Цирк бесплатный

Тема

Селин Вадим

Селин Вадим

Таня нервничала. Как она нервничала! Так нервничать дано не каждому. Ночью, во сне, она переживала, крутилась с боку на бок, места себе найти не могла. Закончилось все тем, что девушка вскочила с мокрой горячей постели, схватила с тумбочки дешевую сигарету, зажигалку, раскрыла настежь окно и присела возле него.

Да, так нервничать умела только Таня.

- Нет, ничего у меня не получится, я не гибкая!

Повертев сигарету, Таня вступила сама с собой в диалог:

- Почему это не получится? Разве ты хуже Оксанки?

- Нет, не хуже..., но у нее все так естественно получается, она грациозная, а я - пень пнем, колода колодой.

- Никакая она не грациозная, просто умеет поставить себя в выгодном свете.

- Вот видишь, - вздохнула Татьяна, - а я и на это не способна.

- На все ты способна. У тебя только одна проблема - стеснительность, растолковывало истины Тане ее второе Я.

- Я ничего не могу с ней поделать...

- А вот и можешь! - затопчи стеснительность, и все пройдет как по маслу! - сыпало советами Я.

- Попробую, но это будет трудно.

- Не забивай себе, дорогая, голову. Ложись-ка в постель, закрой окошко и спи! У тебя завтра тяжелый день.

- И правда, спать пора, - Таня выбросила полувыкуренную сигарету на тротуар, заперла окно на верхнюю щеколду, задернула шторы и удобно устроилась в кровати.

- Спи, милая, спи, - второе Я соединилось с первым.

- Сплю, - Танюша постепенно погружалась в пучину сна.

"Акробатам курить нельзя, - подумала девушка. - Завтра же выброшу на помойку все сигареты. И зажигалку тоже".

- Не сегодня... не подходит..., - рылась Таня в шкафу и отбрасывала в разные стороны одежду. - Безвкусица... Боже, неужели я купила это уродство? Наверное, пьяная была... фу, ужасные тона... не в этот раз... старье... короткие рукава... слишком большой вырез...

Час спустя Таня сидела с обреченным лицом в груде вещей:

- Да мне одеть нечего! Вроде бы шкафы ломятся, а как посмотрю - все не подходит! Пойду лучше кофе попью, все равно аж в 16 часов выхожу из дома. Может, что-то придумаю еще. Или Кирку позову, она умеет вещи подбирать.

Таня пила кофе с бутербродом, в котором масса жиров и смотрела передачу "Здоровье".

- Да, я с вами полностью согласна, - щебетала в телевизоре известная теледоктор. - Эти уличные торговцы просто травят людей. В мясе и так ужас как много вредных веществ, а в уличной пище - тем более.

- А я с вами полностью согласен, - вещал мужчина в белом халате и с потным лицом. Мало грима наложили. - Будь моя воля, я бы взорвал все эти переносные печки. А торговцев сжег бы на костре... - договорить умник не успел, Таня запустила пультом в кинескоп. Полетели стекла, из агрегата пошел дым.

Таня спокойно встала, взяла из чулана огнетушитель, обрызгала пеной телевизор, села в кресло и продолжала невозмутимо есть бутерброд, начиненный вредными веществами.

- Инквизитор фигов, - пожала плечами акробатка, имея в виду мужчину в халате.

Раздался телефонный звонок.

- Ну алло же, алло! - крикнула девушка в трубку, будто собеседник на том конце провода молчал минимум пять минут.

- Танька, чего это ты такая? - удивилась Кира.

- Нормальная я, и не успокаивай меня, не смей, слышишь, не смей! Не смей!!

- Да я и слова сказать не успела еще, - изумилась Кира.

- Все равно не смей, не надо!

- Хорошо, не смею. А что произошло? - полюбопытствовала Кира, толком не понимающая, почему ей нельзя сметь.

- Нет, и ты еще спрашиваешь, что произошло? Да как ты можешь? Сама же во всем виновата! Все ты, все ты!

Кира, привыкшая к периодическим выпадам подруги, на этот раз запуталась окончательно.

- Что я сделала?

- Вот бесстыжая! - хмыкнув, Таня бросила трубку.

Кира находилась в своей квартире и восторженно грызла ногти. Она тоже нервничала, но до мастерства Тани ей было очень далеко.

- С Танькой срочно надо что-то делать, - размышляла Кира. - Она всегда была такой инфантильной, что кровь в жилах стыла и стынет от ее чрезмерной инфантильности. Это естественно. Творческие люди все с закидонами. А все эта Оксанка несчастная. Если ее, стервозину, кто-нибудь прикончит - я на того человека молиться буду. Пойду чаек попью.

Пока Кира пила чай, Таня нервничала.

- Какая я бесстыжая, ни за что с Киркой поссорилась. А все эта Оксанка несчастная. Если ее, стервозину, кто-нибудь прикончит - я на того человека молиться буду. Пойду Кирке позвоню, помирюсь.

- Кирка, это я, Таня, - Кира как раз пила чай, приложив трубку радиотелефона к уху.

- Я узнала. Ты мне, наконец, расскажешь, что случилось?

- Так ты сама все прекрасно знаешь. У меня сегодня выступление, а я целую ночь нервничала.

- Из-за Оксанки? - проницательно спросила Кира.

- Откуда ты узнала? - изумилась Таня Кириной проницательности.

- Удивительного ничего нет. Ведь все неприятности в мире из-за Оксанки.

- Ты права. Ну зачем ты меня с ней свела?

- Я тебя не сводила! Она сама с нами свелась в первом классе.

- Как, Кирочка, нам не повезло. Почему она попала именно в наш класс? Почему она поступила туда же, куда и я - в цирковое училище, ведь она ненавидит цирк?! - рыдала в трубку Таня. - Почему я сегодня ее держу?

- Не поняла...

- Чего ж тут не понятного? Мы сегодня на высоте номер исполняем "Цепочку". Меня держит Галка Соболева, она всегда первая, я по середине и держу Оксанку. Она самая последняя.

- Номер из трех человек? - уточнила Кира.

- Из трех, - горько подтвердила Таня, ужасно нервничая. - Кир, приходи сейчас, подберешь мне наряд.

- Хорошо, - мгновенно согласилась Кира, больше всего в жизни любившая копаться в Танькиных нарядах. Вещи - ее стихия.

Вскоре Кира была у Танюшки. Те вещи, что утром Таня категорически отвергла, Кира и выбрала.

- Какие тона, какая гамма, - восхищалась Кира.

- Ужасные тона, ужасная гамма, - ужасалась Таня.

- Наденешь вот это!

- Ладно, - Таня была покорной, потому что нервничала. - Тем более, мне в этом наряде только до цирка добраться. Приходи сегодня на выступление, билет у контролера оставлю.

- Заметано.

- А сейчас - номер "Цепочка" на головокружительной высоте под самым куполом цирка! - объявил толстый дядька в черном костюме и спрятался за кулисы.

Зрители разразились аплодисментами.

- Девочки, не подведите, - шепнул он Гале, Тане и Оксане.

- Постараемся, - процедила сквозь зубы Таня, расправляя обтягивающий цирковой костюм акробата.

Играл оркестр, зал рукоплескал, прожекторы крутились как карусель. Кира сидела в третьем ряду и помахала рукой Тане. Таня заметила и чуть кивнула.

- И Кирка пришла, - сказала Оксана Тане.

- Я вижу.

Таня нервничала.

Канат и железная трапеция вместе с Галей, Таней и Оксаной взмыл в воздух. Сделав первый кувырок в пространстве, Таня немного расслабилась.

"Так, сейчас еще один кувырок и я хватаю за руки Оксанку, а Галка меня. Я не стесняюсь, я самая прекрасная", - делала самовнушение девушка, но все равно все взоры были устремлены на пригожую Оксану.

И этот кувырок прошел вполне в норме.

Таня прилетела в сторону Гали, она схватила ее за ноги, теперь очередь Оксаны лететь. Оксана всегда летала лучше всех. И все ей завидовали.

Оксана летела. Отлично летела. Летела с самодовольным лицом к Тане.

"Лыбится еще, - внутренне психанула Таня. - Посмотрю я, как она будет лыбиться, когда...".

Когда Таня должна была удержать Оксану за ноги, она попросту этого не сделала. Вот не захотела - и все! Таня никогда не делала того, чего не хотела.

"Надоела мне она, не хочу я ее держать. Пусть на своей улыбочке держится".

С двадцатиметровой высоты Оксана упала на арену цирка. Упала и не встала.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке