Шимон

Тема

Жизнеописание господина Шимона, жреца богини Серкет и помощника фараона Мену, Гор-Аха Мен.

Кочевники пытались оторваться от войск Та-Кемет и шли вперед днем и ночью. Наконец показались верхушки деревьев, воины хибру радостно загалдели – это был их родной оазис Гевура, вотчина рода Дувит. Там была вода и помощь соплеменников.

Среди пальм и кустов тамариска в огромном оазисе бил источник чистой и свежей воды, около него и расположилась деревня рода, окруженная стеной в четыре метра толщиной и два человеческих роста высотой. Сложенная из саманного кирпича и обмазанная глиной эта стена делала деревню похожей на крепость. В стену были встроены четыре бревенчатые башни с площадками для лучников и пращников, но деревянные ворота рассохлись и были плохой защитой. Часовые давно заметили разрозненные группы беглецов и сразу поняли, что на этот раз судьба была не на их стороне.

– Люди, люди!!! За нами следом идут египтяне, закрывайте ворота, вытаскивайте стрелы, камни! Готовьтесь к обороне!!!!

– Вы притащили египтян на своих плечах!!!! Нужно было уходить в пустыню и там запутать следы!!! А вы вместо этого на своих пятках принесли их к родному дому, негодяи!!!!!! Вы не воины, а ослиный навоз!!! – кричал вождь Иак – загоняйте скот в деревню!!! Детей и женщин под крыши домов!! Все боеспособные на стену!!

Загнав противника в замкнутое пространство, египтяне окружили укрепление и перестроились. Легкая египетская пехота была хорошо организована и умела действовать как в рассыпном строю, так и в шеренгах. При необходимости стрелки выстраивались в несколько рядов: первые две шеренги становились на колено и вели стрельбу из такого положения. Причем, чтобы не мешать, друг другу прицеливаться, воины становились в шахматном порядке: каждый стрелок второго ряда стоял между двумя стрелками первого. Третья и последующие шеренги вели стрельбу стоя. При этом воины четвертой шеренги также выстраивались в шахматном порядке по отношению к третьей.

Стрелы падали с неба как капли дождя и поражали всех без разбора: воинов, женщин, детей и даже скот. Одна деревянная башня уже пылала ярким желто-красным огнем, зажигательные стрелы торчали в сучковатых бревнах как иглы дикобраза. По каменистой внутренней площадке бегали женщины и дети рода Дувит, поскальзываясь на обильно текущей отовсюду крови людей и животных, они подносили лучникам стрелы в полосатых мешках для сухой соломы. Все кто мог, уже стояли на дощатых помостах за зубцами стен: одни стреляли в египтян, пытавшихся установить осадные лестницы, другие бросали в них камни и затвердевшие на солнце куски глины. Женщины перевязывали раненных, старики успокаивали животных, дети приносили сражающимся воду и ячменное пиво. Для меня это было не первое сражение, мне было тринадцать лет и посвящение в воины было уже позади.

Кровь лилась рекой, спрятаться было негде, об обороне не могло быть и речи. Да и не умели пастухи оборонять укрепленные строения, тактика была простая, партизанско-разбойничая – налететь ранним утром на спящий египетский город, перебить охрану, разграбить все что можно и скрыться в каменистой пустыне.

Упорные египтяне понимали, что врага нужно добить в его собственном логове и были настроены очень решительно. Окружение было организовано в три ряда и, как оказалось, не зря – около едва видной с дороги расщелины были схвачены два вооруженных хибру. У одного из них под шерстяной рубашкой была запрятана обернутая в овечий мех глиняная табличка, на ней клинописный текст, который сразу же прочитал египетский полковник, хорошо владевший шумерским языком. Там было написано:

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке

Популярные книги автора