Дурацкая профессия

Тема

Дин Баррет

Единственным украшением маленькой гостиной дешевой «меблирашки» служило деревянное распятие на стене. Все остальное — продавленный диван со вспученными пружинами, обшарпанный стол да пара колченогих стульев — вызывало справедливое чувство брезгливости и могло отпугнуть любого, за исключением разве что особо нуждающихся. Старое, потрепанное, замызганное, купленное из десятых рук…

Чистыми и новыми были только купальное полотенце и серый костюм, аккуратно сложенные на крышке сломанного телевизора. За столом напротив него сидел Хоган — мощного телосложения человек средних лет — и методично чистил пятизарядный «смит-вессон». На расстеленной перед ним газете, раскрытой на спортивной странице, аккуратным рядком стояли футляр с принадлежностями по уходу за оружием, банка оружейного масла и пять патронов. Время от времени он подносил револьвер к свету и, прищурившись, разглядывал внутреннюю поверхность ствола и камор барабана, выискивая следы грязи или ржавчины, а затем вновь возвращался к своему занятию. Это был настоящий здоровяк, судя по его виду, привыкший все делать неторопливо и обстоятельно.

В дверь постучали.

— Да? — не поднимая головы, пробасил Хоган.

Через пару секунд стук повторился.

— Открыто.

Дверь медленно отворилась, и в комнату осторожно шагнул молодой парень лет двадцати пяти, разодетый точь-в-точь как герой второсортного фильма про мафию: двубортный костюм, широкий галстук и тщательно начищенные остроносые ботинки. Было видно, что он старается произвести впечатление «крутого», однако его неуверенное поведение выдавало, что до «крутого» ему как до луны. Потоптавшись на пороге и так и не дождавшись приглашения войти, он закрыл за собой дверь и неодобрительно покачал головой.

— Вы оставили дверь незапертой? — У него был высокий и нервный голос.

— Ну и что с того? — Хоган как ни в чем не бывало продолжал орудовать шомполом.

— А если бы это был он?

Коротко взглянув на парня, Хоган слегка приподнял брови.

— Он — это кто?

— Что значит — кто?! Тот самый тип, которого нас наняли шлепнуть! Все знают, что с ним шутки плохи. Ведь он — настоящая легенда!

Хоган равнодушно пожал широкими плечами.

— Легенды умирают. Как и все остальное в этом мире.

— Но он мог прийти сюда заранее, и тогда…

— Не дрейфь, малыш, он мужик пунктуальный.

Поколебавшись, молодой человек подошел к нему и протянул руку.

— Джимми.

— Никому и никогда не называй своего имени. И вообще, ты, часом, не новичок?

— Пороху понюхал. — Джимми ленивой походкой прошелся по комнате. — Вы здесь давно?

— Да уже порядочно. Тебя нанял Мэнни?

— Ясное дело, кто же еще?

— Что он тебе сказал?

— Насчет чего?

— Насчет контракта.

— Только то, что этот тип занимается тем же, чем и мы. И что в своем деле он лучший из лучших.

— Чем же это таким мы занимаемся?

Джимми самодовольно хмыкнул.

— А то вы не знаете! Устраняем помехи. Улаживаем спорные вопросы. Решаем проблемы. Навсегда. Как в тот раз, когда я разобрался с Мэйсоном.

— Так это был ты?!

— Ага. Он самый. А что, вы об этом слыхали, да?

— Малыш, о разборке с Мэйсоном слыхали все, кто занимается этим бизнесом. Мне рассказывали, что стрелок просто-напросто протиснулся между его телохранителями, замочил Мэйсона и спокойно отправился восвояси. И все время смотрел на них в упор. А они были слишком напуганы, чтобы что-либо предпринять.

— Так оно и было. Хладнокровно и смело. — Заметив в треснувшем зеркале свое отражение, Джимми оглядел себя с головы до ног и поправил галстук. — Но тип, которого мы ждем, подставил Мэнни.

— Серьезно?

— Угу. Уж не знаю — как, но если Мэнни его заказал, то, должно быть, облажался он круто. И провернуть это надо быстро и чисто, вот Мэнни меня и вызвал… А зачем тут одежда и полотенце? А, понял! Умно! Очень умно!

Хоган лишь усмехнулся.

— Это видно по тому, как вы чистите свое оружие! — возбужденно продолжал Джимми. — Вы цените чистоту. Потому-то и принесли новый костюм — на тот случай, если забрызгаете кровью тот, что на вас сейчас.

Хоган продолжал молча смотреть на него.

— Или это что-то вроде ритуала? После дела меняешь одежду… так сказать, сбрасываешь старую кожу и начинаешь все по-новой. Я прав?

— На твоем месте я бы почистил свою пушку.

Сунув руку под пиджак, Джимми достал автоматический пистолет.

— А она у меня всегда вычищена. И в полной готовности.

— Хорошо, коли так. Тот малый и впрямь лучший из лучших. Как ты сам сказал — легенда.

— Да? — буркнул Джимми, пряча пистолет в наплечную кобуру. — Тогда почему же я не узнал его на фотке, что мне показывал Мэнни?

— Малыш, — Хоган поморщился, — если ты полез в этот бизнес и тебя начали узнавать, долго не протянешь.

Однако парень, не обращая внимания на его слова, продолжал расхаживать по комнате.

— Ну и дыра. Кстати, чья это берлога?

— Тебе этого лучше не знать. Но достаточно надежная, чтобы прищучить кого надо.

— Он думает, что придет сюда на деловую встречу. Мэнни сказал ему — обсудить новый контракт. — Джимми хлопнул кулаком по ладони. — Ха! А мишенью на этот раз будет он сам. Мы охотники, а он — дичь! Класс! — Он нетерпеливо глянул на часы. — Пора бы ему уже!

— Будет, будет. Может, все-таки присядешь?

Неожиданно Джимми подскочил к столу и протянул руку к револьверу.

— Ого! Да это же…

Договорить он не успел — мгновенно обхватив парня за шею, Хоган прижал ему к горлу лезвие ножа.

— Я… я только хотел сказать, что «Никс» снова выиграли! — запинаясь, пролепетал Джимми. — Это… написано в вашей газете.

Поняв свою ошибку, Хоган отпустил его, спрятал нож и снова взялся за револьвер.

— Извини, малыш. Я подумал… сам знаешь.

Тот с ошарашенным видом провел ладонью по шее.

— Господи, но ведь мы же на одной стороне! Разве нет?

— Ты в этом бизнесе уже давно. Так?

— Так.

— И выполнил много контрактов. Так?

— Так.

— Тогда какого черта ты столько болтаешь?!

Некоторое время Джимми пялился на Хогана, а потом с обиженным видом уселся на диван.

— Да ладно вам! Лучше скажите, почему вы пользуетесь револьвером? Ведь всего пять патронов.

— С пистолетом у меня однажды вышла осечка. Чуть богу душу не отдал.

— Зато у меня — тринадцать. И еще один в патроннике.

— Если пушка дала осечку, неважно, сколько у тебя патронов. Ты уже труп. И если ты сдохнешь из-за того, что тебя подвел пистолет, то легендой уже не станешь.

— Не волнуйтесь — стану! Да еще какой! Я буду самым лучшим! Имя как раз имеет значение, а уж его-то будут произносить с уважением. — Джимми прицелился пальцем в лампу. — Бах! Бах! Бах!

— Ишь ты! Крутой сукин сын?

— Есть такое дело!

— И небось берешь по высшей ставке?

— А то! — Джимми расхохотался, выудил из кармана пачку «лаки страйк» и, сунув сигарету в рот, чиркнул спичкой.

— Здесь не курят.

— Это что, шутка?

— Малыш, я готов помереть от пули в сердце, но не хочу валяться в больнице и отхаркивать куски своих легких.

Поколебавшись, Джимми потушил спичку.

— Проклятье! — Было видно, что он пытается успокоиться, но от этого нервничает только еще больше. Заслышав звук чьих-то шагов в коридоре, он подпрыгнул и выхватил пистолет. Хоган с невозмутимым видом продолжал чистить револьвер. Было слышно, как шаги удаляются.

Хоган насмешливо посмотрел на Джимми. Тот, смутившись, спрятал пистолет и сел.

— Может, все-таки запереть дверь? Ведь ему же ничего не стоит сюда ворваться и застать нас врасплох… Кстати, вы в своем револьвере дыру не протрете?

— Малыш, есть два правила. Первое — уважай свое оружие. Второе — уважай своего противника.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке

Популярные книги автора