Трое на трое

Тема

Сватоплук Зламаный

1

Доктор права[1] Карл Яролим знал много способов провести вечер более интересно. Несмотря на это, он просидел вчера дома у телевизора, следя за футбольным матчем между командами «Богемиэнс» – «Спарта». Последняя, боровшаяся за то, чтобы остаться в лиге, с трудом добилась ничейного результата. Не смотрел бы Яролим эту встречу – не стал бы на другое утро читать о ней заметку в газете. Но, как криминалист, он любил сопоставлять собственное впечатление от увиденного с тем, что об этом пишут. К тому же вчера во время передачи случилась помеха, причем в самый критический момент – как раз на семнадцатой минуте первого тайма, когда «Спарта» забила гол.

Считая, что он осведомлен предостаточно, Яролим сложил газету и вошел во двор старого дома на улице со странным названием Заводь. Мысли его перенеслись к предстоящей работе, вероятно такой же скучной, как вчерашний матч.

Недавно Яролим добился разрешения ставить свою видавшую виды «октавию» под небольшим навесом в углу двора. Теперь он с раздражением заметил, что выезд из этого угла загородил «рено», который кто-то неловко поставил перед соседним гаражом, рядом с мусорным баком.

Водителя «рено» нигде не было. Яролим обошел вокруг машины и обнаружил только раскрытую сумку с инструментами; она валялась у колеса, возле высохшей, ржавого цвета лужи. Владелец «рено» был растяпа: даже оставил переноску, включенную в розетку рядом с дверью гаража. На ручке этой двери висела спортивная куртка, видимо принадлежавшая тому же хозяину. Яролим закурил, мысленно составляя оскорбительные фразы, какими он встретит нахального владельца «рено».

Сигарета была выкурена, время шло, и Яролим попытался сам откатить «рено» в сторону. Взялся за ручку дверцы – заперто, тогда он написал на бумажке несколько ядовитых слов, сунул записочку под стеклоочиститель, но решил подождать еще пять минут, после чего – что поделаешь – на работу придется пилить пешком и потом весь день клянчить машину в транспортном отделе.

Во двор вошел пожилой седоватый мужчина с узким умным лицом и направился прямиком к «рено». Яролиму он показался знакомым. Проглотив все, что вертелось у него на языке, Яролим молча смотрел, как этот мужчина отпирает дверцу, садится, вставляет ключ в замок зажигания. Стартер даже не схватил. Мужчина выбрался из машины, постоял, покачал головой и только тогда заметил Яролима.

– Вы не видели здесь пана Покорного?

– Я не знаю такого, – ответил Яролим. – Мне, понимаете, хотелось бы выехать. – И он показал на свою «октавию».

Пожилой человек явно смутился.

– У меня вчера отказала вся электрическая часть, – объяснил он. – Машину прибуксировали сюда, и пан Покорный обещал починить…

– Так это его инструмент? – Носком ботинка Яролим показал на раскрытую сумку.

– Вероятно. Пана Покорного сейчас, естественно, дома нет, но… впрочем, я вас задерживаю, извините! Адвокат Томек, – представился он, протягивая руку и слегка кланяясь.

– Яролим. – Теперь он вспомнил, откуда знает Томска. – Мы с вами отчасти коллеги. Я инспектор криминального отдела.

– Не припоминаю. – Адвокат пристально посмотрел в лицо Яролима, чем задел самолюбие подающего надежды новичка. – Сейчас я откачу…

Томек уперся одной рукой в стойку передней дверцы, другой рукой взялся за руль.

– Вам куда ехать? – осведомился Яролим, помогая толкать машину. – А то могу подбросить…

– Мне бы в Дейвицкий суд, но совестно отнимать у вас время…

– Чепуха, – заявил Ярояим: верх одержала шоферская солидарность.

– Хоть бы позвонил, по крайней мере, что машина еще не на ходу, – вздохнул Томек.

Яролим пожал плечами и вынул из кармана ключи от своей машины. Навес был низенький, Яролиму пришлось пригнуться, подходя к «октавии». Ключ в замке не поворачивался, встретив неожиданное сопротивление. Яролим с удивлением понял, что дверца отперта.

– Такого со мной еще не бывало, – сказал он поверх крыши машины Томеку, стоявшему с другой ее стороны, и протянул руку над рулем, чтоб изнутри открыть правую дверцу.

Томек, садясь, хотел было положить портфель на заднее сиденье – вдруг рука его замерла на полдороге.

– Господи!

Яролим оглянулся. Только теперь он в полумраке навеса разглядел привалившегося к спинкам передних сидений скрюченного человека.

– Покорный… – выдохнул Томек.

– Ваш Покорный в стельку… Только с чего это он залез дрыхнуть в мою машину? – И Яролим принялся трясти спящего.

– Да он не спит… не видите?!

Тон Томека выразил больше, чем слова. Яролим на ощупь открыл багажничек, вытащил фонарик, посветил. Лежавшему могло быть за тридцать, его светлые волосы уже изрядно поредели. Под волосами виднелась черная круглая ранка диаметром меньше сантиметра. На сиденье, около его полураскрытой ладони, лежал небольшой пистолет.

– Кто его застрелил?! – На минуту утратив самообладание, подобающее юристу, а тем паче инспектору криминального отдела, Яролим остро взглянул на Томека.

– Во всяком случае, это сделано не в моей машине, – парировал адвокат.

2

Расследование пошло обычным рутинным путем. Осмотр места происшествия, фотографирование, дактилоскопия, зарисовка расположения. Затем обыск в квартире убитого. Жил он в крыле дома, выходящем во двор, недалеко от места убийства. В квартире не нашли ничего примечательного. Захлопывающийся дверной замок не носил никаких следов взлома. Внимание оперативной группы привлек только тот факт, что нигде не были найдены ни паспорт убитого, ни его водительские права, ни технические паспорта на машину Томека и на другую, «фелицию», которую Покорный держал в сарае. Не обнаружили также ни кошелька, ни бумажника; нашлись только сберегательные книжки да тысяча восемьсот крон наличными в кастрюльке на полке кухонного буфета. Ни денег, ни документов не оказалось и в куртке, висевшей на двери гаража. Ключи от «рено» Томека лежали в кармане убитого.

В общем, обычное уголовное дело. Несколько, правда, запутанное, но ведь и в этом нет ничего необычного в начале всякого расследования. Однако дело срочное, требующее особой тщательности в расследовании, ибо убийство является тягчайшим преступлением; тем не менее оно не выходило за рамки обычной практики и опыта специалистов по уголовным делам.

Редко, чтобы чуть ли не подозреваемым был криминалист. Доктору права Карлу Яролиму предстояло узнать, каково быть объектом расследования. Его подробно, под протокол, допросили: в котором часу вчера оставил машину, хорошо ли запер, в котором часу подошел к ней сегодня утром; при каких обстоятельствах обнаружил порчу дверного замка и каким образом нашел в машине тело, кто был свидетелем всего этого и от кого Яролим узнал имя убитого?

Вести дело поручили коллеге и другу Яролима – Матейке, более известному в криминальном отделе под прозванием Ломикар, чему он был обязан своей огненно-рыжей шевелюрой, делающей его похожим на легендарного Тргановского владыку. Матейка принял назначение со смешанными чувствами. По образованию он был экономист и занимался почти исключигельно хозяйственными преступлениями, убийства не были его специальностью. Матейка был полон желания помочь приятелю, на которого падала хоть и слабая, но все-таки тень подозрения, и вместе с тем от него же ожидал помощи. Он угадал, что начальник криминального отдела поручил ему дело об убийстве на улице Заводь, молчаливо соглашаясь с тем, чтобы в работе ему помогал Яролим. Назначение Матейки как бы давало понять Яролиму, что он не считается безусловно подозреваемым, и в то же время предоставляло в распоряжение Матейки, чей опыт в расследовании насильственных действий был весьма скуден, Яролима-криминалиста, правда, молодого, но уже хорошо зарекомендовавшего себя.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке

Популярные книги автора