Хроники длинноволосых королей

Тема

Аннотация: Здесь рассказывается о мире, в котором на опушках лесов и за пиршественными столами складывался великий эпос. Где это было? Когда это было? Как получилось, что вожди и короли, жившие в разные времена, сошлись на Каталаунских полях в знаменитой «Битве народов»? На страницах «Хроник длинноволосых королей» читатель встретит Аттилу, Теодориха и Брунгильду — славных героев предания о Нибелунгах. Он обнаружит чудовище квинотавра, породившее род Меровингов, у которых королевскую власть передавали только отпрыскам, хранившим нестриженными свои космы. А еще окажется в ожившем лесу королевы Фредегонды, где до него побывали Шекспир и Толкин.

Эта книга — для тех, кто хочет прикоснуться к истокам, открыть для себя мир, в котором жили легендарные герои «Нибелунгов»: королева Брунгильда и вождь гуннов Аттила, мудрый гот Теодорих и отважные бургунды. Это сборник историй о темных веках, когда правили Меровинги, Испания была покорена готами, Италия — длиннобородыми лангобардами, а на севере Британии обосновались загадочные пикты, покрывавшие свои тела татуировками. В книге представлен литературный перевод (впервые на русском языке) «Хроники Фредегара», «Книги истории франков», фрагментов из сочинений Павла Дьякона, «Анонима Валуа» и других произведений, сохранивших предания Раннего Средневековья.

---------------------------------------------

Сборник

Составление Николая Горелова

Перевод с латыни Николая Горелова

Оформление серии Вадима Пожидаева

Scriptores

Merovingicarum

Langobardicarum

Burgundicarum

Gothorum

Vandalicorum

Scotorum

Pictorum

Quae Supersunt

Обращаясь к временам минувшим, мы должны со всей откровенностью признать: мало — если вообще что-то — известно о происходивших тогда событиях. Мы знаем историю не такой, какой она была, а какой ее нам рассказывали. Как это ни парадоксально, сами по себе исторические вехи принадлежат прошлому и особо на нашу жизнь не влияют (ну разве что кроме оценок на экзаменах…). Другое дело — исторические рассказы. От таланта писателя, на самом деле, зависит, какими мы будем воспринимать людей, живших в прошлом. Свидетельства темных веков по большей части принадлежат литературе. Аттила, Брунгильда, Теодорих и добрый король Дагоберт — герои романов и эпоса. Их действия обусловлены логикой развития сюжета, а не последовательностью исторических фактов. Какую роль тут играет вопрос веры? Цезарь, например, обошелся без пафосных изречений при переправе через Рубикон (во всяком случае, его современникам ничего на сей счет не было известно), но прошло полтора века, и биографы уже не могли и представить себе Гая Юлия без фразы: «Жребий брошен!» Оттого что история со жребием — чистый литературный вымысел, должны ли мы пренебрегать ею? Само собой, нет, отнять у Цезаря Рубикон — все равно что уполовинить его завоевания.

Империи, если верить учебникам истории, ничего не оставалось, как приходить в упадок. Эдуард Гиббон справедливо заметил, что «упадок и падение» растянулись и крайней мере на тысячу с лишним лет и происходили с переменным успехом. «Мир уже стареет, — заключил в середине VII века автор „Хроники Фредегара", — а поэтому пламя мудрости в нас затухает, сегодня не найдется уже никого, кто мог бы сравниться с писателями прошлого». Исторические произведения эпохи варварства, переселения народов и основания королевств действительно сильно отличаются от изящной прозы римских классиков, Тацита и Светония. Вместе с приходом на землю Европы новых народов появилась совсем иная, непохожая история, которую нам куда легче воспринять через призму художественной литературы.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке