Синдром власти

Тема

Херберт Фрэнк

Фрэнк Херберт

Пер. - В.Юрченко.

Гонолулу спокоен, мертвые похоронены, обломки зданий

убраны. Спасательная баржа уходит вперевалку от Даймонд

Хэд, исчезая за выпуклостью Тихого океана. Ныряльщики

следуют за цепочками пузырьков в глубь зеленых вод на

месте крушения воздушного экспресса из Штатов. Это все

наделал Скрэмбл-синдром. На берегу в переоборудованных

бараках психологи безуспешно работают с последствиями

безумия. Отсюда начался Скрэмбл-синдром: только что город

был мирным, а спустя одно тиканье часов он взбесился.

Спустя сорок дней - заражено девять городов.

Черная чума двадцатого века.

СИЭТЛ.

Сначала звон в ушах, перерастающий в свист. Свист переходит в предупреждающий вой кошмарного поезда, с ревом несущегося сквозь его сон.

Для психоаналитика сон является объектом клинического изучения. Но этот сон снился самому психоаналитику. Человек молча свернулся в кровати, обмотав простыню вокруг шеи и подтянув колени к подбородку.

Свист поезда перешел в первоклассное певческое контральто, исполнявшее "Безумный блюз". Сон был пронизан вибрациями страха и исступления.

"Миллион долларов не означает..."

Хрипловатый голос вздымался над звуками медных духовых инструментов, буханьем барабанов, над визжащим, словно испуганная лошадь, кларнетом.

Темнокожая певица, с глазами цвета электрик и одетая в черное, выступила из красного задника. Она раскрыла объятия навстречу невидимой аудитории. Певица и задник пришли в движение, вращаясь все быстрее и быстрее, пока не слились в пятнышко красноватого цвета. Красный свет разросся в колоколоподобный зев трубы, выпевающей минорную ноту.

Музыка звучала пронзительно - это был скальпель, полосующий его мозг.

Доктор Эрик Ладд проснулся. Он тяжело дышал и истекал потом. Он все еще слышал певицу и музыку.

"Мне снится, что я проснулся", - подумал Эрик.

Он скинул верхнюю простыню, спустил ноги и поставил их на теплый пол. Немного погодя Эрик встал, подошел к окну, посмотрел вниз на мерцающую поперек озера Вашингтон лунную дорожку. Он прикоснулся к переключателю сбоку от окна и теперь мог слышать ночь - сверчков, весенних квакш на берегу озера, далекий гул воздушного экспресса.

Пение не исчезало.

Он покачнулся и ухватился за подоконник.

Скрэмбл-синдром...

Эрик повернулся, просмотрел ленту с новостями. Никаких упоминаний о Сиэтле. Возможно, он был в безопасности - это просто легкое недомогание. Но музыка у него в голове не была легким расстройством.

Эрик предпринял отчаянную попытку восстановления самоконтроля. Потряс головой, похлопал себя ладонями по ушам. Пение упорно продолжалось. Он посмотрел на часы - 1:05 ночи, пятница, 1999.

Музыка остановилась. Но теперь - аплодисменты! Ревущая мешанина хлопков, криков, топанья ногами. Эрик схватился за голову.

"Я не сумасшедший... Я не сумасшедший..."

Он накинул халат и прошел в кухонный отсек своего холостяцкого жилища. Выпил воды, зевнул, задержал дыхание, чтобы как-нибудь изгнать шум, состоящий теперь из щебета разговоров, перезвона, шарканья ног.

Он сделал себе хайбол и залпом его проглотил. Звуки прекратились. Эрик посмотрел на пустой стакан в своей руке и покачал головой.

"Новое средство от сумасшествия - алкоголь! - Он криво усмехнулся. - А я каждый день говорю своим пациентам, что пьянство не решает проблем. - Он попробовал на вкус горькую мысль. - Возможно, мне следовало присоединиться к той медицинской команде, которая не осталась здесь, пытаясь создать машину для лечения безумия. Если члены команды, конечно, меня не разыгрывали..."

Эрик отодвинул фанерный ящик, отгораживающий комнату от стока, поставил свой стакан. Из ящика торчала тетрадь, лежащая поверх груды электронных деталей. Он вытащил ее, уставившись на свой собственный, хорошо знакомый заголовок, отпечатанный на обложке:

"Психозондирование Аманти - книга тестов IX".

"Над старым доктором тоже смеялись, - подумал Эрик. - Загнали его смехом прямо в психиатрическую лечебницу. Может быть, я туда тоже направляюсь - вместе с каждым в этом мире".

Он открыл тетрадь и провел пальцем по диаграмме своей последней экспериментальной кривой. У психозонда в его подвальной лаборатории все еще сохранилась проводка, правда, частично демонтированная.

"Что с ним было не так?"

Эрик закрыл тетрадь, затолкал ее обратно в ящик. Он мысленно перебирал хранящиеся в его сознании теории, знания, полученные в результате тысяч неудач. На него навалились усталость и уныние. Кроме того, он знал, что именно видели в снах Фрейд, Юнг, Адлер и все прочие. И какие выводы они из этого делали.

Он рассеянно побрел обратно в свою студию-спальню, забрался в постель. Поупражнялся в дыхании по системе йогов. Вскоре его сморило. Певица, поезд, свист не возвращались.

Утро осветило спальню. Эрик проснулся, прослеживая фрагменты своего кошмара в сознании, уверенный, что до десяти часов никаких встреч не назначено. Лента новостей около кровати предлагала на выбор длинный список сюжетов, в основном озаглавленных "Скрэмбл-синдром". Он отметил кодовые буквы восьми пунктов, переключил машину на режим аудио и слушал новости, пока одевался.

Эрика все еще тревожило воспоминание о ночном кошмаре. Он задумался, сколько людей просыпается ночью, спрашивая себя: "Неужели теперь это случилось со мной?"

Он взял розово-лиловую накидку и набросил ее поверх своей белой спецодежды. Вынув снова тетрадь из ящика на кухне, он вышел в зябкое весеннее утро. Эрик включил терморегулятор своего комбинезона. Унитаб быстро доставил его на берег Эллиот Бэй. Он ел в ресторане, специализирующемся на продуктах моря, раскрыв тетрадь с данными психозондирования рядом с тарелкой. После завтрака Эрик нашел свободную скамейку снаружи, сел, открыл тетрадь. Обнаружив в себе нежелание изучать диаграммы, уставился на залив.

Над серой водой клубилась дымка, заслоняя противоположный берег. Где-то звучала сирена дрейфующего сейнера. Эхо отдавалось от зданий позади него. Мимо торопливо пробегали рабочие, голоса их звучали приглушенно. Униженное выражение на лицах, затравленные взгляды - облачение страха. Холод от скамейки пробирался сквозь его одежду. Он дрожал, вдыхая соленый морской воздух. Ветерок с залива был насыщен запахом водорослей, гармонично сочетающихся с преобладающим горьким мускусом городских испарений. Чайки спорили из-за каких-то мелочей в прибое. Газеты у него на коленях трепыхались. Эрик придерживал их одной рукой, наблюдая за людьми.

"Я тяну время, - думал он. - Это роскошь, которую человек моей профессии едва ли может себе позволить сейчас".

Женщина в красной меховой накидке приблизилась к нему, ее сандалии выстукивали быстрый ритм по бетону. Накидка развевалась позади нее под порывами ветра.

Эрик посмотрел на ее лицо, обрамленное темными волосами. Каждая мышца его тела напряглась. Это была женщина из его кошмара! Его глаза следовали за ней. Она заметила этот пристальный взгляд, отвела глаза и прошла мимо.

Эрик скомкал газеты, закрыл тетрадь и побежал за ней. Он догнал ее и зашагал рядом, бездумно ее разглядывая. Она посмотрела на него, покраснела и отвела взгляд.

- Отойдите, или я позову копа!

- Пожалуйста, мне необходимо с вами поговорить.

- Я сказала: отойдите.

Она ускорила шаг, он подстроился под него.

- Пожалуйста, простите меня, но я видел вас во сне прошлой ночью. Видите ли...

Женщина упрямо смотрела прямо перед собой.

- Мне это говорили и раньше. Отойдите!

- Но вы не понимаете...

Женщина остановилась, повернулась и посмотрела ему в лицо, трясясь от гнева.

- Зато я понимаю! Вы видели мое шоу прошлой ночью! Вы видели меня во сне! - Она мотнула головой. - "Мисс Ланаи, я ДОЛЖЕН познакомиться с вами!"

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке