Рассказы (2 стр.)

Тема

Он не смог заплатить по счету в гостинице и даже залить бак бензином на обратную дорогу. Ему ничего не оставалось, как продать что-нибудь из вещей. Золотые часы? Нельзя! Он получил их в наследство от отца, который унаследовал их от деда, а тот — от прадеда. И потом, не мог же он путешествовать без часов? Автомобиль? Ни в коем случае! Как тогда он доберется до Германии? Он решил продать бриллиант, которым закалывал галстук, затем фотоаппарат, серебряный портсигар с гравировкой на крышке и, наконец, халат в красно-синюю полоску. Но вырученных денег все же не хватало, чтобы уплатить все долги и вернуться на родину.

Тогда он дал объявление в газете: «Продается пара настоящих немецких такс». По объявлению пришел какой-то господин из Порту. Он осмотрел собак — уши, морду, лапы, когти… Потом сговорились о цене.

Прощаясь с друзьями, господин фон Юнк смахнул слезу и сказал: «Ах, мои дорогие детки, как я вас люблю». Но «дорогие детки» не поверили другу, который предпочел им золотые часы. Господина фон Юнка они больше никогда не видели.

Покупатель поместил собак в ящик с решетками. Потом их, привыкших путешествовать в «мерседес-бенце», грузчик запихнул в багажный вагон поезда-экспресса Лиссабон-Порту. Всю дорогу они выли, но пассажиры не слыхали их воя.

Дама в фиолетовом

У купившего такс господина был в Порту магазин по продаже породистых собак. Когда в один прекрасный день такса родила четырех щенят, он выставил их в витрине магазина вместе с эльзасской овчаркой, маленьким бульдогом и пекинесом. Прохожие останавливались у витрины и с удовольствием глядели на игравших щенков.

Однажды в магазин вошла худая дама средних лет в фиолетовом платье. Говорила она так, будто держала во рту горячий каштан, и несла немыслимые глупости, без конца вставляя в свои замысловатые фразы английские слова вроде «уэлл», «йес», «плиз», «ол райт». В собаках она разбиралась, потому что осматривала щенков с таким видом, какой бывает только у знатоков.

Нет, она не хочет эльзасскую овчарку: она слишком большая. Ей не нравятся большие собаки. Бульдог? Тоже нет. Он чересчур похож на одного министра, которого она не выносит. Пекинес? Он такой некрасивый, с приплюснутой мордой. Она остановила свой выбор на таксах. Осмотрела по очереди всех щенков и выбрала черного с коричневыми ушами.

— Этот собака, — сказала она, — есть хороший порода.

— В таком случае, мадам, вы берете этого, не так ли? — спросил, сама любезность, приказчик, которому, как всем приказчикам, нравилось французское слово «мадам».

— Йес, этот, — ответила мадам. — Плиз, прислать этот собака в моя дом.

Еще она купила красный ошейник с красным поводком. Заплатила по счету, оставила адрес и прочирикала: «Гуд бай».

По-прежнему сама любезность, приказчик проводил ее до дверей и дважды поблагодарил: «Спасибо, мадам! Большое спасибо, мадам!» Закрыв за нею дверь, он зашелся от хохота.

Даму в фиолетовом звали мисс Баттеркап. Она жила в прекрасном доме, который находился в прекрасном квартале.

Щенку она дала имя Энтони. Так звали ее жениха, за которого ей не довелось выйти замуж.

Мисс Баттеркап уложила своего Энтони на коврик в красно-белую полоску и укрыла клетчатым шотландским пледом. Вечером она всегда стелила коврик возле своей кровати и, ложась, желала Энтони спокойной ночи: «Гуд найт, дарлинг». Говорила она с ним только по-английски. Ей хотелось с самого начала приучить его к языку, который считала «настоящим», с которым не мог сравниться ни один другой язык на свете. К тому же ей стоило неимоверного труда говорить по-португальски.

Энтони рвется на свободу

Мисс Баттеркап любила не только фиолетовый цвет, ей нравился также и красный. Шторы в ее комнате были в красную и розовую клетку, покрывало на кровати — алое; в столовой лежал ковер вишневого цвета; мебель на кухне была покрашена в красно-кирпичный цвет. И как уже говорилось, ошейник и поводок для Энтони тоже были красные. Но особую слабость она питала к красивому мальчику с черными локонами, в костюмчике из красного бархата. Его изображение было на самых разных предметах в доме: на щетке для волос, на одежной щетке, на ручном зеркальце, на подносе для завтрака, на шкатулках и на коробках из-под конфет, которые ей присылали из Англии, а также на большой картине в позолоченной раме, висевшей над камином.

Однажды вечером, когда подросший и похорошевший Энтони лежал на коленях у мисс Баттеркап, сидевшей перед камином, она показала на картину и произнесла по-английски: «Энтони, дорогой, тебе нравится этот мальчик?» На Энтони ее слова не произвели ни малейшего впечатления. Какое ему дело до этого мальчишки? И потом он не разбирался в живописи.

Каждый день мисс Баттеркап во всем фиолетовом вела Энтони на прогулку. Держа его на поводке, она трижды проходила из конца в конец одну из центральных улиц города. Расписание менялось только раз в месяц, когда в установленный день мисс Баттеркап пила чай с миссис Райт, супругой консула.

Она разрешала Энтони обнюхивать стволы деревьев и поднимать возле них заднюю лапу, однако ему категорически запрещалось приближаться к оградам, воротам и особенно к другим собакам.

— Фу, Энтони, какой кошмар! — в ужасе восклицала по-английски мисс Баттеркап и изо всех сил тянула за поводок, когда Энтони принимался обнюхивать собачьи следы.

Энтони не слишком нравились эти «гигиенические» прогулки. Вот почему как-то утром, когда мисс Баттеркап срезала розы в саду перед домом, он решил улизнуть через деревянную решетку. Ему хотелось хотя бы однажды окунуться в мир, не чувствуя поводка и не слыша размеренных шагов рядом. И особенно этого ненавистного: «Энтони, какой кошмар!»

Довольный, бежал он по улицам, бесцеремонно обнюхивая заборы и ворота. Он легкомысленно заигрывал со всеми собаками, которые попадались ему на пути. Он был счастлив и жаждал приключений. Возможно, он решил, что ему не пристала роль комнатной собачки мисс Баттеркап.

Решающий момент

Около пяти часов вечера, когда наш Энтони уже устал бегать и резвиться, он очутился перед большим памятником, который стоял посреди сквера.

Энтони хотелось есть, и он обнюхивал цветы на клумбах. Пока еще он не заметил памятника. Вообще он подбегал только к небольшим предметам, которые не заслоняли остальных: так было удобнее.

Стараясь уловить запах съестного, он поднял мордочку, и душа у него ушла в пятки: он увидал гигантскую женщину. Куда это она несется, взметнув вверх меч и знамя? С быстротой молнии Энтони рванул от нее в сторону. Не тут-то было: там стоял толстяк-солдат с ружьем за спиною и, хотя он судорожно вцепился в ствол пушки, казалось, вот-вот свалится на клумбу с цветами. Энтони еще выше задрал морду, словно хотел позвать оттуда, с небес, кого-нибудь на помощь. К своему ужасу, на верху колонны он увидал льва, терзавшего огромную птицу.

«Ну и ну! Как же он туда забрался?» — вот что пришло в голову нашему щенку. Он был очень предусмотрительный и поэтому подумал: «А вдруг льву захочется спрыгнуть оттуда, и он меня раздавит…»

Разумеется, Энтони не разбирался в истории и в исторических памятниках. Иначе он бы понял, что лев с колонны спрыгнуть не может: он из бронзы и символизирует Англию, страну, откуда была родом мисс Баттеркап, а орел — разгромленную наполеоновскую Францию.

Но такие мысли не приходят в голову таксе, какой бы ученой она ни была. Поэтому бедняга Энтони похолодел от страха. И задрожал как осиновый листок. А потом бросился бежать.

Заблудился

Он бежал все вперед и вперед. Зашло солнце и посвежело. Тут Энтони вспомнил об уютном доме мисс Баттеркап, где так хорошо вечерком посидеть у камина. В этот час каша с кусочками мяса уже ждала его в углу на кухне. Ах, чудесная каша с кусочками мяса, которую добрая мисс Баттеркап заботливо готовила ему на электрической плите и сразу перекладывала в миску с зелеными крапинками! Ах, восхитительная кухня, выкрашенная в кирпичный цвет, где на полке стоят шесть высоких жестяных банок с нарисованным Красным мальчиком, и одна из них доверху полна собачьих галет!

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке

Популярные книги автора