Стрелы над крепостью (с иллюстрациями)

Тема

Людмила Сабинина

Стрелы над крепостью

Дорогой читатель!

В этой книге стремительно развертывается перед тобой целый ряд веселых происшествий и опасных приключений, поиски и открытия мальчишек-шестиклассников из старинного городка Городец, что на реке Тесьме. Неожиданная находка открывает перед ребятами волнующий мир старины — события героической защиты их родного города от набега монголо-татарской орды в XIII веке.

Два друга — Миша Анкудинов и Дима Красиков — вместе со своими товарищами участвуют в работе научной археологической экспедиции, отстаивают свою собственную смелую гипотезу, разгадывают тайну древнего города и даже вступают в схватку с похитителями исторических ценностей.

Но главное в повести не приключенческий сюжет, а ее глубоко патриотическое содержание.

Изучая историю родного города, ребята проникаются чувством любви к своей прекрасной Родине, к ее прошлому и настоящему.

Ну и затрещину же получил Анкудинов Михаил, ученик шестого класса «Б»! От старшего брата. Такой плюхи, наверное, никому еще не привелось испробовать.

Олег, он если уж даст, так держись, полетишь комариком! Это он еще сдерживает себя, а то — мог бы!

Посмотрел Мишка на себя в зеркало: так и есть, под глазом синяк. С таким синячищем в классе неудобно показываться. Прогулять, что ли? Портфель под мышку, будто в школу, а сам — на речку, благо погода хорошая…

И вот как уж не повезет с утра, так на целый день невезение: не успел выйти на улицу, нарвался на Димку Красикова, одноклассника. Димка, оказывается, его у ворот поджидал. Начались расспросы.

— Кто это тебе вывеску разрисовал? На скуле синячище — во! Нос красный, губа раздута, вбок уехала. Ух и талантливо!

Мишка ответил не сразу, помолчал. Потом бросил небрежно:

— Тренировочка.

Все знали, что старший брат у Михаила в среднем весе чемпион по области.

— Ого! — Димка так и подскочил. — Значит, боксуешь? Слушай, научи меня! Вместе тренироваться будем. Возьми в напарники! А?.. Честно, ведь дружим! Ведь и раньше договаривались! Забыл?

Мишка засопел, потер ушибленный нос:

— Ты, наверное, удары плохо держишь, на боль реагируешь, а тут знаешь, как… Нужна стойкость.

— Кто, я? На боль реагирую? Ты, Анкудинов, ври, да не завирайся. А то смотри, как бы тебе и вторую скулу не украсили! Для симметрии.

— Что-о-о?

— Ничего!

— Кто, ты?

— А хоть бы и я!

Тут, может, дошло бы и до драки, да уже виднелось школьное крыльцо. А на крыльце стояли учителя: историк Игорь Александрович разговаривал с учительницей по литературе.

Мишка сделал веселое лицо, поздоровался. Лицо-то веселое, а на душе кошки скребут. Потому что наврал ведь Мишка, лучшего своего друга обманул. Никакой такой «тренировочки» не было, а просто попало ему от брата за двойки. И еще как попало!.. Отца у Михаила нет, зато брат на целых семь лет старше, вот и командует.

Воспитатель нашелся… Вообще-то Олег — парень что надо, и на заводе, где работает, его все уважают. В городе все мальчишки знают Олега. Иногда он берет Мишку с собой в кино или на футбол. Идут братья вместе по улице, а мальчишки все смотрят и завидуют. Еще бы, каждый не прочь прогуляться рядом с чемпионом, его и по телевидению недавно показывали. Но стоит только матери пожаловаться, как вся дружба у них с братом — врозь. И начинается сплошное воспитание. Так и в этот раз. Заглянула мать в дневник, а там четыре двойки подряд: по истории, по литературе целых две да еще по географии. По географии-то вышло случайно, любил Мишка географию. А вообще учиться он не любил.

Считал, что учиться дальше ему незачем! Вот только перейдет в седьмой, потом как-нибудь восьмой одолеет, и — конец. Брат ведь тоже после восьмилетки на завод пошел, а получает почти две сотни: не хуже инженера. Правда, брат потом в вечерней школе доучивался, аттестат зрелости имеет, ну а Мишке аттестат ни к чему. Главное, разряд повыше, специальность. С высоким разрядом в жизни не пропадешь. С разрядом житуха!

Отработал смену, пришел домой — и гуляй себе. Хочешь — мастери что-нибудь; хочешь — спортом займись, боксом например. И — никаких тебе уроков! Денежки в кармане, ходи в кино хоть каждый день, никто слова не скажет. На свои! Мишка и Дима Красиков еще в прошлом году договорились вместе работать будут.

Электриками. Олег ведь тоже электрик…

— Ладно, так и быть, беру тебя в напарники, — сказал Мишка товарищу. — Только не сразу. Еще надо удар как следует отработать, еще силы в нем мало. Как отработаю, тебе скажу.

— Ишь, хитрый! — закричал Димка. — Ты отработаешь, а я — слабец! Нет уж, раз взялся, так давай вместе и отрабатывать!

Вздохнул Мишка. На самом-то деле брат заниматься с ним и не начинал. Из-за двоек. Сказал: «Вот исправишь, тогда…»

— Ладно, я с Олегом поговорю.

— Здорово! — обрадовался Красиков.

Запрыгал вокруг Мишки, кулаками замахал.

— Мы с тобой вот так, вот так!.. Бокс! Брэк! Нокаут!

— Да ладно тебе, отстань!

— Слушай, Миш, до звонка еще целых двадцать пять минут. Давай на пустырь сбегаем. Там яму роют, костей разных повытаскали — во! Страхота. Махнем, а?..

Яму эту за школьным двором Михаил видел еще вчера. И не одну эту яму. По всему Городцу нарыли глубоких траншей, трубы прокладывают. Скоро будет в Городце водопровод. Оказалось, что под землей множество разных костей, обломков каких-то, ржавых железяк… Особенно много черепов, пожелтевших от времени, блестящих, будто полированных. Рабочие их выбрасывали наверх, чтобы не мешали, другие складывали черепа в кучи. Так и лежали они горками на песке, вдоль траншей.

Сегодня около ям толпился народ. Прохожие останавливались, ахали, девчонки визжали, старухи испуганно крестились.

— Господи, что это за наваждение? На кладбище, что ли, живем?

— А я иду это ночью, с дежурства, иду — страсть! Ну, думаю, только бы до дому добраться.

— Да чего тут страшного? Черепа-то старинные, ишь, закаменели совсем. Видно, давненько дело было. Вот бы узнать…

Тут рабочие выбросили что-то тяжелое, в комьях глины, в песке.

— Глядите, меч!

Мальчишки бросились к мечу, принялись счищать глину. Вертели во все стороны, разглядывали. Железо.

А может быть, и сталь. Кое-где отколупнули ржавчину, под ней рисунок виднеется. Что за рисунок — не понять, грязной ржавой коркой заросло все лезвие.

Подошел историк Игорь Александрович, забрал у школьников меч, заглянул в яму.

— Вы, парни, поосторожнее. Все предметы передавайте сюда, не бросайте. А то еще повредите что-нибудь ценное…

— А нам все равно, ценное или какое. Нам работать надо… Отойди там от края: песок осыпаешь, всю кепку запорошил.

Из ямы полетели комья, палки, какие-то черепки.

Игорь Александрович шарил руками в песке, брал то одно, то другое, осторожно обтирал носовым платком, сдувал пыль и — видно было — сильно волновался.

— Эй, молодой человек, — сказал какой-то дядька, — гляди, свалишься и тех-то придавишь, что в яме. Самого откапывать придется!

Вокруг засмеялись, а Игорь Александрович даже не понял шутки.

— Что вы, я осторожно, не упаду…

Торопливо снял очки, протер их тем же самым платком, которым протирал ржавый меч, снова надел и бросился к другому краю ямы. Там только что выкинули обломок не то дерева, не то кожи залубеневшей. На нем виднелись какие-то узоры, измалеванные бурой краской.

Школьники столпились вокруг.

— А что это, Игорь Александрович?

Учитель долго рассматривал находку. Подносил ее совсем близко к глазам, поворачивал так и сяк, осторожно дул на нее.

— Похоже, часть конского седла, — ответил он. — Впрочем, сейчас трудно сказать… Возможно, что-нибудь совсем иное… Вот что я хочу сказать. — Учитель повысил голос и обращался теперь ко всем, кто толпился вокруг ямы. — Среди найденных в земле предметов, безусловно, есть немало исторических ценностей. Вообще это безобразие, что раскопки ведутся таким варварским способом…

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке