Откуда в городе ястреб

Тема

Думбадзе Нодар

Нодар Владимирович ДУМБАДЗЕ

Рассказ

Перевод К. Коринтэли

Арчилу Эргемлидзе

Дыхание моря достигало кофейни. Воздух был тяжелый, соленый и влажный. Я и Ачико сидели за круглым столиком и в ожидании кофе потягивали коньяк из крохотных, с наперсток, рюмочек.

Бармен - армянин-репатриант четко манипулировал маленькими медными джезве, двигая их в раскаленном песке, - точно музыкант, выстукивающий на доли ритм блюза. Кофейня, сооруженная из обожженного бамбука под огромной цветущей магнолией, сама похожа была на отдыхающего, который вышел на набережную попить кофе. Бармен принес джезве и наполнил наши чашки до краев. Я, не дожидаясь, пока осядет пенка, отпил глоток, глубоко вдыхая пьянящий аромат.

- У тебя что, глотка луженая? - спросил меня Ачико, поспешно ставя обратно свою чашку.

- Нигде не варят кофе так, как в Батуми, - помолчав, сказал я с удовлетворением.

- В Сухуми, - заметил Ачико и поднес чашку к губам, но отпить все не решался, только жадно вдохнул пар и прикрыл с наслаждением глаза.

Пока Ачико раскачивался, я выпил свой кофе и опрокинул чашку на блюдечко, как обыкновенно делают любители гадания на кофейной гуще.

- Ты умеешь гадать? - поинтересовался Ачико.

- Да так, немножко.

- Кто научил?

- Соседка, Ляля. Она потрясающе гадает. В прошлом году, перед рыбалкой на Кодори она мне погадала. Сказала, будь осторожен, тебе встретится змея.

- Естественно, человек, отправившийся рыбачить на реку, может встретить змею, чего там гадать! - засмеялся Ачико.

- Что было, то и рассказываю.

- Ладно, валяй! - махнув рукой, сказал он.

- В первый же раз, как я забросил сеть, вытащил из воды полутораметровую змею...

- Врешь! - прервал он меня.

- Клянусь матерью!

Ачико протяжно свистнул.

- Она мне еще раз гадала...

- И что?

- Вижу, говорит, тебя на чьей-то могиле, ты стоишь на коленях с цветами в руках.

- И что?

- Наутро умер Гулда.

- Ну да!.. - Чашка застыла в руке Ачико.

- Вечером того дня Ляля прибежала ко мне выражать соболезнование... стала извиняться, я, говорит, дура, глупая, такое тебе нагадала... а сама ревет...

- Ерунда, простое совпадение... - сказал Ачико и задумался.

- Возможно. Только с того дня я больше не гадал.

- Ерунда, - повторил Ачико и перевернул свою чашку прямо на столик.

Я не промолвил ни слова и отпил коньяк.

- Ну-ка, загляни в мою чашку, - через некоторое время сказал Ачико и протянул мне свою чашку.

Я взял у него чашку, заглянул. Дно было совершенно закрыто гущей, а на стенках обозначились какие-то причудливые узоры и иероглифы.

- Не умею я гадать, - сказал я, протягивая ему чашку обратно.

- Давай, давай, - подзадорил он меня.

- Плохая чашка, - заявил я.

- Все-таки что ты там видишь? - не отступал он.

- Море. Море вижу и корабль...

- А капитана? - засмеялся он.

- Птицу вижу.

- Может быть, самолет? - снова засмеялся он.

- Настолько я не разбираюсь, - сказал я и вернул чашку.

Кофейня со стороны дороги приличия ради была огорожена неким подобием проволочной изгороди. Вдруг на эту изгородь прилетел воробей.

- Чирик! - возгласил он и оглядел нас.

- Ага, твое предсказанье сбылось, птица - вот она, черед за капитаном корабля, - начал балагурить Ачико.

Воробей глядел на нас, глядел, потом взъерошился, распушил перышки, встряхнулся и вдруг, сорвавшись с изгороди, прилетел и сел прямо на наш столик.

- Однако какой нахал, - удивился Ачико.

Воробей набросился на маленький огрызок хлеба, пытаясь ухватить его клювом. Его крохотные лапки и коготки смешно скользили по пластику стола. Наконец он кое-как ухватил клювиком хлеб и, вспорхнув, улетел снова на свою изгородь. Оттуда он продолжал посматривать на нас, не выпуская из клюва своей добычи, затем раскрыл крылья и куда-то улетел.

- Видал, как он нас ограбил, этот разбойник? - удивленно глядя на меня, сказал Ачико.

- Гениально назвали его русские - воробей!

- То есть в чем гениальность?

- "Вора бей", понимаешь?

- Да ради бога, это ты сейчас придумал, - пренебрежительно проговорил Ачико.

- Не я, а русские придумали пичуге такое название.

- Вообще-то верно, название точное, - усмехнувшись, согласился он. Гляди-ка, он опять тут как тут! - воскликнул Ачико и подвинул на краешек стола еще кусочек хлеба. Воробей на этот раз к хлебу не прикоснулся, сидел себе на изгороди, склонив набок голову, и глядел на нас вызывающе, с задором.

- Чирик, чирик, - произносил он время от времени и менял при этом место.

- Могу спорить, что он знает грузинский и подслушивает нас, серьезно сказал Ачико.

- Смотри, не ляпни что-нибудь, вдруг он турецкий шпион! - предостерег я Ачико и от души расхохотался.

- Ты шутишь, а он гляди как слушает.

Воробей и вправду вел себя удивительно. Он склонил головку таким образом, что одно его ушко было обращено к нам.

- Кыш, сплетник этакий! - прикрикнул на него Ачико и взмахнул рукой. Воробей не шелохнулся.

- Ну, господин воробей, чего изволите? - осведомился тогда Ачико.

Воробей ему что-то ответил.

- О, пожалуйста, сию минуту! - Ачико засуетился и поставил на землю свою чашку.

- Чего он хочет? - поинтересовался я.

- Кофе, говорит, желаю, небось сами пьете, а я разве не человек?

Воробей слетел с изгороди на землю и с опаской стал приближаться к чашке.

- Иди, иди, не бойся! - подбодрил его Ачико.

Воробей заглянул в чашку и принялся клевать кофейную гущу.

- Но, но, не увлекайся, чего доброго, сердце испортишь, забеспокоился Ачико и нагнулся, чтобы поднять чашку. Воробей вмиг улетел обратно на изгородь.

Ачико насыпал себе на ладонь хлебные крошки и протянул воробью.

- Закусывайте, сударь!

Воробей после недолгого колебания распустил крылышки и подлетел к руке, но не сел, а начал описывать над ней круги. Видимо, считая, что осторожность никогда не мешает, он несколько раз облетел протянутую ладонь Ачико не шевельнулся, замер, и воробей решился - сел на его ладонь. Но прежде чем начать склевывать крошки, он заглянул в глаза Ачико.

Невольно и я посмотрел ему в глаза. Они были полны безграничного удовольствия и любви, карие глаза Ачико. Воробей доверился этим глазам... Он спокойно начал клевать крошки с огромной ладони.

Покончив с этим делом, воробей снова уселся на изгороди и вытер клювик о раздувшийся зоб.

Затаив дыхание, наблюдал я за всей этой сценой. Если бы кто-нибудь со стороны видел все, что здесь сейчас происходило, ни за что не поверил бы, что воробей этот не дрессированный и Ачико не его дрессировщик.

- Ты просто Дуров! - с восторгом сказал я ему.

- Не я Дуров, а он, смотри, что он со мной выделывает, - возразил вошедший в азарт мой приятель и насыпал крошки себе на голову. Пожалуйте, сударь, угощайтесь! - пригласил он птичку, широко разводя при этом руки.

И вдруг произошло что-то невероятное... невероятное и ужасающее... Огромная крестообразная тень пронеслась над столом, и воробышек исчез! Исчез наш воробей!

- Что случилось? - спросил ошеломленный Ачико.

- Ястреб... - едва ворочая языком, проговорил я.

- Куда девался воробей? - надтреснутым голосом спросил он.

Я приподнял плечи и с трудом проглотил слюну.

Он вдруг сорвался с места и подскочил к бармену.

- Помоги!

- В чем дело?

- Воробей!

- Что за воробей? - обалдел бармен.

- Ястреб, моего воробья унес ястреб!

- Ты что говоришь, слушай, откуда в городе ястреб? - взмахнул рукой бармен и пошел на свое место.

Ачико бросился ко мне.

- Куда делся воробей?!

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке

Популярные книги автора