Британские сказки (3 стр.)

Тема

Вдруг принц различил звук. Это были не шаги врага, а тихий тоненький плач. Он спустился с коня и увидел под кустом камень, а на камне - маленькую ящерку. Она лежала, не шевелясь, с закрытыми глазками, почти как мёртвая. Но принц взял её на руки и услышал шёпот:

- Зажги костёр и положи меня в огонь.

Принц удивился, но сделал, как просила ящерка. Он думал, что бедняжка тут же сгорит, а она начала прыгать и кувыркаться в ярком пламени, рассыпая разноцветные искры.

- Спасибо тебе, добрый принц! - воскликнула она. - Ты спас меня. Я не простая ящерица, а волшебная саламандра. Я живу в огне, а огонь не горит без меня. Если тебе когда-нибудь придётся трудно, вспомни обо мне, и я обязательно приду на помощь.

Костёр погас, и ящерка исчезла. Дальше принц привязал меч к седлу своего верного коня, а сам пошёл пешком. Надо сказать, что он хорошенько подумал, когда собирался в трудный путь. Он рассуждал так:

w

- Если есть Храм Паука, то, наверное, есть и люди, которые молятся Пауку, как богу. Жрецы живут при храме и наводят в нём порядок. А паломники приходят издалека поклониться Пауку и сделать подарки жрецам. Может быть, меня примут за паломника и пропустят в храм. Конечно, я не люблю обманывать людей, но не хочу никого убивать, чтобы добраться до алмаза.

В дорожный мешок принц заранее положил старую заплатанную одежду паломника и бочонок мёда для жрецов. Мёдом в те далёкие времена называли необыкновенно сладкий напиток. Теперь уже никто не расскажет, как его варили, но помнится, в котёл клали простой пчелиный мёд, плоды и ягоды. Принц надеялся, что его приношение понравится жрецам. А ещё он знал, что всякий, кто отхлебнёт такого питья, опьянеет, как от вина, уснёт непробудным сном и не помешает ему похитить алмаз.

Мы не знаем, долго или коротко шагал принц, переодетый паломником, по лесной тропинке. Но наконец перед ним открылась поляна, а на поляне стоял Храм Паука. Храм был похож на гнездо, но не из веточек и пушинок, а из громадных столетних дубов и елей. Навстречу путнику вышли жрецы в чёрных мантиях. Лица у жрецов не были ни злыми, ни добрыми, ни мрачными, ни радостными. Они просто ничего не выражали, как маски, а может быть, как мёртвая тишина Гиблого леса.

Принц собрался с духом и поприветствовал жрецов храма. Старший из них принял бочонок, который принёс принц, и они расступились в разные стороны от входа. Младший жрец, которому было сто лет, всё-таки спросил у старшего:

- Что, если это не паломник, а отравитель и вор?

- Какая разница? - возразил старший. - Мы привыкли к ядовитому Пауку, и никакой мёд нам не страшен. А если юноша возьмёт алмаз, мы-то знаем, что никуда он не уйдёт.

Они вели разговор не на человеческом языке, а на паучьем, поэтому принц ничего не понимал и даже не слышал. Он шагнул в храм и очутился в темноте. Только в глубине поблескивали два красных огонька - глаза Паука. Они были сделаны из драгоценного камня рубина. Паук был статуей и стоял на пьедестале - большом куске чёрного мрамора. Его острые челюсти и длинные кривые лапы были из стали, из какой куют оружие, а под его тяжёлым брюхом лежал алмаз.

- Нечего бояться, - сказал принц сам себе. - Это не настоящий паук, а идол. Глупые жрецы давным-давно смастерили изображение паука из железа и камня, а теперь забыли об этом и молятся неживой вещи, как богу. Я буду умнее. Вперёд!

Принц наклонился к статуе и поднял сокровище. Тут же он покачнулся и чуть не упал: алмаз был величиной с человеческую голову и очень тяжёлый.

Зачем он понадобился королеве Изольде? Такой огромный камень невозможно вставить в кольцо или в корону. Никогда он не будет радовать людей. Он вечно будет пылиться в Храме Паука или в сокровищнице за семью замками...

Но принц об этом не размышлял. Он шёл да шёл с камнем в руках шаг за шагом - сначала за дверь храма, потом мимо сонных жрецов, потом от дерева к дереву, от куста к кусту, с каждым шагом всё ближе к своему верному коню. Он не оглядывался и не видел, что идол на пьедестале чуть-чуть шевельнулся, как будто острые челюсти раздвинулись и усмехнулись.

В лесу наступила ночь, и стало ещё тише, чем было. Но в тишине принцу послышались чьи-то шаги. Он остановился и положил алмаз на землю. Тот, кто крался за ним, тоже замер. Может, никого на самом деле не было?

Принценова поднял свой груз, сделал шаг,другой. И вдруг у него за спиной треснула ветка! Принц обернулся. Прямо перед ним горели два рубиновых огня. Это идол ожил в темноте и вышел из гнезда на охоту. Чудовище схватило похитителя и потащило к себе, а что было дальше, принц не помнил.

Когда принц открыл глаза, он опять был в храме. Оказалось, что за пьедесталом Паук сплёл из паутины большую крепкую сеть. В сети висели не мухи, а связанные люди. Это были женихи королевы Изольды, такие же как принц. А алмаз лежал на пьедестале.

Принц попробовал шевельнуться, но он тоже был связан толстыми и прочными верёвками из паутины. Он едва мог дышать.

- Сейчас нам всем так же плохо, как той саламандре на камне под кустом было плохо без огня, - неожиданно вспомнил принц. - Ты обещала прийти на помощь, милая саламандра, но сможешь ли ты чем-нибудь здесь помочь?..

Как только он так подумал, в тёмном храме сама собой зажглась яркая искорка. Она росла, росла и превратилась в маленький костёр. Костерок стал переливаться всеми цветами радуги, а в самом сердце пламени появилась ящерка. Она принялась сновать между пленниками. Сеть загорелась. Один за другим они падали на пол и поднимались на ноги.

- Пойдёмте отсюда скорее! - позвал их принц.

Но не тут-то было. Из-за пьедестала светились два красных, как кровь, паучьих глаза.

И тогда радужный огонь вспыхнул ещё ярче. Языки пламени достали до потолка, и из них вместо ящерки выступила сильная и статная дева. На ней были надеты разноцветные рыцарские доспехи, похожие на чешую ящерицы. В руках у неё был огненный меч, острее и крепче любой стали.

Дева взмахнула мечом. Паук отшатнулся. Она обвела пленников пламенным кругом, и все увидели, что Паук больше не может до них дотянуться. Дева кружилась с мечом, как будто танцевала, а Паук только шипел и пятился. В конце концов чудище споткнулось о свой собственный пьедестал и упало. Дева занесла огненный меч и разрубила его пополам.

- Теперь вы свободны! - сказала дева.

И люди побрели к выходу. Руки и ноги у них болели, оттого что они долго висели, не двигаясь. А впереди лежала долгая дорога.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке