BattleCorps Proliferation Series-1: Отрыв

Тема

Аннотация: повесть ранее на русский не переводилась и не издавалась

---------------------------------------------

Ильза Джей Бик

Отрыв

(Боевые роботы — BattleTech)

…Не, не, делали мы этот трюк. В битве над Тибальтом мы с Амандой делали этот ваш «отрыв». Сошлись близко до упора, жуть, ну-у, где-то метр, не больше. Трюк в том, что когда ты буквально размазываешься на другом, ты выглядишь одной жирной целью на экране у того парня, понимаешь? В общем, мы поперли оттуда как наскипидаренные, и выйдя за визуалку, Аманда ушла прочь, и крутнулась во всю мочь, нижняя полупетля, Сплит-S, девяносто градусов, и вот она уже пикирует, скручивая метры на высотомере, а я принялся давать жару, чтоб Каппеланцы и забыли глядеть на экран. Затем я ору: «Давай», и она выдает свой божественный «разворот летучая мышь». Дивная штука — бочка на 180, переворот через крыло с, заходом прям им под брюхо, а я наматываю метры ввысь, ну и Каппи мотают метры, и они были так заняты, выглядывая вверху меня, что даже и не увидали, как она пришла по них. До тех пор, пока Аманда не проделала им по новой дырке в заднице. Ведомого буквально аннигилировало, а ведущий выпрыгнул, но купола мы так и не увидали. Не повезло парню.

В общем, ну да, «отрыв» Безумная штука. Срабатывает максимум раз за всю жизнь.

Но знаете… Именно ради такого вот и стоит жить.

— полковник Чарльз Кинкейд, подслушано в баре «Двойная Страхолюдина», Терра.

19 октября 2435

Сигнальные горы, Терра

22 декабря 2438

20:30

Хакетту потребовалось шестьдесят секунд на то, чтобы умереть, на десять больше, чем ожидал полковник, и кровь из него перла как из недорезанного скунса: две струи темной крови залили заледеневший камень, словно вода — бетон. Взгляд Хакетта остекленел, колени его сложились, но полковник оставался с ним рядом, играя фонариком, подсвечивая его лицо желтым конусом света, словно прожектором звезду на пике своей недолгой, но убийственной карьеры. Струйки крови, извиваясь, исходили паром в ночное студеное небо. Рот Хакетта был открыт, словно у рыбки, отчаянно пытающейся дышать, но разрез был глубок и он перехватил трахею напополам. Удар милосердия: он задохнулся задолго до того, как утонул в своей же собственной крови. Сознание же он потерял еще до этого. И затем Хакетт мешком рухнул навзничь, с размаху. Лужа крови принялась разбухать, подражая машинному маслу, выливающемуся из перевернутой бутылки. И тут поток крови ослаб — сердце Хакетта остановилось.

Полковник тихо выдохнул, и парок дыхания ушел ввысь, своего рода прощальным даром умершему. Рабочая его рука с ножом, правая, была вся липкой, и до него донесся ржавый запашок, словно от старого матраца, забытого в ржавом вагоне под дождем. Нож был стандартом армии Гегемонии —HAF KA — BAR , черное на черном, с прямым клинком семнадцати сантиметров длиной, и покрытый кровью. Полковник обтер руки снегом, после чего потратил пять минут на то, чтобы очистить нож и покрыть клинок тонким слоем ружейного масла. Закончив, он вогнал его в ножны на правом бедре, и зафиксировал его внутри ремешком черной кожи с кнопкой. Пальцы его прошлись по инициалам, заботливо вырезанным на рукояти —Ч.К.

Наклонившись, он обыскал Хакетта. Особо многого у того не было, стандартный набор типаС, для упражнений на выживание— "Выживание, Уход, Сопротивление, Побег". Он забрал сухпайки майора, забрал складной нож. Топорик иKA — BAR майора ему был без надобности. Вместо этого он оттянул ворот майорской парки и затем ворот униформы, термобелья и оливковой футболки. Тонкая цепочка блеснула в свете фонарика. Цепочка была в крови, но опознавательные жетоны Хакетта по прежнему оставались синеватого металла, цвета алюминия, выдержанного в огне.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке