Хонсепсия (15 стр.)

Тема

И вдруг… Ноги подкосились. В одной, почти неразличимой по-первости картинке, что-то зацепило его взгляд. Он всмотрелся пристальнее.

Над огромной статуей на фоне высоченных кубических строений пролетела гигантская, явно рукотворная, птица. Статуя изображала женщину в античных одеждах, державшую в руке высоко над головой пылающий факел. Но не это привлекло его внимание. Эта женщина, высеченная из камня, была… Жанна. Сомнений быть не могло.

Он не помнил, как покинул чрево волшебной реликвии и добрел до постели, чтобы рухнуть на нее без сил.

Проснувшись, он обратил внимание, что уже знакомая до деталей картинка с монументом стала тусклее, а рядом (как он до сих пор этого не замечал?) красовалось изображение той самой статую женщины с факелом, только железной птицы над нею уже не было — улетела…

Он выпил чарку пива, не отрывая взгляда от лица Жанны. Он не замечал, что ее изображение становится все четче и ярче, что оно смещается в центр, двигая предыдущую картинку, которой так восхищался прежний повелитель этой Хонсепсии.

Глава двенадцатая

Он хотел убить себя.

Он понял, что он — ничтожный раб и не достоин вершить судьбы мира.

Картинка со статуей Жанны сияла ярко, словно не было стены, а открывался вид на настоящую статую, расположенную неподалеку от его обители.

Анри не мог себя убить, потому, что прекрасно осознавал — на его место придет другой раб, еще более ничтожный, чем он сам.

Он думал, как быть, он не подходил к волшебному шару. И он придумал. Ложась спать, он решил, что проснется не раньше, чем через сто лет. Какое-то чувство подсказывало ему, что желание сбудется и таким образом он убьет двух зайцев: сон — это ни жизнь, ни смерть.

И он не знал, что волшебные слова, увиденные им, когда он стоял в Хонсепсии, все более теряют свою поразительную яркость и силу, дарящую надежду и зовущую в жизнь, превращаясь в обыкновенные буквы, напечатанные простой типографской краской и распечатанные миллионными тиражами.

ЭПИЛОГ

— Ваша богоданность, разрешите войти?

Человек, к которому обращались, заставил экран потемнеть звездным небом и повернулся к вошедшему, знаком давая понять, чтобы тот говорил.

Мужчина в черных свободных одеждах, полностью скрывающих очертания фигуры, поклонился, сцепив за спиной руки и задрав их, как только мог высоко, словно их поднимали веревкой (поза наивысшего почтения). Не разгибая спины, он произнес:

— Ваша богоданность, задание успешно выполнено. Новый слуга Хонсепсии изменил ее свойства, как вы того желали.

Человек у экрана удовлетворенно кивнул и сделал жест, что посетитель может идти по своим делам.

Весна семь тысяч пятьсот

шестого года

от обнаружения Хонсепсии.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке