Бандиты и мандаты (3 стр.)

Тема

-- Закрываемся, господа, закрываемся! -- еще успел крикнуть сиделец, прежде чем сигануть под стойку, спасаясь от града оловянной посуды. Ретиф одним долгим глотком прикончил пиво и встал, возвышаясь над битвой, бушевавшей на уровне его колен.

-- Рад был познакомиться с вами, джентльмены, -- сказал он, обращаясь ко всей комнате сразу. -- Как ни грустно покидать столь теплое общество, но меня ожидают на Совещании сотрудников посольства.

-- Прощайте, сэр Ретиф, -- пропыхтел из-под стола Прикрас, сцепившийся с покрытым бледным мехом завсегдатаем примерно одной с ним весовой категории. -- Заходите во всякое время, -- выпьем по рюмочке, о политике поболтаем.

-- Благодарю, -- ответил Ретиф. -- Если случится мне заскучать на передовой, непременно вспомню о твоем приглашении.

2

Когда Ретиф появился в совещательной комнате, -- бывшей упаковочной бывшего склада, в коем временно обреталась Миссия Земли на только что освобожденной планете Оберон, -- Первый Секретарь Магнан наградил его кислым взглядом.

-- Вот и вы, наконец. А я уже начал опасаться, что вы, по своему обыкновению, бражничаете с каким-нибудь местным отребьем.

-- Мы только-только начали бражничать, -- сообщил Ретиф, -- как я, вопреки своему обыкновению, вспомнил о совещании. Кстати, вы что-нибудь знаете о деятеле по имени Гордун Неучтивый?

Магнан испуганно уставился на него.

-- Послушайте, Ретиф, это имя известно лишь двум-трем людям, допущенным к секретной информации, -- понизив голос сказал он. -- Кто вам проболтался?

-- Несколько сот весьма раздраженных местных жителей. По-моему, они не знали, что это секрет.

-- Ну, как бы там ни было, постарайтесь изобразить удивление, когда о нем упомянет Посол, -- предупредил подчиненного Магнан, усаживаясь с ним за длинный стол. -- Боже ты мой, -- продолжал он, когда вопли толпы, собравшейся снаружи здания, поднялись до громового уровня, -- какой восторг охватывает этих туземцев, стоит им вспомнить, что мы освободили их из-под ига гроачей! Слышите эти счастливые крики?

-- Да, это замечательно, -- согласился Ретиф. -- А уж обложить друг друга они умеют гораздо лучше гроачей.

-- Господи помилуй, Уилбур, -- сказал Магнан, когда в соседнее кресло уселся, стараясь увернуться от его взгляда, Военный Атташе полковник Седел-Мозол. -- Откуда у вас это ужасное пятно под глазом?

-- Все очень просто, -- слова вылетали из уст полковника, будто пули, -- какой-то мерзавец выбросил политический лозунг и попал прямо в меня.

-- Ну-ну! -- хмыкнул Магнан. -- Я вижу вы сегодня в саркастическом настроении.

-- Лозунг, -- повысил голос Седел-Мозол, -- был вырезан на кожуре плода дерева бам-бам, каковой плод имеет вес и размеры крикетного шара, и пущен он был весьма умелой рукой!

-- Я сам по довоге в оффис твижды видел, как вспыхивают небольшие потасовки, -- довольным тоном сказал Пресс-Атташе. -Замечательный энтузиазм вызывает в этих туземцах всеобщее избивательное пваво.

-- И все же мне думается, -- увесисто вставил Советник, -- самое время кому-нибудь объяснить им, что термином "политический механизм" вовсе не обязательно обозначается средний танк.

Разговор за столом прервался, поскольку Посол Гвоздуодер, маленький человечек с розовым личиком и внушительным брюшком вошел в комнату, обвел подчиненных пасмурным взором и, махнув им рукой, чтобы садились, подождал, пока наступит полная тишина.

-- Итак, джентльмены, -- он оглядел сидящих за столом, -прошу доложить о ваших успехах по части подготовки населения к выборам.

Последовало гробовое молчание.

-- Что можете сказать мне вы, Честер? -- обратился Гвоздуодер к Советнику. -- Я вроде бы припоминаю, что давал вам указание развернуть среди этой шпаны... то есть, я хочу сказать, среди граждан свободного Оберона курсы по обучению парламентским процедурам.

-- Я пытался, господин Посол, пытался, -- печально ответил Советник. -- Но, по-моему, они не вполне уяснили себе основную идею. Они разбились на партии и готовятся к генеральному сражению за обладание президентским креслом.

-- Э-э -- я тоже вынужден доложить о весьма скудных успехах в моей кампании, имеющей целью внедрить в сознание населения принцип "один человек, один голос", -- произнес тонкошеий представитель Политотдела. -- То есть главную-то мысль они усвоили сразу... -- он замялся, потом вздохнул, -- но беда в том, что они почти мгновенно сделали из нее логический вывод: "человеком меньше, голосом меньше". Счастье еще, что силы у них у всех примерно равные, так что серьезного сокращения числа избирателей не произошло.

-- Вам следовало бы указать им на вывод из этого вывода, -- посоветовал Ретиф, -- чем меньше избирателей, тем меньше избираемых.

-- А как обстоит дело с регистрацией избирателей, а, Магнан, -- резко спросил Глава Миссии. -- Вы тоже собираетесь доложить мне о неудаче?

-- Нет, сэр, почему же? Не то, чтобы о неудаче, во всяком случае не о полной неудаче, сейчас еще слишком рано, чтобы докладывать о...

-- Да? -- на лице Посла обозначилось зловещее выражение. -- И когда же, по вашему, будет не слишком рано? После того, как все рухнет?

-- Я как раз собирался предложить ввести правило, ограничивающее число политических партий величиной P минус единица, где P -- число избирателей, -- заторопился Магнан. -Иначе мы рискуем оказаться в такой ситуации, когда никто не сумеет получить большинства.

-- Не пойдет, Магнан, -- произнес Советник по связям с общественностью. -- Этак мы рискуем, что нас обвинят во вмешательстве. Однако, -- задумчиво добавил он, -- мы можем повысить пошлину за выдвижение кандидата до столь астрономической суммы, что никакая шушера и не сунется... то есть, я это к тому, что кандидаты со слабой мотивацией просто не станут вступать в игру.

-- Не знаю, Ирвинг, не знаю, -- представитель Экономического отдела в отчаянии взъерошил свои редкие волосы. -- На самом-то деле нам следовало бы решительным образом сократить число избирателей. Я, разумеется, далек от того, чтобы настаивать на использовании силовых методов, но, может быть, нам все же попробовать применить несколько модифицированное Дедовское Правило?

-- Как вам сказать, Оскар, конечно, некоторая традиционность подхода, пожалуй, могла бы оказаться уместной в данной ситуации, -- нерешительно согласился с ним представитель Политотдела. -- Однако, что именно вы имеете в виду?

-- Вообще говоря, я не продумывал все в деталях, но как насчет того, чтобы предоставлять право голоса только тем, у кого имеется дед? Или, может быть, внук. А еще лучше -- оба.

-- Джентльмены! -- решил прервать дебаты Посол Гвоздуодер. -- Нам необходимо взглянуть в лицо реальности! Выборы грозят выродиться в стихийные беспорядки, которые повлекут за собой катастрофические последствия, -- для наших с вами карьер, я имею в виду, -- если только мы не сумеем отыскать совершенно новый подход!

Он выдержал внушительную паузу.

-- По счастью, -- продолжал он смиренным тоном Цезаря, принимающего императорскую корону, -- я такой подход разработал.

Он поднял руку в знак добродушного протеста против поздравлений, которыми хором разразились присутствующие, услышав о подобном успехе.

-- Совершенно ясно, джентльмены, что нам необходимо, дабы на арене предвыборной борьбы появилась политическая сила, которая сплотит существующие на Обероне разномастные политические течения в единую партию, способную завоевать внушительное число голосов. Сила, осведомленная, к тому же, о многообразных выгодах, которые могут воспоследовать из сочувственного понимания ею интересов Земли в данном Секторе.

-- Конечно, шеф, -- подхватил некий сметливый писарь из Административного Отдела. -- Но Господи, кто же способен извлечь подобное чудо из царящего на Обероне сумбура ни в чем не схожих политических кредо? Тут же практически все на ножах друг с другом по любому и каждому из вопросов как внутренней, так и внешней политики.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке