, – сказала Райли. – Наказание в штате Вашингтон может ограничиться пятью годами в тюрьме или штрафом в десять тысяч долларов.

– Я не понимаю, о чём вы говорите! – воскликнула Лэндис.

Райли впервые почувствовала, что он явно лжёт.

– Думаю, вы понимаете, – сказала Райли.

Когда Райли с Биллом выводили Лэндис из дома, женщина в шоке и замешательстве начала заикаться:

– Но даже если так… я не говорю, что это так, но… у ФБР, конечно, есть дела поважней. Разве вам не нужно ловить убийцу? Пожалуйста, у меня же дочь, я стараюсь делать как правильно.

Райли ничего не сказала, а Билл затолкнул их пленницу в автомобиль.

Арест прошёл хорошо, но не так, как Райли надеялась.

Они всё ещё не доказали, что Соланж Лэндис – убийца.

"А если она и виновна, – подумала Райли, – у неё в рукаве припасено ещё много трюков".

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ СЕДЬМАЯ

На следующий день рано утром Райли не могла спокойно сидеть от возбуждения, когда они с Биллом въехали на территорию особняка Аманды Сомерс на Мориц Хиллс.

"Она здесь действительно жила!" – думала Райли.

Автор, которая оказала глубокое влияние на жизнь Райли, жила прямо здесь.

Эта мысль повергала в трепет.

И всё же, место было совсем не таким, какое ожидала увидеть Райли. Дом был больше похож на жилище средневекового лорда, нежели на особняк известного американского автора. Фасад был наполовину сделан из красного кирпича, каркас из тёмного дерева выделялся на фоне бледной штукатурки. Хоть и впечатляющий, дом казался архаичным и в современном городе выглядел неуместным.

Билл припарковал машину на частной парковке рядом с домом.

– Надеюсь, это не путая трата времени, – сказал Билл, когда они шли к высоким фигурным воротам перед участком.

Райли тоже на это надеялась. Приехать сюда этим утром решили не они с Биллом. Очень рано им позвонил шеф Сандерсон и попросил наведаться в особняк как можно скорей. Он сказал, что с ними хотят поговорить сын и дочь Аманды Сомерс.

Райли понимала мотивы Сандерсона. Теперь, когда внимание публики сосредоточено на смерти известной писательницы, успокоение детей Сомерс любыми средствами имело важное значение в рамках работы с общественностью.

Но под арестом была Соланж Лэндис. Райли знала, что им нужно направить всю свою энергию на неё – на подтверждение её вины или исключение из списка подозреваемых. Сандерсон сказал, что Лэндис по-прежнему отрицает всё, что связано с убийствами. Полиция Сиэтла и местное отделение ФБР обыскало её дом и кабинет, но не нашли ничего подозрительного – и, конечно, никаких ядов.

А теперь им приходится отклоняться от расследования – и Райли этому явно не рада. После встречи здесь они с Биллом должны были поехать на совещание в офис, так что им нужно было закончить здесь побыстрей.

Когда они вошли в ворота, из дома вышел очень хорошо одетый джентльмен и официально поприветствовал их.

– Меня зовут Кромер, последний дворецкий мисс Сомерс, – сказал он с акцентом высших слоёв британского общества. – А вы агенты Пейдж и Джеффрис, смею полагать. Отправляйтесь за мной. Вас ожидают в библиотеке.

Кромер провёл их через огромные двери в выложенное плиткой фойе. В открытую дверь Райли заметила просторную гостиную с элементами облицовки тёмным деревом.

Ей показалось, что она ступила в далёкое прошлое – внутри дом, как и снаружи, выглядел совсем не так, как она ожидала. Мысленно она не переставала сравнивать этот очень традиционный особняк и тот очень современный плавучий дом. Как могла одна женщина жить в обоих местах? Райли чувствовала, что Аманде Сомерс было уютней на воде. Как ей вообще могло нравится жить в таком доме как этот?

Здесь всё выглядело идеально чистым и аккуратным, как и в другом доме Сомерс, и совсем не было похоже на жилище творческого человека. Всё казалось каким-то нереальным. Дом больше был похож на тщательно продуманные декорации, нежели на место жительства.

Райли постоянно вспоминала незабываемую книгу Сомерс "Последний рывок" и её главную героиню, Эмерсон Дрю. Аманда Сомерс придумала мир, полный героев, который казался реальней реальности, живей самой жизни. Она просто не могла понять, как этот человек мог называть своим домом этот тёмный, лощёный музей.

Кромер провёл их в библиотеку, там представил сыну и дочери Аманды Сомерс и удалился. Логан Сомерс и Изабель Уотсон сидели за огромным старинным столом из красного дерева, обсуждая страницы рукописи.

Райли огляделась и ей стало легче. В библиотеке царил хаос и беспорядок – гораздо больше отвечающий представлению Райли о творческой обстановке. Вдоль стен стояли книжные полки с сотнями бессистемно расставленных томов, многие из которых были оставлены открытыми, другие небрежно стояли друг на друге. Книги и бумаги лежали даже на полу и на мебели. Было похоже, что здесь очень долго не вытирали пыль.

"Вероятно, она не разрешала", – предположила Райли.

На простом деревянном столе стояла старомодная механическая пишущая машинка, из которой ещё торчал листок неоконченной рукописи. В поле зрения не было ни одного компьютера. Казалось, что Аманда Сомерс не вступила в цифровую эпоху даже проведя много лет в писательстве.

Райли нисколько не была удивлена. Сомерс принадлежала к угасающей литературной традиции. Подобные авторы не имели никакого желания идти в ногу с технологиями.

Логан Сомерс взглянул на Райли и Билла поверх очков для чтения.

– Мы рады, что вы приехали, – сказал он.

Изабель Уотсон на них даже не взглянула.

– Садитесь, – бросила она.

Райли и Биллу пришлось убрать книги с двух кресел с прямыми спинками, чтобы сесть. Какое-то время ни гости, ни хозяева не произносили ни слова, так что Райли продолжала осматриваться. Открытая дверь вела в ванную. Райли заметила в углу небольшую кушетку и поняла, что большую часть времени Аманда Сомерс спала здесь. Казалось, что она редко покидала эту комнату, когда находилась в этом доме.

"Она ненавидела этот дом, – осознала Райли. – Это библиотека была её единственным здесь убежищем ".

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке