Future imperfect (о несбывшихся прогнозах HФ)

Тема

Борис Иванов

Future Imperfect* [1]

…я привыкаю к несовпаденью…

Из песенки

1. Нас там нет

2000 год: нас нет на Марсе, нас нет на Луне – были, да ушли, похоже надолго – нас нет на Венере, Меркурии. Нет на астероидах. Кувыркающиеся в Космосе роботы и ползающие по поверхности чужих, мертвых миров, мертвые же автоматические тележки – почти не в счет. Нас нет в покрытых куполами городах во льдах Антарктики и на дне океанов. Нас нет на пути к звездам.

Мы остались на поверхности материков – на митингующих площадях, в недрах хрущевских пятиэтажек и перед экранами компьютеров. Будущее, которое нам обещала НФ, Будущее, которым нас манили и пугали, то Будущее, которое стало для нас уже как-то привычным и почти обжитым, не состоялось.

Не сбылось, за ненадобностью.

Эпоха разочарования. Несовпадения мечты и реальности.

Фантастика знает два рода допущений: допущения принципиально невозможные – к ним относятся путешествия во времени – в прошлое – а также достижение индивидуального бессмертия, полеты со скоростью, превышающей скорость света и некоторые другие изыски человеческого ума – и допущения принципиально возможные, не идущие вразрез с известными нам законами природы. Первые позволяют поставить мысленные эксперименты – иногда довольно продуктивные. Вторые более приложимы к прогностическим построениям – на них основываются, как правило, утопии и антиутопии, романы-предостережения… Речь не идет о фантастике ближнего и дальнего прицела – там граница проходит по иным рубежам.

Так вот – о машине времени и о нуль-транспортировке – в другой раз. Здесь – о возможном и несбывшемся.

Я говорю вовсе не про обещанные нам райские кущи Коммунизма. Отнюдь нет. Будущее Азимова также не сбылось, как и будущее Стругацких. И дело тут не в нетерпении – дело не в том, что оно замешкалось с наступлением – дело в том, что на пороге века и тысячелетия стало ясно: оно не наступит никогда. А то, что наступит, будет совсем другим.

Поезд истории грохочет по другим рельсам и все дальше в сторону уходит та ветка пути, вдоль которой тянутся поля ракетодромов и временами попадаются зеленые человечки со звезд. Пожалуй, стоит задаться целью понять причины того разрыва между мечтой и реальностью, который стал так болезненно ясен сейчас – в конце века и тысячелетия. Или наоборот – в их начале – если иметь ввиду будущее.

Откинем расхожую мысль о том, что «гора родила мышь» только потому, что кишка оказалась тонка. Человечество всего за несколько веков – быстротечных и кровавых – показало, что способно на многое: поворачивать реки и создавать пустыни, искоренять болезни и сживать со свету тысячи видов божьих тварей, далеко не всегда враждебных роду людскому (не стоит говорить уж об успехах в деле истребления себе подобных – в небытие отправлены целые народы). Синтезированы вещества, которых в природе сроду не бывало и отравлены реки и озера. Открыты небывалые источники энергии и выпущены на волю демоны разрушения, вполне достойные Апокалипсиса. Продолжать можно долго. Главное же в том, что убедительно доказано – не тонка оказалась кишка!

Парадокс состоит в том, что практически все то, что НФ нам обещала, все то, что манило нас в ней, весь тот «джентльменский набор», который стал уже родным для нас – ее верных читателей – все это практически достижимо. Но не сбылось. Как эпоха дирижаблей.

Пожалуй, они и были первым звоночком, над которым стоило задуматься – эти трогательные колоссы, так органично вписывавшиеся в небеса будущего.

Нет, не взрывчатый водород погубил их – почти сразу же была найдена безопасная замена этого опасного наполнителя. Дешевые и не так уж тихоходные гиганты пришлись двадцатому не ко двору просто потому, что решали они не те задачи, которые вставали перед реальным Человечеством.

Повторюсь. Как и дирижабли, все наработанное НФ к последней трети века оказалось возможным, но невостребованным за ненадобностью. Почему?

2. Джентльменский набор

Спросите человека с улицы: «О чем пишут фантасты?». Среднеарифметический ответ будет: «А… Фантастика, это – про ракеты, про инопланетян и еще про роботов…» Тем и ограничимся – здесь и теперь.

Я верю, друзья, караваны ракет…

Прежде всего, это был, конечно, Космос. Точнее – корабли в него устремленные. Ракеты – фотонные, мезонные, ионные, атомные и «простые». Ну и всякая экзотика в добавку – солнечные паруса, гравитационные «движки», и нуль-Т. Под вопросом – только последние два способа передвижения. Упорно остается неуправляемой силой гравитация, да тяготеет запрет над попытками по кривой объехать «световой порог». С фотонными и другими «субсветовыми» движителями проблемы связаны, хотя и огромные, но более технологические, чем принципиальные. Атомные двигатели возможны стали еще «вчера» – только соображения безопасности и экологии сдерживают их появление на сцене.

Вот только явились к нам все эти «извозчики» вовсе не для того, чтобы доставить любопытствующих странников в иные миры.

Каждая наука, сделав более или менее крупный вклад в удовлетворение запросов политиков – а испокон веку особенно острым был запрос на средства массового уничтожения – получала в награду свою «кость». Наверное из того соображения, что, глядишь, еще не до конца выработала свое «месторождение», пусть еще малость пороется. Ядерная физика, близкая родственница физики высоких энергий и элементарных частиц, заработала для этих своих дочерей право городить на территориях развитых стран циклопические ускорители и кормить армию исследователей, результаты работы которых – и это ясно каждому – не принесут практических результатов ни завтра ни послезавтра* [2]. Точно такую же «кость» – возможность исследования околоземного пространства и Солнечной системы – получило ракетостроение. В награду сами знаете за что. Тут нам повезло больше: целый сонм чисто земных сфер практической деятельности Человечества (разведка, связь, метеорология, геология и география, экология) получили решение своих ключевых проблем в результате запусков в «ближний» Космос. Надо сказать, что именно в этом «скучном» направлении НФ двигалась весьма вяло. Можно сказать, даже – плелась в хвосте реальных достижений. Тем более, что и сами достижения эти на первых порах неплохо секретились. Оно и понятно: написать на основе такой «мелочевки» что-либо впечатляющее мог разве что Артур Кларк. Но нашей НФ достался Немцов.

С Дальним Космосом ситуация, принятая в фантастике за классическую, обернулась своей противоположностью. Повторюсь: все объекты НФ – Луна, Марс, Венера, спутники Сатурна и Юпитера – вполне достижимы даже без применения атомной энергии – на обыкновенной «химии». Тем не менее, даже запуски автоматических устройств в их – этих классических объектов – направлении весьма редки, и каждый из них носит характер эпохального события. Нога человека ступила на поверхность всего лишь одного небесного тела – Луны. И убралась оттуда надолго.

Все это – при полной технологической решаемости задачи полета к ближайшим из «далеких миров». Мы могли бы быть там, только…

Конец ознакомительного фрагмента. Полный текст доступен на

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке

Популярные книги автора