Глядящие из темноты

Тема

Аннотация: Два агента — этнограф Леонард Калганов и палеопсихолог Берг, наблюдатели-учёные из Посольского корпуса, были заброшены на планету земного типа Солер и остались без связи с коллегами, поскольку межпространственные туннели напрочь закупорились из-за вспышки сверхновой поблизости. Миссия представителей Земли на таких планетах состоит в том, чтобы своим постоянным присутствием (иногда на протяжении многих столетий) приучать аборигенов к мысли о существовании других миров, готовить-адаптировать их к будущему контакту цивилизаций.

У обитателей Срединных графств, где обосновались наблюдатели, выдающие себя за послов мифической заморской Терры — средневековье и на дворе, и в головах. Поначалу аборигены представляются мнимым терранским амбассадорам совершенно безобидными, местные правители — на редкость справедливыми, а любопытная здешняя бинарная религия — достаточно терпимой. Но безоблачная идиллия длится недолго. Начинаются зловещие события, сопровождаемые небывалыми природными катаклизмами. Земляне вовлекаются в круговорот дворцовых тайн и переворотов.

Смогут ли агенты Леон и Берг помочь своим соседям перед лицом надвигающегося хаоса — или их вмешательство лишь ввергнет Солер в пучину кровопролитных войн и страшных эпидемий?..

---------------------------------------------

Максим ГОЛИЦЫН

Мне бы, признаться, хотелось повстречать единорога, пробираясь через густой лес. Иначе какое удовольствие пробираться через густой лес? Нигде не сказано, что он вовсе не существует, но может статься, что он не такой, как описывается в книгах… и если ты узнаешь, что в густом лесу живет единорог, лучше не ходить туда с девственницей.

Умберто Эко

* * *

Он увидел небесный праздник, когда, устав от праздника земного, вышел на балкон: ослепительную вспышку, пульсирующий свет — сначала белый, потом оранжевый, потом розовый. Свет был таким ярким, что от подстриженных деревьев в парке опрокинулись длинные тени и под его рукой проступила кружевная резьба на каменных перилах балкона.

— Вот зараза! — сказал он.

Небо переливалось зеленью и пурпуром, точно грудка голубя, и он вдруг представил себе, как где-то, в дальней точке пространства, дрожа, вибрируя, стягиваются в узел совершенно условные, но тем не менее странным образом реальные линии гравитационных полей. «Во всяком случае, связи еще долго не будет, — подумал он, — это уж точно».

Маркграф появился на площадке неожиданно, рукава его парадного одеяния задевали мраморные плиты пола. Должно быть, его это зрелище испугало гораздо больше, чем просвещенного терранца, для которого небесный фейерверк был всего-навсего астрономическим явлением — впрочем, влекущим за собой нарушение связи с базой и схлопывание точек межпространственного перехода, — но держался он очень достойно, как и положено высокопоставленной персоне.

— Как вы полагаете, посол, — учтиво осведомился он, — это знамение?

Леон вздохнул.

«Средневековое сознание, — говорилось в учебнике этнографии, — живет в двух мирах; и мир иной, откуда являются ангелы, бесы и души умерших, соприкасаясь с миром земным с его повседневным бытом и обыденным человеческим поведением, создает парадоксальную ситуацию, порождая напряжение, которое влечет за собой чрезвычайные последствия».

А потому любое из ряда вон выходящее событие для них — это знамение. Радуга — улыбка Дочери Божией, гроза — гнев Темного, сверхновая…

— Это конец света? — вежливо поинтересовался маркграф.

— Маловероятно, — Леон отряхнул ладони от приставшего к ним голубиного мусора.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке