Письмозаводитель

Тема

Бескаравайный С С

Бескаравайный С.С.

Путник, изрядно уставший, в запылившемся костюме и с тяжелым чемоданом в руках, тащился по разбитой дороге. Он не знал, винить ли ему в случившемся карту или самого себя - думал срезать путь и пешком пройти пару километров между двумя ветками железной дороги. Но вот он в сентябрьском еще не промокшем лесу, и последний человек, встретившийся ему полчаса назад, не помнил не только названия станции, но и своего имени - весело ему было.

- Разрешите поинтересоваться, - голос разделся у него над ухом и, признаться, напугал путника.

- Кто здесь!?

- Я, - из-за ели вышел франтовато одетый молодой человек, - Вы тут, я смотрю, заблудились. Не желаете завернуть к нам?

- ?

- В городок. Тут и ста метров не будет.

И верно, за поворотом дороги обнаружилась будка со старым шлагбаумом, из-за деревьев стали проглядывать дома.

- Простите, вы случаем не рыцарь? - начал выспрашивать его молодой человек, - Впрочем, нет. Они не носят с собой таких тяжелых чемоданов. И на коммивояжера вы не похожи? Верно - слишком уж грязны. Для шпиона вы чересчур громко топаете, а для...

- Слушай, отстань. Я просто иду из пункта А в пункт Б, - раздраженно ответил путник, - Лучше скажи кто сам, а еще как пройти к станции.

- Я - гид, - молодой человек ничуть не обиделся, - Встречаю новеньких и прохожих. А дорогу до станции толком сказать не могу, потому что никогда не ходил за тот поворот дороги, где тебя увидел.

Путник осторожно покосился на подозрительного субъекта.

- Кстати, меня зовут Ревмир, - тот улыбнулся и, щегольски вытащив из кармана старые серебряные часы, щелкнул крышкой, - И по случаю позднего времени я решительно предлагаю заночевать в городке.

- Андрей, - механически ответил путник, - Я подумаю.

Но так как время было действительно позднее, и дорога все равно вела к домам, особенного выбора у путника не имелось.

- Гостиница все равно сейчас свободна, если только Мурат не встретил другого прохожего.

- Другого?

- Через нас довольно редко ходят и потому в гостинице только одно место.

- А, тогда ясно, - в действительности путнику ничего не было ясно, но кто же сознается в этом? Лучше задать подходящий вопрос, - Зачем тебе сторожить людей на дороге, если все там равно только одно место?

- Так у нас в городке неспокойно. Отношения выясняют. Случайному человеку, вроде тебя, плохо станет. Я же тебя прямо до гостиницы доведу. Ее, кстати, мама держит.

Хорошего настроения у путника от этих слов не прибавилось и груз показался вдвое тяжелее.

- Много? - Андрей переменил руку на чемодане, - Много, говорю, людей пострадало?

- Пострадало? Зачем? - удивился Ревмир, - Документы те, да, порвали. А люди все живы.

В голове у путника осталось только мрачная решимость заползти под какую ни на есть крышу.

Городок начался внезапно: без всяких порушенных окраин, свалок или пустырей. Лес кончился и потянулись кварталы не самых плохих двухэтажных домиков, облагороженных желтой штукатуркой. Дорога оделась в асфальт, украсилась тротуарами и по бокам от нее обнаружились кстати засветившиеся фонари. Стали попадаться и люди: степенные на вид граждане с портфелями и папками, деловито шли по своим делам, не обращая на путника никакого внимания. Андрею показалось, что он попал в большой город, в приличный, давно обжитой спальный район и сейчас из-за поворота выедет трамвай. Транспорт, впрочем, не появился, и сворачивать никуда не пришлось - они не прошли и трех кварталов, как Ревмир махнул рукой.

- Нам сюда, - над обычным крылечком красовалась маленькая, без ярких красок и неоновых трубок, надпись. Гостиница. Андрей только сейчас понял, что других рекламных вывесок в городке он и не видел.

Они зашли в прихожую, буквально забитую книгами - еле хватало места для обуви и одежды.

- Мама! - выкрикнул в дальнюю дверь Ревмир, - Принимай постояльца!

Почти сразу, будто она караулила их за стенкой, появилась миловидная тетушка той стадии сохранности, когда она почти ничем не отличается от старушки.

- Добрый вечер, с приездом, меня зовут Гертруда Горимировна, ужин с девяти до десяти, есть теплая вода, умывальник в номере и свежее белье, если останавливаетесь на одну ночь, то выезд в девять утра, есть скидки, но у нас предоплата, - она прочирикала эти слова совершенно без остановки, как до автоматизма заученную молитву, вдохнула поглубже и продолжила.

- Ваш номер на первом этаже, пройдемте со мной, обувь и верхнюю одежду можете оставлять здесь или у себя по желанию, после одиннадцати покидать комнату нежелательно, завтрак можно подать в постель, но не раньше восьми утра, запираться на щеколду не обязательно, стирка и поглажка вещей за отдельную плату. Кстати, вот моя книга о гостиничном деле, если захотите, можете ознакомиться, здесь всего триста страниц.

- Мама, не видишь, человек устал! - нудным и громким голосом, будто делая привычное замечание, перебил ее Ревмир.

Андрей и сам не помнил, как расстался с указанной суммой денег, оказался в комнате и смог закрыть дверь изнутри. Повалился на кровать и несколько минут приходил в себя. Понемногу усталость отступала и возвращался интерес к жизни. Стал осматриваться: это было игрушечно-ухоженное, какое-то бюргерское обиталище. Посторонние люди здесь, по виду, ночевали не часто - в книжных полках на стене сохранились стекла, и набор декоративных тарелочек, повешенных там же, казался однотипным.

Куда же он все-таки попал? Сон ушел и до ночи было еще много времени. Если поблизости болтается гид, то почему бы не выспросить его? Андрей умылся, почистил башмаки и брюки, проверил кошелек и вышел из комнаты.

Столовая на первом этаже была общей - за круглым дубовым столом могла поместиться большая семья, а Ревмир и схожий с ним наружностью юноша, там уже расположились, почитывая журналы и куря трубки.

- Добрый вечер, - приветствовал его гид, - О Мурате я вам говорил, но сейчас вы наверняка желаете пройтись по городу?

- Угадали. А у вас есть, что посмотреть?

В ответ Ревмир улыбнулся, встал, приглашающе махнул рукой и молча пошел к двери.

- Тебя интересует, чем это мы тут занимаемся, - прихватив со стойки тросточку и выйдя на улице, Ревмир вернул себя часть дорожной развязности, Мы переписчики, осмыслители и рефлекторы.

- А понятней можно? - Андрей вертел головой по сторонам, но пока ничего интересного не видел.

- Ну, это же просто. Когда в мире появляется непонятная канцелярская бумажка, сложный закон или положение, его необходимо разъяснить. Такие бумаги к нам тоннами поступают, мы их истолковываем и высылаем обратно.

- И что, - удивился Андрей, - Серьезно зарабатываете?

- На жизнь хватает, - скромно пожал плечами Ревмир, - Небоскребов, у нас, правда, нет, но бассейн и бильярд имеются. Скоро боулинг-клуб открывать будем.

- Стоп, - в уме Андрея в очередной раз сгустились подозрения, - Если бы так, у вас толпы народа по гостиницам сидели. Каждый ведь хочет сам все понять, а не отписки вычитывать!

- Ха-ха! Если всех дураков, которые инструкций не понимают, к себе приглашать, тут плюнуть нельзя будет. Нет, мы работаем только по переписке, - воинственно настроенный Ревмир был готов выгнать из города всех разгильдяев, - Кто к нам по делам приезжает - ни с чем и уползает. Вот ты, например, - набалдашник тросточки чуть не ударил Андрея в грудь, - Явно не по делам. Ничего не знаешь, точных вопросов не задаешь, думаешь, как бы уйти. Кстати, хочешь посмотреть на работу?

- Сейчас?

- А когда? Вторая смена скоро кончиться. Пошли, - гид свернул к первому попавшемуся зданию.

Обычная дверь без всяких замков пустила их в длинную прихожую, а оттуда они попали в стеклянную выгородку. Двухэтажное здание, на поверку, оказалось одним большим залом, вроде библиотечного, где десятки людей самых разных возрастов, каждый за отдельным маленьким столиком, терпеливо вычитывали бумаги и что-то там поправляли. Стояла почти полная тишина и только редкий шелест листов да осторожное покашливание, доходили до посетителей. Андрей, прилипнув к стеклу, заворожено смотрел на эту смесь делопроизводства со священнодействием.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке