Королева мертвого города

Тема

Глава 1. «Таинственный Город»

Надо же было такому случиться: неожиданно закончился бензин. До этого машина ехала ровно, и счётчик показывал, что горючего хватит ещё километров на сто, то есть вполне можно было бы докатить до ближайшей бензоколонки.

Но теперь индикатор замер на отметке «ноль», и двигатель резко заглох. Машина, прошуршав по мелким камешкам, съехала к обочине.

В машине находились двое. Мальчик Игорь, которому было двенадцать с половиной лет, и его мама. Так как у Игоря были летние каникулы, а у его мамы — отпуск, они отправились в поездку, на юг. Много они красивых мест повидали, и теперь намеривались добраться до черноморского побережья, и там, на недельку остановиться у бабушки.

И вот этот неожиданный казус с бензином. Вылезли из машины. Мама прихватила с собой сотовый, и теперь набирала номер эвакуационной службы. Ну а Игорь оглядывался.

Прямо перед ними начиналось широкое поле, на котором пышно росли и вздыхали высокие цветы и травы. За полем стеной возвышался лес. Далее местность спускалась вниз, к руслу реки, но сразу за рекой начинались увитые всё более густым лесом холмы. Эти холмы громоздились один на другой, и вздымались на десятки, а может, и на сотни метров.

Несмотря на часы, проведённые у компьютера, Игорь ещё не успел испортить себе зрения. И он заметил, что склоны тех холмов прорезают многочисленные тропки.

Вдруг некое движенье привлекло его внимание. По одной из тропок двигалось некое чёрное пятно. С такой скоростью не мог бы бежать даже лучший из бегунов.

«Кто же может так мчаться?», — задумался мальчик: «Хищный зверь? Нет, не слышал, чтобы здесь обитали такие крупные хищники».

Но тут дунул ветер, и какая-то пылинка попала Игорю в глаз. Тогда он согнулся, начал тереть глаз, и когда избавился от пылинки и вновь взглянул на тропу, то никакого чёрного пятна там уже не было.

Тут услышал расстроенный голос своей мамы:

— Только через два часа?.. Ладно, мы вас ждём.

Она отключила сотовый, и, повернувшись к Игорю, молвила:

— Ну, вот: помощь прибудет только через два часа. А пока что можно пообедать…

Тут Игорь почувствовал, что весьма проголодался, и радостно закивал, приговаривая:

— Да, да.

Мама достала из салона корзинку, в которой лежал их обед. Сняла с корзинки покрывало, да тут и вздрогнула: едва корзинку не выронила. Обед, которым они ещё поутру запаслись в небольшой придорожной забегаловке, теперь безнадёжно испортился.

Хлеб и булочки покрылись зеленовато-синей плесенью, а в прикрытых прозрачными пластиковыми крышками тарелках с супом, и вовсе копошились премерзкие черви.

Мама воскликнула:

— Ну, и ну! Да за них, за такую кулинарию надо в суд подать!..

— Но ведь когда мы покупали, всё было нормально, — возразил Игорь. — Мы даже позавтракали в той забегаловке, и очень вкусно было…

— Да, да. Но как же еда могла так быстро испортиться? — напряжённо проговорила мама. — А, впрочем, ладно. Надо сжечь эту гадость.

Она отошла от машины и оставила корзину возле обочины.

Ну а Игорь вновь посмотрел в сторону холмов, и тут воскликнул:

— Мама, смотри — город!

— Что? Какой ещё город? — изумилась мама. — Здесь, судя по карте, ни городов, ни сёл, ни деревень нет.

— Но, тем не менее, ты погляди внимательнее. Вон же дома стоят…

И действительно, если приглядеться, то в дальней части поля можно было различить некие строения. По цвету своему они сливались с тёмным, несмотря на яркое небо, лесом. Домов было много, но даже самые высокие из них не поднимались выше трёх этажей. А там, где начинался лес, виднелась ещё и каменная стена, из чего можно было сделать вывод, что город продолжался прямо в лесу.

— Как интересно, — вымолвил, вглядываясь в город, Игорь. — Пойдём туда, а, мам?

— Да ты что? Зачем?

— Ну, а разве тебе не интересно, а? Узнаем, что это за город, который на карте не указали, там и еды себе купим. Ведь должен же быть в городе магазин, не так ли?

— А потерпеть ты никак не можешь?

— Нет, не могу. У меня уже в желудке урчит. Я слюной истекаю. Я не выдержу долгого ожидания. У меня будет голодный обморок, а потом язва желудка. Я точно тебе говорю, мама… я…

— Ладно, ладно, я всё поняла, — мама взглянула на часы и молвила. — Хороши же мы будем, если через два часа сюда не вернёмся.

— Да ты что?! Конечно, вернёмся. Ну, пошли?!

— Ладно, пошли, — вздохнула мама.

Игорь добился своего, и только тут почувствовал, что на самом то деле, в глубине души, ему вовсе к этому городу не хочется идти, а хочется, чтобы поскорее их машина завелась, и поехали они к ясному, лазурному морю.

И этот город, и холмы — всё настораживало. А тут ещё вспомнилось про чёрное пятно, которое мчалось по отдалённому склону. Мальчик прикинул, что, если бы это неведомое не снижало скорости, то как раз добралось бы до них.

И, только он об этом подумал, как взвыл ветер, и налетел тёмный вихрь. Игорь закашлялся, закрыл лицо руками…

Вихрь исчез столь же неожиданно, как и появился. Вновь безмятежно сияло солнышко, а лёгкий ветерок нёс приятные ароматы.

— Быть может, всё-таки не пойдём туда? — спросила, стряхивая со своих джинсов тёмную пыль, мама.

— Пойдём, — упрямо, но без всякого энтузиазма заявил Игорь, и первым зашагал в направлении города.

* * *

Странное дело: те травы и цветы, которые росли на поле, расходились перед Игорем, так что идти вперёд было не только легко, но и приятно. И эти же травы и цветы плотно смыкались за спиной его мамы, которая шла вслед за мальчиком…

Вот они дошли до первых домов. Это были древние, сложенные из больших, каменных плит строения. Но во многих местах на стенах имелись деревянные заплатки, причём дерево совсем прогнило. Помимо того на карнизах и даже на дверях провисали большие и уродливые клочья паутины и мха.

Игорь подбежал к ближайшему дому. Он хотел заглянуть в окно, но окно так обильно заросло грязью, что мальчику пришлось вычищать его ладонью, и ладонь сразу стала чёрной.

— Игорь, ну что же ты делаешь?! — возмутилась мама.

Но мальчик уже отчистил стекло, и заглянул внутрь.

Он увидел сумрачное помещение. Там был массивный очаг, а ещё стол, за которым возвышался некто в старинном камзоле, и широкополой шляпе, из которой торчало щегольское, но явно вышедшее из моды несколько веков назад перо.

И понял Игорь, что за столом сидит ссохшаяся мумия. Он вздрогнул, и отступил от окна.

— Ну, что там? — окрикнула его мама.

— Да так, ничего, — пробормотал мальчик.

Он решил, что ни в коем случае нельзя рассказывать маме об этой мумии. Ведь тогда мама наверняка настояла бы на возвращении к машине. И они просидели бы взаперти, в душном салоне до тех пор, пока не приехала бы эвакуационная служба…

В общем, Игорь быстро пошёл дальше по кривой улочке, а мама, так и не заглянув в окно, поспешила за ним. Она говорила:

— Игорёк, не спеши. А то, неровен час, потеряемся. И, вообще, по-моему, лучше возвращаться. Неужели не понятно, что никакой еды нам здесь не купить?

— Почему это? — буркнул через плечо Игорёк.

— Ну что ты задаёшь такие глупые вопросы? У кого ты здесь покупать будешь? Неужели же ты не видишь, что это покинутый, мёртвый город?

— Мама, тише.

— Что такое?

— Ты послушай…

Они остановились в нескольких метрах от каменной стены, которая вздымалась на границе с лесом.

Тёмные, густые кроны выступали над верхней выщербленной частью стены. Густая листва не пропускала солнечного света, однако вся шевелилась, шелестела, нашёптывала и гудела что-то насторожённое.

Но за голосами листьев слышались и иные голоса. Вроде бы говорили люди. Вот послышался детский смех, чей-то крик, кто-то быстро пробежал, окрикнул кого-то, скрипнула дверь.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке