Нэш Блейз в Лавке Чудес

Тема

Антонио Казанова

…Кто бы согласился

Кряхтя под ношей жизненной плестись,

Когда бы неизвестность после смерти,

Боязнь страны, откуда ни один

Не возвращался, не склоняла воли?[1]

Уильям Шекспир, Гамлет, акт III, сцена I

Лавка Чудес представляла собой бескрайнюю свалку всевозможных предметов, по всей видимости бесполезных; груды барахла устилали потолок, по которому ходили, как по полу. Свет был достаточно тусклым, как и полагается свету отблесков Луны, который доносили сюда микроскопические Мотыльки, но все же позволял различить контуры даже самых глубоко запрятанных предметов.

Следуя за Добаном и Изед по длинному коридору, Нэш изо всех сил старался запечатлеть в памяти как можно больше этих странных штуковин и пытался сообразить, для чего бы они могли предназначаться. Да уж, будет о чем порассказать Сетту! Время от времени он замечал, что отстает от Добана и Изед, и догонял их, хотя ему хотелось останавливаться, задавать вопросы, выслушивать неторопливые и завораживающие рассказы Добана о той или иной безделице…

Но увы, эти двое шагали вперед и вперед, не обращая на него внимания.

Вдруг его взгляд привлекли два поистине странных предмета. На этот раз Нэш просто не мог не остановиться. Глянув на Добана, чтобы удостовериться, что тот не ушел слишком далеко и не скроется из виду в темноте, он отодвинул один заваленный старьем стул от другого и встал на колени между ними. Вот нечто наподобие кофемолки с ручкой, на конце которой вырезана смешная мордочка. Вот не менее любопытная железяка, напоминающая колесо от велосипеда, а посередине — два больших диска из темного металла, каждый величиной с ладонь. Даже сквозь покрывавший их толстый слой пыли наружу пробивались золотистые блики.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке