Дорога цветов

Тема

Катаев Валентин

Валентин Петрович Катаев

Комедия в четырех действиях

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

Л а у т с к а я.

М а ш а - ее дочь.

З а в ь я л о в - муж Маши, популярный лектор.

Д о к т о р.

Т а н я - комсомолка.

М а т ь  Т а н и.

Б а б у ш к а  Т а н и.

Ж е н я  Г у с е в - комсомолец.

П о д р у г а  Т а н и.

П о л я - домработница у Завьялова.

К у р ь е р.

В е р а  Г а з г о л ь д е р.

М у ж  В е р ы  Г а з г о л ь д е р.

П а ц и е н т - личность без слов.

Действие происходит ранней весной в Москве.

ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ

Комната в квартире Завьялова.

ЯВЛЕНИЕ I

Маша гладит мужу белье, у нее болит голова, повязана

полотенцем.

Л а у т с к а я (входит). Пожалуйста. Вот. Посмотри. Ну что я принесла? Две моркови, кусочек капусты, кусочек масла, немножко мяса, стакан творогу два пятьдесят, три луковки, смотреть не на что, - и все это стоит тридцать рублей.

М а ш а. Мне дурно.

Л а у т с к а я. Тут все записано, до копейки.

М а ш а. Ты меня разоряешь.

Л а у т с к а я. Так можешь ходить сама. А я больше не в состоянии. Ну его к черту! Отказываюсь.

М а ш а. Что это у тебя?

Л а у т с к а я. В трамвае оторвали. Когда все это кончится? Поля, заберите на кухню. Митьку кормили?

П о л я. Кормили.

Л а у т с к а я. Что ж он, негодяй, кричит на всю квартиру?

П о л я. Капризничает. С жиру бесится. Вот он какой, котюга!

М а ш а. Я ему сейчас покажу капризы! Пошел вон, толстый дурак! Ступай лови воробьев. Дармоед!

П о л я. Хвост поджал.

М а ш а. Шш... ш... ш...

Л а у т с к а я. Спит?

М а ш а. Нет, уже встал. Занимается.

Л а у т с к а я. Поздно вчера вернулся? Я не слышала.

М а ш а. Часа в три. Я по посмотрела... Может быть, в половине четвертого.

П о л я. В половине пятого. (Бросает дрова.)

М а ш а. Тише! С ума сошла!

Л а у т с к а я. Я не понимаю такой жизни.

М а ш а. Мама!

Л а у т с к а я. Ну, не буду. Кормили его?

П о л я. Кормили.

Л а у т с к а я. Конечно, меня не касается. Твой муж, а не мой. Но все-таки... Постоянно на стороне какие-то пассии.

М а ш а. Мама!

Л а у т с к а я. Он всюду с ними появляется. Афиширует. Совершенно не считается с общественным мнением. А ты думаешь, у нас нет общественного мнения? Есть, милая, еще какое! На вас люди пальцем показывают.

М а ш а. Прекратим этот разговор, я прошу тебя. Ты видишь, у меня болит голова.

Л а у т с к а я. Какая же это семья! И с каждым годом все хуже, и хуже, и хуже.

М а ш а. Перестань!

Л а у т с к а я. Перестала, перестала! Опять его вчера видели с новой. На катке.

М а ш а. Ну и очень хорошо! Пусть катается. Что же тут ужасного?

Л а у т с к а я. Я разве что-нибудь говорю? Пусть катается! Только не до пяти часов утра.

М а ш а. Зачем ты мне все это говоришь?

Л а у т с к а я. А кто ж тебе скажет, если не мать?

М а ш а. Я не слушаю.

Л а у т с к а я. Распустила человека и уши затыкаешь.

М а ш а. Молчи, я тебя прошу. Можно подумать, что не интеллигентная женщина, а какая-то старая купчиха. В каком веке мы живем? На цепи его держать, что ли? Ты меня просто удивляешь. Его надо понимать. Надо уважать его взгляды на жизнь, на семью.

Л а у т с к а я. Уж он, кажется, и тебя убедил.

М а ш а. Он человек легкий, живой, свободный, счастливый, новый.

Л а у т с к а я. Словом, не муж, а жилец.

М а ш а. Все равно. Я его люблю. И не вмешивайся.

Л а у т с к а я. А ты думаешь, я его не люблю? Если бы не любила вас обоих, очень бы мне нужно было стараться! Нет, ты только подумай: ну что я принесла? Ведь это курам на смех! Две морковки, кусочек капусты...

Звонок.

Что там такое?

П о л я. Почта.

М а ш а (перебирает письма). Ему. Ему. Ему. Наверное, от девушки. Ему. Ему.

Л а у т с к а я. Нам ничего?

М а ш а. Нам ничего. Ему. Ему. Ему.

П о л я. Все ему.

М а ш а. Ага! За квартиру. За электричество. Это нам. Ой, у меня голова болит!

ЯВЛЕНИЕ II

Те же и Завьялов.

З а в ь я л о в. Что такое? Почта? А! (Берет письма.) Ну, как дела? Как ты себя чувствуешь? Головка болит? Ну, дай я тебя поцелую нежненько-нежненько. С добрым утром!

М а ш а. Ты что?

З а в ь я л о в. А что?

М а ш а. Спятил?

З а в ь я л о в. Почему?

М а ш а. Дырявая голова!

З а в ь я л о в. В чем дело?

М а ш а. Мы с тобой уже сегодня виделись.

З а в ь я л о в. Не может быть.

М а ш а. Какой ты внимательный!

З а в ь я л о в. И я тебе уже говорил "доброе утро"?

М а ш а. Говорил.

З а в ь я л о в. И уже целовал нежненько-нежненько?

М а ш а. Представь себе!

З а в ь я л о в. Нет, серьезно?

М а ш а. Совершенно серьезно.

З а в ь я л о в (смеется). Фантастически!

Л а у т с к а я. Интересно знать, к чужим людям вы так же внимательны, как и к родным?

З а в ь я л о в (распечатывая письма). Не понимаю.

Л а у т с к а я. Что ж тут понимать!

З а в ь я л о в. Не ощущаю никакой разницы между так называемыми "чужими" и так называемыми "родными".

Л а у т с к а я. Родные - это те, кого мы любим.

З а в ь я л о в. Ага! А чужие - это те, кого мы не любим? Замечательно! Повестка. Повестка. Билет на выставку. Почему я должен любить своих и не любить чужих? Какая между ними принципиальная разница? Я люблю всех. Повестка.

Л а у т с к а я. Это ваша новая идея.

З а в ь я л о в. Это естественное состояние человека будущего.

М а ш а. Любить всех одинаково?

З а в ь я л о в. Конечно.

Л а у т с к а я. Любить всех - значит не любить никого или, по крайней мере, любить только себя.

М а ш а. Мама!

З а в ь я л о в. При капитализме - да. В будущем обществе - наоборот.

Л а у т с к а я. Это чепуха!

З а в ь я л о в. Почему?

Л а у т с к а я. Потому что... Потому что относиться ко всем одинаково можно только тогда, когда все одинаковы.

З а в ь я л о в. В будущем обществе все и будут одинаковы.

Л а у т с к а я. Все одинаковы... То есть как это одинаковы? Позвольте! Ну, уж, нечего сказать, хорошо ваше будущее общество! Это что же такое: все блондины, и все одинакового роста, и у всех на носу одинаковые признаки бородавки, что ли, - и все одинаково любят рубленые котлеты с морковкой, и все одинаково умные, и... и... и... и уже не знаю что?! Нет, мерси! Я на такое будущее абсолютно не согласна. Лучше повеситься.

З а в ь я л о в. Вы вульгарно его понимаете. В будущем обществе все люди будут поставлены в равные трудовые условия. Каждый будет давать в меру своих способностей и брать в мору своих потребностей. Надо читать Маркса.

Л а у т с к а я. У вашего Маркса довольно прозрачно сказано, что форма будущего общества неизвестна.

З а в ь я л о в. Правильно! И что ж? Марксу это было еще неизвестно. Но исторический процесс развивается, и мы уже можем совершенно научно определить форму будущего общества. Я уже, например, вижу его.

Л а у т с к а я. Он его уже видит!

М а ш а. Какое же оно будет, интересно?

З а в ь я л о в. Оно будет замечательно устроено. Люди будут действительно свободны. Людям будет позволено все.

Л а у т с к а я. Решительно все?

З а в ь я л о в. Все, кроме одного. Одно им будет запрещено. Запрещено угнетать друг друга. Люди будут свободно развиваться. Человечество будет расти и шуметь, как прекрасный, густой лес. Нет, густой лес - это неверно. В густом лесу сильные экземпляры растений душат слабые. Слабые деревья гибнут, лишенные солнца и воздуха, в тени сильных. Сильные живут за счет слабых. Густой лес - это неверно. Нет! Наоборот, редкий, хорошо посаженный, распланированный лес, где каждое дерево имеет право на свою долю воздуха, земли, солнца и дождя. Люди не будут, как и деревья в густом лесу, сплетаться корнями и ветвями, не будут бороться. Сильные не будут убивать слабых; каждый человек будет расти и развиваться по-своему, во всю силу своих добрых чувств, талантов, способностей и возможностей.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке