Эта чертова жизнь (2 стр.)

Тема

Из описаний, сопровождавших карту, я узнал и самоназвание этих существ – лакуни. Они жили в пустыне, пестовали свое потомство, охотясь на животных ниже себя по развитию, защищали свои земли от вторжения «железных» – очевидно, так они обозначали людей. Я отлично понял их устремления – «железные» мне тоже почему-то не нравились.

Следующую остановку я сделал на какой–то заставе. Там тоже помнили ангела и пришедших с ним. Стражники в характерных шароварах и халатах оглаживали старательно обкорнанные бородки, описывая красоту и доблесть прибывших с ангелом «юных цветков». На «цветы» мне было решительно наплевать, особенно на Клэри, но выбора не было. Расспросив стражу, я двинулся дальше. Они не хотели открывать ворота, и я обошелся без них, перебравшись через ограждение. Вообще–то я и не сомневался в том, что Клэри полезет тут геройствовать. Странно, что Джейс не стал. Или стал, но то, что сражаются мужчины, явно было обыденностью для этих мест. В пользу этой теории говорило и то, что воительница в алом шелке была такой единственной на всей базарной площади города, куда я спустился. Жаль, не успел спросить название.

Пустыню – ту часть, которая отделяла меня от моей цели – я преодолел за время куда большее, чем рассчитывал. На меня все время пытались нападать. То мародеры, то восставшие скелеты, то какие–то диковинные ящеры длиной метра по три. А еще мошкара. Ядовитая, мерзкая, мелкая мошкара. С ней было труднее всего. И я всерьез начал подозревать, что этот мир куда сложнее, чем кажется на первый взгляд. Жизнь тут явно была не просто тяжелой, это было выживание в крайней степени. Выживание, которое заканчивалось только со смертью.

Выбежав на очередной мост, я невольно остановился. Когда–то тут был город. Каменные ступени в скалах – то ли выточенные природными явлениями, то ли созданные руками людей – спускались в ущелье, и на каждом уступе ютились домишки – маленькие, наполовину из тряпок, давно заброшенные… Кажется, тут не первый год идет война. И не только с климатом. Нет, я точно убью Валентина. Понять бы, как именно можно это сделать.

След магического фона вел меня все дальше. Темнота мне не мешала, и я продолжал бежать. Да, после все это мне аукнется. Но это будет потом. Когда я верну четверых придурков домой. О том, что мы все можем остаться здесь, я старался не думать. У меня не было времени на подготовку. Если бы Клэри дала мне хотя бы сутки, расклад был бы иным. Если бы я поддался порыву и позвонил Алеку раньше, а значит, раньше начал узнавать и действовать… Впрочем, думать об этом было ничуть не продуктивнее. Слегка утешало то, что ночь они провели на заставе, а я все это время их догонял.

Когда дорога свернула и направилась к входу в подземелье, я напрягся. Видимого хода по поверхности не было, но он наверняка существовал. Вопрос был в другом. Вышли ли те, кого я ищу, с другой стороны этих гор? Однако особенного выбора мне никто не предоставил, как и информации. Я вздохнул и ринулся под землю.

Кажется, я догонял их. Во всяком случае, трупы неопознанных мной демонов – это точно были демоны, извращенное строение тел ни с чем не перепутать – были окоченевшими, но не воняли падалью. Даже по такой жаре. Значит, они лежат тут меньше суток. Пахло только свернувшейся и начавшей портиться кровью. Интересно. Пахнет совсем как обычная кровь. И магический фон… несомненно демоны, но почему–то этот фон был на удивление знакомым.

Это заставило меня сбавить шаг. Все это беспокоило меня, потому что этот мир, переполненный магией, этой магией не пользовался. У красотки Аширы, как я вспомнил, напрягшись, был очевидно зачарованный меч, но и только. Сама она явно не владела магией. Все прочие, встреченные мной по дороге, магией тоже не владели. Что же тут происходит? И откуда столько демонов? Как они умудряются проникать из своего измерения сюда в таком количестве?

Трупы меня перестали пугать… словом, очень давно. Обычно я неплохо считаю, но сейчас я бежал, пытаясь на ходу построить в голове карту этих запутанных ходов. Это строили те, у кого было очень много времени, и очень извращенная фантазия. Дорога пролегала по узким, но крепким дорожкам, состоящим чаще всего из ступенек вверх, ступенек вниз, каких-то каменных глыб… Но мне нравилось. Я всегда любил эпичность во всех ее проявлениях. Лажал я тоже эпично. Хорошо, что редко.

Я остановился еще раз, когда увидел трупы женщин с крыльями и когтями. Сами по себе суккубы не были неожиданностью, неожиданным было то, что они не были демонами в полном смысле слова. Это были обычные человеческие женщины, я мог видеть их внутренности через раны, нанесенные несомненно нефилимским оружием. Мои потеряшки прошли тут и победили. Я присел на корточки рядом с одним из трупов. Присмотрелся повнимательнее и протер глаза. Впрочем, ничего не изменилось. Труп принадлежал женщине человеческого рода, в чьей крови была магия, которую извратил демон. Я чувствовал эманации истинно черной магии. И в то же время… Кровь содержала ту самую магию, которая была и во мне. Поверить в это было невозможно. Но ничего не оставалось. Даже несмотря на то, что я точно не находился под влиянием ни одного демона. Никогда в жизни.

На очередном уровне подземелий я понял, что умом и логикой создатели этого роскошества не руководствовались. Зато тяготели к правосторонней организации пространства. Все проходы к следующему уровню находились строго справа от места выхода на уровень. Терять время было глупо, но я потратил несколько секунд на то, чтобы оценить, что там слева. И убедился, что не ошибся. Левая часть была выстроена явно менее надежно, чем правая. Там разрушений было больше, а трупов – меньше. Там я нашел еще живую, перепуганную и почти завершившую трансформацию девчонку лет семнадцати. Я успокоил ее, как смог, и посоветовал попробовать обратить трансформацию. Судя по ставшему осмысленным взгляду, девочка поняла, что я имел в виду. Магическая школа, несомненно. И тратить такой дар на такое… фу. Я не мог себе представить никого, кроме демонов, кто бы мог с такой легкостью разрушать все, к чему прикасался… поправка. Валентин мог. Но к творящемуся тут безобразию он не имел ни малейшего отношения.

Последний уровень – я каким–то нутряным чувством знал, что он последний, что глубже – только основание этого мира – встретил меня огненными выплесками из разломов где–то в глубине, и острым ощущением опасности. Я остановился. Я не мог остановить даже Валентина, который не был демоном. А здесь мне должен был противостоять кто–то, кто по силе определенно превосходил Валентина. Его сила душила меня. Я сделал несколько глубоких вдохов, успокаивая сердцебиение, сделал упражнение на концентрацию… готово. И все же этого будет мало.

В который раз я проклял свое происхождение и свое невезение. А потом сделал шаг и понесся вперед, ускоряясь. Чем быстрее я встречу это лицом к лицу, тем быстрее все это закончится. Отступиться я не мог. Уже нет. Чертыхнувшись еще раз, я отбросил лирику и страх. Я давно научился это делать автоматически, в особо серьезных случаях. Впрочем, сейчас могло и не помочь.

Остановился я только один раз – выбежав на край огромного амфитеатра, построенного теми же любителями масштабности. В центре небольшой арены мерцал черной магией большой кристалл, в котором было столько демонических душ, что я перестал дышать, чувствуя их эманации. А перед ним… Воплощенная смерть, но не демон. Или демон? Покачивающаяся в воздухе фигура в черном драном плаще с капюшоном, с двумя магическими серпами, от нее я не чувствовал никаких эмоций, и никакого демонического зла, но лишь странную, чуждую магию. А перед этим чудовищем стояли они – мои потеряшки, такие маленькие и жалкие, все четверо. И какой–то чувак в доспехах с магическим мечом. Он и был источником фона, по следу которого я шел. Ангел. Вот, значит, как. Что ж, ничего странного, что ангел выглядит так человекоподобно, в конце концов, все Охотники потомки этих самых ангелов. Странно было другое – чудовище в плаще тоже было ангелом. Несомненно, ангелом. И в то же время от него ощущалось что–то демоническое. Я не мог объяснить, что.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке

Популярные книги автора