Долина вне времени (3 стр.)

Тема

Сразу же за ней понуро плелся Торнхилл. Он понял, что до самого этого момента он стоял на обрыве над рекой, у подножья одной из двух грандиозных гор, образующих границы Долины. Было тепло, шелестел вокруг легкий ветерок. Торнхилл, вне всякого сомнения, ощущал себя моложе своих тридцати семи лет. Он был бодр, восприимчнв к окружающему. Его радовал аромат золотистых цветов, росших вдоль русла реки, блики двух солнц, игравшие в водяных струях. Взглянув на часы, он увидел, что стрелки показывают 14.23. Дата — 7 июля 2671 года. Вот так штука! Значит, все тот же день. Именно 7 июля 2671 года он отправился с Юринзлла на Бенгамон и позавтракал в 11.40. Последнее означало то, что звдремал он где-то около полудня — и, если ничего не случилось с его часами, с того времени прошло всего два часа. Но тем не менее воспоминания его, хотя и продолжали быстро увядать, говорили о том, что сн провел в Долине всю свою жизнь и что пришельцы потревожили его вот в этот самый последний момент.

— Это Сэм Торнхилл, — неожиданно представил его остальным Ла Флокке.

— Он наш новоприбывший. А жил на планете Венгамон. Торнхилл с любопытством рассматривал остальных. Среди них были трое людей, один гуманоид и один негуманоид — итого пятеро. Сферический гуманоид, в этот момент находившийся в своей желто-зеленой фазе, казалось, вот-вот был готов сменить свою окраску на коричневато-красную, означавшую охватившую его меланхолию. Из-под крупного, похожего на дыню, туловища торчали крохотные ножки с когтями. Темные грозди на верхушках черенков глядели на Торнхилла с нескрываемым любопытством, характерным для гуманоидов. Гуманоид, насколько это понял Торнхилл, был обитателем одной из планет Регула. У него были умные, светло-оранжевые глаза. Главной отличительной особеннностью этого существа был крупный мясистый кадык. Торнхиллу уже доводилось встречаться с его соплеменниками. Еще в этой группе была невысокая, ничем не примечательная женщина в одежде неопределенного тусклого цвета и двое мужчин: один худощавый с кротким взглядом ученого, с лица которого ие сходила виноватая улыбка, другой — могучего телосложения, лет около тридцати. Он был голым по пояс и был явно чем-то недоволен.

— Как видите, компания у нас подобралась неплохая, — заметил Ла Флокке, обращаясь к Торнхмллу. — Веллерс, вам удалось спуститься вниз, к самому барьеру? Здоровяк отрицательно мотнул головой.

— Я прошел вдоль русла как можно дальше. Но там, за поворотом, уперся в барьер, будто стену, уходящую под воду. Говорил он громко и четко, из чего Торнхилл заключил, что он, очевидно, с Земли, а не из какой-то колонии.

— А вы не пробовали поднырнуть под него? — нахмурившись, спросил Ла Флокке. — Нет, конечно же, нет?

— Попробовали бы сами! — угрюмо отрезал Веллерс. — Я нырнул метров на четыре-пять, но барьер оставался все таким же — гладким наощупь и прозрачным, как стекло, непреодолимым. Нырять глубже, как мне показалось, не было никакого смысла.

— Ладно, — все тем же сердитым тоном произнес Ла Флокке. — В этом действительно не было необходимости. Врлд ли кто из нас смог бы проплыть под барьером на такой глубине. Затем он снова повернулся к Торнхиллу. — Похоже на то, что эта прелестная Долина очень может стать нашим домом на всю оставшуюся жизнь. Вот так.

— Значит, отсюда нет выхода? Коротышка сделал жест рукой в сторону сверкающего барьеры который высоко изогнутой дугой поднимался прямо из воды, образуя треугольный клин, запирающий нижний край Долины.

— Видите ли, с этой стороны выходу препятствует эта штука. Что находится с другой стороны, мы не знаем, так как ту сторону отгораживают горы высотой не ниже 6000 метров. Итог — отсюда нет выхода.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке