Максим

Тема

Так как героя этого рассказа крестили не совсем обычным путем и уже самим случаем автору предоставлено право дать ему имя, то автор, прежде чем начать рассказ, заявляет, что его героя зовут Максимом. Читателей просят запомнить это, чтобы автору не пришлось еще раз возвращаться к этому и без того печальному факту.

* * *

Жара адская. Камни раскалились. Болота и ручьи высохли, и в отводном канале воды мало. Колесо водяной мельницы Янка Траяновича вращается еле-еле, и понятно, что перед ней полно народу. Помольщики, чтобы заслонить голову от солнца, улеглись под широкую стреху, поближе к колесу, где плещется вода и веет прохладой. Ослы тоже устроились на берегу речки, вьючные седла сползли им на бока и животы, они чешут спины о горячий песок и, подняв все четыре ноги вверх, тяжело дышат, раздувая ноздри. Заранее можно предвидеть, сколько потребуется палочных ударов, чтобы поднять их на ноги и нагрузить.

В это время сверху по дороге медленно спускается путник.

Усталый, запыленный, потный и оборванный до такой степени, до какой может довести одежду человека только крайняя нужда, он спускается к мельнице, подходит к помольщикам и спрашивает их, нет ли поблизости моста через речку. Тем лень даже повернуться к нему, и они бросают ему через плечо:

– Вот здесь брод, проваливай!

Путник подошел к ослам, чтобы и у них спросить, где мост. Один из них возьми да поведи ухом, тогда как все остальные остались по-ослиному равнодушны. Путник стал слезно умолять осла, который повел ухом, показать, бога ради, ему дорогу, так как он показался ему наиболее отзывчивым. Наконец, осел ему ответил:

– Нет моста, нужно идти вброд!

– Но я не могу лезть в воду, – ответил путник, – нельзя мне.

Осел долго о чем-то думал, повел другим ухом и, наконец, лениво поднялся, подставил путнику спину и сказал:

– Садись, я тебя перенесу!

Такое великодушие очень удивило путника, и, переправляясь на осле через реку, он думал о том, как отплатить ему. добром за добро. А пока путник размышляет об осле, сидя на нем, давайте и мы познакомимся поближе с этим ослом, поскольку нам и дальше придется иметь с ним дело.

Отец его был ослом, да и мать его была ослицей. Более подробно о них известно еще и следующее: отца его хозяин купил за 176 грошей, а за мать, когда ее продавали в последний раз, заплатили 94 гроша вместе с вьючным седлом. Но отец и мать не принадлежали одному хозяину, и как они полюбили друг друга, как договаривались и встречались, обо всем этом мы не имеем точных сведений. Да и вообще это их дело, и мы не можем входить в подробности этой ослиной любви, так как только ради полноты биографии героя мы упомянули о том, кто был его отец, а кто мать.

Сначала он был грязным осленком, затем рос, рос, и вместе с ним росли его уши, пока он не вырос и не стал взрослым ослом. Боже мой, что творилось в душах отца и матери, как заблестели их глаза от слез родительской радости, когда однажды хозяин принес седло и ему. Каждый родитель сможет понять эту радость, если вспомнит тот день, когда он впервые купил книгу своему подросшему сынишке. Но с ослом случилось то же, что бывает и с нашими детьми, когда после покупки книги школьный служитель вынужден силой отводить их в школу. Он не мог сразу понять будущее, которое ожидает его под вьючным седлом. Он пытался даже сбросить с себя седло, но, увидев, что седло сбросить не в силах, перебросил через голову севшего на него хозяина с такой жестокостью, с какой человек может бросить только своего благодетеля.

По этому случаю он был впервые серьезно бит, как и положено ослу, дожившему до вьючного седла. Хозяин щедро угостил его поленом.

Итак, он отпраздновал день своего совершеннолетия, как это и приличествует ослу: получил вьючное седло и был впервые серьезно бит, так как раньше, если ему кто, бывало, и сунет ногой в ребра, то чаще всего в шутку.

Превратившись, таким образом, из грязного осленка в настоящего осла, он начал возить, таскать, делать все, что связано с его профессией и длинными ушами. Вот и сегодня он привез зерно к водяной мельнице, а теперь переносит через реку путника, который все еще размышляет о том, как отплатить ему добром за добро.

Достигнув берега, путник слез, повернулся к ослу и сказал:

– Слушай, ту услугу, что ты мне сейчас оказал, ты оказал самому себе. Я не путник, а всесильный Рок. Я спустился на землю, чтобы карать и вознаграждать. Скажи мне, что ты хочешь? Я все сделаю.

Осел облизнулся; ему было приятно, что он оказал услугу Року, но вопрос Рока вверг его в страшное затруднение, так как он не мог ничего придумать. Наконец, ему пришла в голову чисто ослиная мысль:

– Исполни три моих желания: пусть меня хозяин лучше кормит, меньше бьет и меньше нагружает.

– Это пустяк, – сказал Рок, – я бы хотел сделать для тебя больше.

– Ну, если ты хотел бы…, – сказал осел. – Очень мне надоело быть ослом.

– Стань человеком, если хочешь.

– А ты можешь это сделать?

– А ты хочешь?

– Хочу, конечно, хочу!

Услышав эти слова, Рок трижды прошептал что-то про себя, повертел рукой над головой осла и сказал:

– Да будет!

И осел стал человеком, и его-то автор этого рассказа еще во введении окрестил Максимом.

* * *

Максим направился в ближайший город, тщательно скрывая в пути тот факт, что вчера еще был ослом. Войдя в город, он остановился на перекрестке и начал думать, куда ему идти и что делать.

Мимо него проходят мужчины, женщины, дети. Один согнулся под тяжелым грузом, который несет на спине, другой идет легко и быстро; один спешит, видно, ему нужно скорее куда-то прийти, другой идет медленно, видно ему не очень хочется идти туда, куда он направился. Одни говорят шепотом, другие кричат; один что-то толкает перед собой, другой что-то тянет за собой, – каждый занят своим делом.

Не может Максим придумать, чем бы ему заняться. Наконец, решает он пойти посмотреть, может где какое дело приглянется. Идет, заглядывает в лавки. Видит, в одной торговец склонился озабоченно над книгой, рука танцует по бумаге, губы шепчут какие-то цифры, а лоб вспотел.

«Нет, это не для меня, – думает Максим. – Разве сладишь с этими цифрами, тут нужно соображать.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке